Category: спорт

Category was added automatically. Read all entries about "спорт".

Гений как соц. вакансия

------///------


   Ради разнообразия соглашусь таки с постмодерном. В каком-то смысле совсем уж «великие люди» кончились просто в силу устройства социального поля. Ибо величие – во многом функция поля, идеально цветет в идеально вертикальных моделях. Замените дерево на ризому как принцип сборки, и хоп, великие русские писатели как-то кончатся (и не только они).

   Одно дело, когда у нас условно 10 людей, которых, в силу неких социальных конвенций, признали писателями, и у каждого тираж 1 млн. экземпляров (советская модель, завязанная на вертикальное лицензирование и типографии). Другое дело, когда писателей 10 тысяч, а средняя аудитория 1 тысяча человек (всяк сам себе писатель, издатель и директор). Бывают, конечно, выбросы в ту или иную сторону, но в среднем – вот так.

   Стали ли писатели, от перемены модели, как-то хуже писать? Да нет, мой любимый Пелевин – ничем не хуже, скажем, Горького, но Центральный парк в честь него не назовут, и даже завалящую улицу. Даже админресурс не помог бы. У Прилепина отличный админресурс, живет душа в душу с текущей линией партии и правительства – но это не приближает к советским тиражам и улице им. Захара Прилепина. Разве что поедет и сгинет где-нибудь в горячей точке, но за чисто литературу – нет. При том, что он не хуже тех, кто жил душа в душу с партией в 1970 году.  

  Аналогично с кино, эстрадой и т.д. Если в стране 2 телеканала, сеть кинотеатров и все – любое пристойное советское кино обречено становиться культовым. Кто сейчас самый популярный певец в стране? Я понятия не имею. Доносятся какие-то имена, но вот если вспомнить хоть строчку? Между тем жить в 1980-х и не знать Аллу Пугачеву, полагаю, было невозможно. И дело вовсе не в Пугачевой.

   «Измельчал народ», «богатыри не мы» - пустые поговорки. Чистый профессионализм, полагаю, даже вырос, причем в любой области: спорт, музыка, кино, книги и т.д. Чемпион мира по шахматам 2020 года обыграет чемпиона мира образца 1980 года, без вариантов. Но чемпиона мира в 1980 году знала, наверное, половина простых советских людей, а сейчас это вопрос знатокам. Дело не в чемпионе. Причины ровно те же, почему замирали города, когда шел сериал «Место встречи изменить нельзя».  

   Вертикальные люди всегда хотят восстановить свои вертикали, но вот настолько – уже не получится.

   Хорошо это или плохо? Кому как. Реплика лишь уточняет правила игры, но вот начинающим и низовым авторам – пожалуй, в 21 веке будет повеселее. А без гениев: а). можно обойтись, б). можно съездить за ними в 19-20 века, в). можно заметить, что они никуда не делись.  
 

Идейный спорт

------///------


    Никогда особо не понимал, откуда берутся страстные фанаты спортивных клубов. У национальной сборной – понятно. Можно  осуждать государство и тут же болеть за «наших», по крайней мере, ясно, чем они наши. Но как вот человек понимает, что он болельщик именно ЦСКА, Спартака, Динамо? Они что,  прямо сильно отличаются?

    Другое дело, если бы команды создавались по какому-то принципу. Скажем, команда открытых геев против команды убежденных гомофобов. Сразу же напряжение и сюжет!

    А еще лучше разбиться клубами по каким-то идейным штукам. Клуб православных консерваторов, троцкистов, сталинистов, либералов, радикальных экологов, исламистов и т.д. Вот этих фанатов я бы понимал. И кстати, сразу понятно, где чьи цвета. Кому всю дорогу играть в красном, кому в зеленом, кому в радужном.  Сам бы, глядишь, потянулся к черно-желтому мерчу, как положено анкапу. Хотя пришлось бы делить его с русскими монархистами…

    Такой чемпионат немного бы разжигал гражданские чувства, назовем их так. Но параллельно их же и сублимировал. Сложно сказать, чего больше, но в любом случае – была бы поживее.

Культура это война

------///------


    Культура – это как бы война под видом дружеской беседы. Если бы это сказал какой-нибудь классик, я бы его сейчас процитировал. Но классики так вроде не говорили, пришлось придумать за них…

    Я к чему? В эволюции мемов (в самом широком смысле этого слова, по Докинзу) чья-то жизнь это всегда чья-то смерть. Пространство завтрашнего дня ограничено. Давайте заострю. Невозможно сказать что-то умное, доброе и вечное так, чтобы кто-то при этом не сдох. Или хотя бы что-то. Но обычно те или иные мемплексы это условие жизни и экспансии тех или иных типов людей. Любые, даже самые причудливые идеи – это не просто так, а фиксация чьей-то воли к власти.  

