Category: россия

Category was added automatically. Read all entries about "россия".

Главный зверь сова

------///------


       Из жанра удивительного: в опросе «Книга десятилетия красноярского автора» паблика «Проспект Мира» моя писанина, видимо, занимает первое место. Которая «Деньги без дураков». Если бы меня предварительно спросили, я бы ее вообще не пустил в опрос. Мол, чего позориться – кто ее вообще тут знает?

        Конечно, шибко серьезно тут относиться нельзя. Это же не глас с неба так заявил, а всего лишь 89 из 241 человек (мне так позывает страничка опроса на сегодняшнюю минуту, у второго места – 53 голоса). Это выборка лишь из тех, кому вообще не лень тыкать пальцами в опросы. Из тех, кто ходит в интернеты и читает «Проспект Мира». Если бы я не упомянул про опрос у себя – было бы меньше. А если бы кто-то замутил большую движуху в свою поддержку, может, первое место было бы за ним. К счастью, все достаточно разумны, чтобы не мутить флешмобы по таким поводам.

        Ирония ситуации еще и в том, что все остальные книги – литература, т.е. проза и поэзия, и только моя нон-фикшн. «В опросе зверь десятилетия побеждает… сова».

        Но несмотря на все оговорки, все равно приятно, ага.

        И чтобы не казаться излишне скромным с этими оговорками, в следующем году – также в Москве выходит книжка, также нон-фикшн, рабочее название «Мировоззрение как ошибка». Между философией, логикой, психологией и политикой. Мне она кажется важнее, чем «Деньги без дураков». Про инвестиции касается только тех, у кого они есть. Здесь касается всех. Хотя не все про это подозревают. 

Заколдованный Кремль

      ------///------

        Кремль все-таки заколдованное место. Вот что туда не попадет – на выходе будет самодержавие, православие и народность. Может быть, не православие, а какой-то евразийский марксизм-ленинизм, но это нюансы.


       История может быть забудет, но в конце 90х годов Владимир Путин был самым либеральным вариантом президента из проходных. Его называли: человек Собчака, человек Чубайса, человек Березовского. И все это в какой-то мере было по правде.

       Есть смешная история, как его заценил Глеб Павловский. Планерка в Кремле. 1998 год, на дворе дефолт и смятение. Звучит предложение ввести чрезвычайное положение. Нет, говорит глава ФСБ Владимир Путин, это слишком жесткая мера, такие вещи может делать только правительство, которое народ очень любит или очень боится, мы – ни то, ни другое, и должны действовать по-другому. Надо же, какой трезвый, адекватный силовик, думает главный политтехнолог страны…

       Что было дальше, история не забудет.

       Так вот, если не нравится царь, то нужно не менять царя (точнее, менять его мало), а расколдовывать место. «России нужны не добрые цари, а соблюдение Конституции без царей».

       Если просто поместить в Кремль условного «Навального», Кремль его переколдует. Сейчас Навальный похож на Ельцина образца 1989 года, который боролся с привилегиями номенклатуры и ездил в троллейбусе. Сейчас это «борьба с коррупцией». Это очень слабая программа – если с ней попасть в Кремль, будешь хотеть как лучше, а получится как всегда. Нужен не хороший царь, а никакой. Минимальное государство и республика. Для начала хотя бы семибанкирщина.

Спецонтологии

Мерещится фантастический сюжет, где бы герой, по мере развертки ситуации, распаковывал сам себе новые картины мира. Не «вдруг понимал, как это устроено», не «новая информация, переворачивающая картину мира», это понятно, это вечный сюжет. А именно был запрограммирован, что ли. Да хоть под гипнозом. Нес в себе эдакую онтологическую бомбу с взрывателем, заведенным на некий час или некое событие. «1 июля нажать красную кнопку и далее действовать по обстоятельствам». Последствия нажатия подскажут, как действовать и куда. Уснул и без всяких связей с внешними событиями - очнулся с иной картиной. Точнее, без таких связей, которые могли привести к таким изменениям в рамках прежней картины. То есть без личностного кризиса, и т.д. По модели вкл. - выкл. Сюжет таких трансформаций касательно тела дает нам жанр фантастического боевика. А здесь был бы чудесный метафизический боевик, если такое сочетание слов уместно. Причем сбрасывать шкуру надлежит не единожды, а хотя бы раз пять – мы же не о прозрении к истине говорим, а скорее о неком спецсредстве к неким спецзадачам. Кстати, при смене онтологии – летит к черту и прежнее понимание задач, и средств. Даже объектный мир летит к черту. Смена онтологии дает нам иную деятельность, а иная деятельность означает иное описание объектного мира. И это же офигеть! Дернул за веревочку – очнулся в ином мире. Совсем ином. То есть тело может пребывать там же, например, в Москве 2010 года. А мир будет отличен, ну не меньше, чем… Древний Рим от Лондона 20 века. Понятно, что метафора грубая, но как еще пояснять тонкие вещи?

Метрополия: филия и фобия

Есть что-то анормальное и подспудно нечестное в московском интеллигенте, ненавидящем Запад и все западное, и в провинциальном – ненавидящем Москву и все московское. Речь не об этике и эстетике выбора, а о какой-то норме, естественности, логичности, может быть. С точки зрения логики российского государства, взятого в самом себе, интеллигенция в нем избыточна, но существование Запада придает ей уместность. Также логика существования российской провинции исключает необходимость интеллигенции, но… Для московского интеллигента свет естественным образом исходит с Запада, для провинциального – из Москвы. Ну Солнце так устроено, что светит оттуда. Это не хорошо и не плохо, это не политическая позиция и не нравственный выбор. Это просто природа такая. Природа естественна. А плевать на солнце – неестественно.
Если солнце Запада, солнце США погаснет – России будет не возрождение, но окончательная хана. Аналогично, России будет хана, если погаснет Москва. «Они пьют все наши соки». Это правда. Пьют, конечно, на то и метрополия. Но они светят, они платят светом. Давайте, они погаснут. Будем жить в собственном соку. До Африки вон свет не доходит, ее и не эксплуатируют особо, в своем соку мрут.
Нет, правильная претензия и к Москве, и к Европе, и тем более к США возможна. Да, они светят. Но перед тем они погасили все иные солнца. Москва светит, но кто знает, не светили бы лучше другие столицы? А Германия или Франция – не были бы лучше США?
Странно обвинять метрополию, что она метрополия. Нога обвиняет голову, что надо ходить, дабы ее кормить. Почки объявляют суверенитет. Средний палец правой руки присоединяется в характерном жесте. Вот-вот. Метрополия лучше, чем ничего. Другое дело позволить себе воображаемый кастинг на эту роль.