Category: спорт

Агрессия, налоги, бан и гон

------///------


       Касательно общего языка с людьми, насколько представления различаются. Вроде бы все согласны, что агрессия – это плохо. Но что такое агрессия?

        Для либертарианца, например, любое налогообложение уже агрессия. Некто, с кем человек не вступал в договорные отношения, говорит, что ему полагается часть твоих денег, а он их потратит лучшим образом. Да плевать, каким образом. Важно, что данные отношения не являются добровольными.

        Конечно, жизнь – это не идеальные о ней представления. Прямо сейчас либертарианская утопия (как и любая другая, впрочем) невозможна в полном объеме. Т.е. совсем без налогов – сейчас пока не получится. Но они проходят по ведомству «необходимое зло», а не «социальное благо». И их нельзя собирать на что попало. Например, на проведение спортивных состязаний, существование театров, и т.д. – нельзя. Если театры и спорт в самом деле нужны, за них заплатят те, кому их надо. А если не заплатят достаточно, значит, не так уж надо.

        В данном случае я вижу агрессию там, где ее мало кто видит (хотя несколько миллионов людей на планете видят тоже самое). Или обратный пример. «Забанить» человека в соцсетях считается апогеем конфликта. Вот придти на чужую страничку и нести там заведомо чуждый хозяину гон – это еще ничего, дискуссия. А забанить – крайняя мера. По-моему, наоборот.

        Бан это лишь четко выраженный отказ от общения, довольно безобидная штука. «Я не хочу с тобой разговаривать». Здесь вообще не надо приводить причин, по которым не хочешь, кстати. Не хочешь и не хочешь – твое право. Все равно что один человек не обязан объяснять другому, почему он не хотел бы заняться с ним сексом. Вот не хотел бы – все, этого достаточно. А секс без согласия, кстати, называется словом «изнасилование».

        Странно, что нет специального слова для общения с человеком без его согласия. Нет, есть слова «спам», «троллинг» - но это все частности. Должно быть какое-то одно емкое слово. Бан лишь мягко выраженное «я тебя ментально не хочу», «не трахай мне мозг». Всегда же проще дурака забанить, чем подробно объяснить, где он дурак… До смешного доходило – даже неплохого человека иногда проще забанить, чтобы с ним не ругаться…

«Включить Сократа»

     ------///------


       У меня нет гарантии, что будет дальше – но пока мы живем во все более ласковом, безопасном мире.


       Я сова и последние годы, так получилось, гулял поздними вечерами, переходящими в ночь. Вот именно систематически. Еще лет 20 назад это была бы плохая идея. Каждый раз все было бы хорошо, но статистические массивы берут свое. И рано или поздно приключения бы нашлись, не убили – скажи спасибо.

       А здесь самая страшная история за все годы: меня ограбили. Но это ласковая плюшевая история.

       Часов в 11 вечера подошли смурные мужики. Давай, говорят, все деньги. Я аж удивился – настолько это нетипичная ситуация в ночном городе. Я не спортсмен, поэтому вариант «отмахаться» или «смотаться» не проходил. Мужики по виду скорее алкоголики, чем спортсмены, но все равно. И я прочитал им проповедь.

       Collapse )

Принимая форму сосуда

Один человек как-то отозвался о другом: «Неплохой он парень, только он такой… всегда принимает форму сосуда». Растекание жидкостью – мейнстрим и хороший тон современности.

Посмотрим на политику. Как сказал Сергей Кургинян, политики уже не делают политику в том смысле, как ее делали в 19 и даже еще в 20 веке. Они ее скорее обслуживают. Ну то есть нечто куда-то едет, а ему меняют масло, заправляют бензин, протирают тряпочкой. Меняют колесо. Но куда оно едет и зачем – это вопрос не к людям, которые «политики». Едет и едет, не дурное, само знает. Главное – мы при деле. Как это ничего не делаем? Вчера только такой болт вкрутили, и красочкой в прошлом месяце покрывали, и вообще… Как это ничего не делаем, когда вот написано: «главный штурман».

Конечно, они очень много работают, случается и по 15 часов в сутки без выходных. И, наверное, не даром едят хлеб с икрой, если бы другие крутились лучше – там были бы другие. Только вот омывать собой главные тенденции современности можно вообще без перерыва на отдых, но это не совсем чтобы политика.

К определению, что это, еще вернемся. Пока же пример, чтобы развеяться.

Есть такая страсть и напасть, как боление за футбол. По данным социологов, в России пиковое число болельщиков – около 40 миллионов. Примерно столько смотрели матчи, например, чемпионата Европы 2008 года. Причем каждый следующий матч – на несколько миллионов человек больше, чем предыдущий. Равнодушные поначалу втягиваются по ходу. Так вот, болельщиков, конечно, много, но это меньшинство населения, у нас все-таки 140 миллионов живет.Collapse )

Коллективизм по нужде

Ставка на «воспитание индивидуальности» парадоксально приводит к коллективизму. Что значит вообще – индивидуальный подход? А это значит развивать то, что лучше всегда развивается. Играешь в баскетбол – играй, читаешь книги – читай, лезешь в компьютер – лезь. Мальчик-математик свободен от физкультуры, мальчик-футболист свободен от синусов и котангенсов. Не надо «гармоническую личность» из каждого, не надо широким фронтом, надо как Наполеон – максимальная концентрация ресурсов в зоне прорыва. Предметы если не в школе, то в вузе – сугубо по выбору, никакого принуждения к типовому досугу, каждому свое. Только в крайнем случае спортсмен должен браться за книжку, а ученый за мячик (когда человек сам уже загибается, и побочный дефицит начинает мешать в главном призвании, так бывает).
Это максимизация и личного успеха, и общего блага. Но обе максимизации – при условии. Должна быть очень сложная и гармоничная социальная ткань. Другие должны прикрывать твои дефициты, а не играть на слабых местах. И если человек специалист-флюс, сколь угодно крутой специалист – он обречен на коллективизм, на встраивание в корпоративность. Поодиночке такие сдохнут.
При всей интроверсии, при всей своей мизантропии – мне порой кажется, я очень коллективист. В плане лояльности, корпоративности, договороспособности, даже банальной вежливости, и прочего такого. А чего делать-то?
Но общность из миллиона «флюсов» - цветущая сложность и непобедимый полис, а из миллиона «полугармоников», умеющих много чего, но на троечку – серость и обреченность. При этом индивидуализм в таком обществе будет зашкаливать. Вроде как сейчас в России.