    Так что не стоит удивляться. Вот сидишь, мутишь истину. Думаешь, как было бы по уму. Как логичнее. Как лучше для всех. Ну, пусть не для всех. Для многих. Или для хороших людей как было бы лучше. Вроде так полагается.
Но нет идеи, сколь угодно благой, которая не ослабила бы чьих-то позиций. Кому-то всегда ножом по сердцу.
Единственное, что можно здесь облагородить – договориться о правилах. Даже на самой настоящей войне, не говоря уже о конкуренции или спорте, есть правила.

    Вот здесь у нас строго академический дискурс, здесь можно просто орать, что на душе, здесь можно орать матом, а здесь можно сразу приходить с гранатометом. Эдакая формализация площадок. Чтобы люди не попутали, и не поехали в горячую точку с цитатником Дерриды…

    Я предпочитаю строгий дискурс, хоть и простым языком  – исключительно потому, что лучше в него умею. Я совсем не владею гранатометом, так получилось. Русский матерный, вероятно, развит у меня, как у всех, так что снова без преимуществ, ну его.  

    Часть проблем коммуникаций, что предварительно не оговорено, что происходит: шахматы, бокс или ментальная поножовщина. Я не к тому, что можно обойтись мирно, повторюсь, культура – это война. Это лишь тоска по сегрегации дискурсов.

Игрища с обратной связью

------///------


    Генералы, согласно поговорке, готовятся к прошлой войне, я же подготовился наконец к прошлой болезни. Через три недели после начала мне пришло в ум таки заказать пульсоксометр, через четыре – мне его привезли. Как раз на тот свет, если бы история не заладилась.

   Но я не об этом. И  не о сатурации. С ней все хорошо (98), но с ней не интересно. Она высветилась, и все. А вот пульс, в отличие от старых добрых тонометров, тебе измеряют в реальном времени. И это прямо, как выяснилось, увлекательная игрушка.

   Сначала мне было волнительно (вдруг я согласно уровню сатурации уже умер), и первый пульс высветился аж 130. Но это в моменте. Поскольку обратная связь идеальна, начинаешь играть показателем. Думаешь что-нибудь спокойное (например, что все хорошо, а потом мы все равно умрем, и можно не волноваться), и смотришь, как пульс ползет тебе вниз… А потом думаешь какую-нибудь ерунду – и он ползет вверх. У меня он так летал в изрядном диапазоне.

   Не совсем еще Калиостро из «Формулы любви», что останавливал себе сердце, но тоже забавно. Попробуйте.

   Вообще, лучший тренажер чего угодно в моем понимании – дающий мгновенную и точную обратную связь. Я так 20 килограмм как-то скинул. Просто весы купил. Это уже достаточный тренажер для решения задачи, если вам действительно надо. 

«Включить Сократа»

     ------///------


       У меня нет гарантии, что будет дальше – но пока мы живем во все более ласковом, безопасном мире.


       Я сова и последние годы, так получилось, гулял поздними вечерами, переходящими в ночь. Вот именно систематически. Еще лет 20 назад это была бы плохая идея. Каждый раз все было бы хорошо, но статистические массивы берут свое. И рано или поздно приключения бы нашлись, не убили – скажи спасибо.

       А здесь самая страшная история за все годы: меня ограбили. Но это ласковая плюшевая история.

       Часов в 11 вечера подошли смурные мужики. Давай, говорят, все деньги. Я аж удивился – настолько это нетипичная ситуация в ночном городе. Я не спортсмен, поэтому вариант «отмахаться» или «смотаться» не проходил. Мужики по виду скорее алкоголики, чем спортсмены, но все равно. И я прочитал им проповедь.

       Collapse )

Принимая форму сосуда

Один человек как-то отозвался о другом: «Неплохой он парень, только он такой… всегда принимает форму сосуда». Растекание жидкостью – мейнстрим и хороший тон современности.

Посмотрим на политику. Как сказал Сергей Кургинян, политики уже не делают политику в том смысле, как ее делали в 19 и даже еще в 20 веке. Они ее скорее обслуживают. Ну то есть нечто куда-то едет, а ему меняют масло, заправляют бензин, протирают тряпочкой. Меняют колесо. Но куда оно едет и зачем – это вопрос не к людям, которые «политики». Едет и едет, не дурное, само знает. Главное – мы при деле. Как это ничего не делаем? Вчера только такой болт вкрутили, и красочкой в прошлом месяце покрывали, и вообще… Как это ничего не делаем, когда вот написано: «главный штурман».

Конечно, они очень много работают, случается и по 15 часов в сутки без выходных. И, наверное, не даром едят хлеб с икрой, если бы другие крутились лучше – там были бы другие. Только вот омывать собой главные тенденции современности можно вообще без перерыва на отдых, но это не совсем чтобы политика.

К определению, что это, еще вернемся. Пока же пример, чтобы развеяться.

Есть такая страсть и напасть, как боление за футбол. По данным социологов, в России пиковое число болельщиков – около 40 миллионов. Примерно столько смотрели матчи, например, чемпионата Европы 2008 года. Причем каждый следующий матч – на несколько миллионов человек больше, чем предыдущий. Равнодушные поначалу втягиваются по ходу. Так вот, болельщиков, конечно, много, но это меньшинство населения, у нас все-таки 140 миллионов живет.Collapse )

Коллективизм по нужде

Ставка на «воспитание индивидуальности» парадоксально приводит к коллективизму. Что значит вообще – индивидуальный подход? А это значит развивать то, что лучше всегда развивается. Играешь в баскетбол – играй, читаешь книги – читай, лезешь в компьютер – лезь. Мальчик-математик свободен от физкультуры, мальчик-футболист свободен от синусов и котангенсов. Не надо «гармоническую личность» из каждого, не надо широким фронтом, надо как Наполеон – максимальная концентрация ресурсов в зоне прорыва. Предметы если не в школе, то в вузе – сугубо по выбору, никакого принуждения к типовому досугу, каждому свое. Только в крайнем случае спортсмен должен браться за книжку, а ученый за мячик (когда человек сам уже загибается, и побочный дефицит начинает мешать в главном призвании, так бывает).
Это максимизация и личного успеха, и общего блага. Но обе максимизации – при условии. Должна быть очень сложная и гармоничная социальная ткань. Другие должны прикрывать твои дефициты, а не играть на слабых местах. И если человек специалист-флюс, сколь угодно крутой специалист – он обречен на коллективизм, на встраивание в корпоративность. Поодиночке такие сдохнут.
При всей интроверсии, при всей своей мизантропии – мне порой кажется, я очень коллективист. В плане лояльности, корпоративности, договороспособности, даже банальной вежливости, и прочего такого. А чего делать-то?
Но общность из миллиона «флюсов» - цветущая сложность и непобедимый полис, а из миллиона «полугармоников», умеющих много чего, но на троечку – серость и обреченность. При этом индивидуализм в таком обществе будет зашкаливать. Вроде как сейчас в России.

Тяжесть речи

Дерриде виднее, что там первичнее, речь ли, письмо – но писать всяко проще, чем говорить. И не только мне, подозреваю, большинству грамотных людей тоже. Даже тем, кто почти не умеет ни первого, ни второго, сказать ту же мысль сложнее, чем написать. Это объективные трудности. Требуется большая собранность, надо быть здесь и сейчас. Где-то читал: у спортсменов олимпийская медаль считается ценнее, чем мировой рекорд. Именно потому что рекорд можно поставить в удобное время, в удобном месте, а олимпийское чемпионство – это «здесь Родос, здесь и прыгай». Так вот разговор – всегда тот самый Родос. И писатели при личном знакомстве всегда слабее, чем на письме. Если вы не закладываетесь на это изначально, лучше и не знакомиться. :)

Закос как признание

Хемингуэй говорил что-то вроде «моя литература это ничто, мой бокс это все». Все было, конечно, наоборот. Но такие признания симптоматичны: какие свои силы человек преувеличивает, какие преуменьшает. Сексуальная девушка может выдавать себя за деловую, лишь бы не признаться к сексуальности как главном своем капитале, и наоборот. Интеллектуалы, косящие под мачо, и наоборот. Какой бы случай ни взяли – к нему обязательно найдется свое «наоборот». Но перекос в какие-то стороны будет характерен – для данной страны, данной эпохи. И, может быть, это самое красноречивое признание в истинном характере места-времени, какое из него можно вообще выбить. Дальше от преамбулы можно перейти к конкретике, но… это уже дело техники, смешанное отчасти с делом вкуса.

Культуралы и цивилы

Порода «цивилизованных», отличная от породы «культурных». Масса технических средств, фишечек, примочек. «Знаем все ходы-выходы», «все схвачено», «в курсе новинок». Авто, айфоны, айподы, прочая изощренность в богопротивности. При этом совершенное занудство в плане страстей, целей. Оценки из букваря. Но в приложении к ним набор технических средств на 150 отмычек от этого мира.
«Культурные» - там другое. Может быть, полные идиоты в способах реализации довольно простых вещей. Но там – как бы это описать? Есть постоянная рекурсия к основаниям того, что делается, некая прозрачность себя – выложенная в разговор. На хрен говорить про отмычки, давайте сразу про сейф. Ну есть машина, а куда на ней ехать? Телефон, а кому звонить? Интернет, и что интернетить?
Но я сейчас передергиваю. Мне, конечно, симпатичнее свое сословие, чем чужое. И выходит апологетика.
А лучше не тот, кто свой, а тот, кто лучше. Даже еще грубее: кто сильнее, тот и лучше. Играющий от «цивилизации» может быть сильнее играющего от «культуры», а может быть и наоборот. Ну это как спрашивать, кто сильнее: боксер, самбист, каратист. Более зависит от степени погруженности, нежели от того, во что именно.
И все-таки кажется: доминирование «культуралов» над «цивилами» дало бы более интересный мир.
А сейчас, конечно, наоборот.