Тяжесть речи

Дерриде виднее, что там первичнее, речь ли, письмо – но писать всяко проще, чем говорить. И не только мне, подозреваю, большинству грамотных людей тоже. Даже тем, кто почти не умеет ни первого, ни второго, сказать ту же мысль сложнее, чем написать. Это объективные трудности. Требуется большая собранность, надо быть здесь и сейчас. Где-то читал: у спортсменов олимпийская медаль считается ценнее, чем мировой рекорд. Именно потому что рекорд можно поставить в удобное время, в удобном месте, а олимпийское чемпионство – это «здесь Родос, здесь и прыгай». Так вот разговор – всегда тот самый Родос. И писатели при личном знакомстве всегда слабее, чем на письме. Если вы не закладываетесь на это изначально, лучше и не знакомиться. :)

Закос как признание

Хемингуэй говорил что-то вроде «моя литература это ничто, мой бокс это все». Все было, конечно, наоборот. Но такие признания симптоматичны: какие свои силы человек преувеличивает, какие преуменьшает. Сексуальная девушка может выдавать себя за деловую, лишь бы не признаться к сексуальности как главном своем капитале, и наоборот. Интеллектуалы, косящие под мачо, и наоборот. Какой бы случай ни взяли – к нему обязательно найдется свое «наоборот». Но перекос в какие-то стороны будет характерен – для данной страны, данной эпохи. И, может быть, это самое красноречивое признание в истинном характере места-времени, какое из него можно вообще выбить. Дальше от преамбулы можно перейти к конкретике, но… это уже дело техники, смешанное отчасти с делом вкуса.

Культуралы и цивилы

Порода «цивилизованных», отличная от породы «культурных». Масса технических средств, фишечек, примочек. «Знаем все ходы-выходы», «все схвачено», «в курсе новинок». Авто, айфоны, айподы, прочая изощренность в богопротивности. При этом совершенное занудство в плане страстей, целей. Оценки из букваря. Но в приложении к ним набор технических средств на 150 отмычек от этого мира.
«Культурные» - там другое. Может быть, полные идиоты в способах реализации довольно простых вещей. Но там – как бы это описать? Есть постоянная рекурсия к основаниям того, что делается, некая прозрачность себя – выложенная в разговор. На хрен говорить про отмычки, давайте сразу про сейф. Ну есть машина, а куда на ней ехать? Телефон, а кому звонить? Интернет, и что интернетить?
Но я сейчас передергиваю. Мне, конечно, симпатичнее свое сословие, чем чужое. И выходит апологетика.
А лучше не тот, кто свой, а тот, кто лучше. Даже еще грубее: кто сильнее, тот и лучше. Играющий от «цивилизации» может быть сильнее играющего от «культуры», а может быть и наоборот. Ну это как спрашивать, кто сильнее: боксер, самбист, каратист. Более зависит от степени погруженности, нежели от того, во что именно.
И все-таки кажется: доминирование «культуралов» над «цивилами» дало бы более интересный мир.
А сейчас, конечно, наоборот.

Гражданское общество в одно рыло

Человек болел против сборной России по футболу. «Если наши просрут отборочный матч, они не поедут на чемпионат мира, и слава богу: плюс три-четыре ночи, не испорченных фанатами под моим окном. Я бы даже отдал долларов десять, лишь бы наши просрали. Можно отдать и сто, только жаба задавит». Честный человек, правильный. Не фанатами спасется Россия, а такими вот. На уроках патриотизма и гражданского воспитания – или как это назвать? - надо осуждать болельщиков, а его приводить в пример. Хотя бы оттого, что его логика ближе к той, в которой рассуждают элитники, российские или не российские, неважно. Это здоровая логика особей, свободных от фетишизма слов и вещей. Чем больше народа в ней, тем сильнее народ.

Платоническая качалка

Как правило, дурак знает не меньше умного. Он не знает лишь одного: где именно кончается его знание. Абсолютный дурак не знает, что оно вообще имеет обыкновение кончаться. Философия, предстающая как «знание о незнании», в первом приближении - вот про это. «101 способ не быть дураком».
Концепты, которая она изготавливает, можно рассматривать как призмы, сквозь которые смотрят на мир - тогда это будет все-таки тип знания (но если знание науки это скорее карта местности, но знание философии это скорее оптический прибор). А можно рассматривать концепты как тренажеры, на которых накачивается… ну вот эта самая мышца, полная атрофия которая и есть банальная бытовая глупость (как и в случае с атлетом, заметим, гипертрофия перекачанного мышления – практически бесполезна в быту, по жизни). И совершенно все равно, на чем качаться. На Мерабе, на ГП, на Марксе, или вообще на Гаутаме по кличке Будда. Ну все равно что спорить, что эффективней – штанга, гиря, гантеля. Правильный ответ: кому что. Можно от пола отжиматься. «Чего делал?» - «Да вот качался Спинозой».
Правда, есть разница. Атлеты, если им приспичит померяться письками – могут помериться на руках, или еще как. Философам пока сложнее.