Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

Бога нет, но он все видит

------///------


Я настолько далек от религии, что скорее анти-теист, чем всего лишь равнодушный атеист, или вежливый агностик. Но готов признать, что некоторые фразы с употреблением слова «Бог» несут хороший, правильный смысл. При том что Бога нет.

        Но при этом, например, «Бог все видит». Как регулятор поведения эта фраза означает, что нельзя делать гадости, глупости и некрасивости, даже если это никто не видит. Во-первых, не факт, что не видит (в 21 веке особенно!). Во-вторых, если ты пестуешь у себя вредную привычку (умеренно врать, ситуативно воровать, незаметно гадить), привычка все равно проявится заметным образом. В-третьих, кайф достоинства в том и состоит – чтобы быть джентльменом, когда не видно. Когда сильно видно, все разумные сволочи джентльмены.

        Аналогично, хороший смысл несет фраза «как Бог рассудит», «вверяю судьбу Господу» и т.д. Мы не можем управлять всем, что нам важно – и лучше в самом начале это признать. Хороший игрок не тот, кто выиграл, а тот, кто сделал для выигрыша все возможное. Но при этом может банально не повезти. Люди недооценивают роль случайности, зря. Не молитесь на победу, в половине случаев это означает лишь «повезло». Здесь вверить судьбу Господу означает лишь не впадать в излишний невроз…

        Если бы какая-нибудь религия заявила, что она всего лишь этика и психопрактика, для закрепления паттернов рассказывающая старые истории – рационалисту было бы не грех и уверовать.

        Ближе всего к этому откровению, вероятно, подошел буддизм. Мне он все равно не особо близок, но сама готовность пожертвовать мифологией ради практики – явно плюс в карму.

Еще одно прибежище атеиста

 

        Смешной вопрос: «чтобы ты сказал Богу, если бы предстал перед ним?»


      Учитывая, что я воинствующий атеист, я бы, для начала, охренел с удивления. А если бы удостоверился, что вот оно, таки Бог – издал бы, наверное, какой-нибудь вопль счастья. С Богом-то всяко лучше, чем без него.
  
         И вот еще вопрос: не страшно было бы, что за атеизм прилетит? Нет, конечно. Если правда то, что говорят о Боге – он хочет от нас не глупостей, а неких добродетелей, скажем так. Для человека моего рода занятий главная добродетель – честность. Именно исходя из нее я даже не агностик, а атеист. Нет в начале 21 века ни одного доказательства.

  
         Значит, желательно исповедовать атеизм.

  
         Неужели не видно, что Ричард Докинз или Фридрих Ницше –  жутко честные, в чем-то даже фанатичные праведники познания? А какой-нибудь дьякон Андрей Кураев на их фоне – всего лишь четкий ритор, пиарщик (я специально взял с той стороны одного из лучших)? Я с ним немного разговаривал как-то – софист софистом, ну его… Я вот думаю, Христос, воскресни сейчас, с Докинзом бы обнялся как с честным, порядочным человеком, а Кураева бы… предположу, что делегировал к фарисеям.


      И вот если бы Бог был – он же читает в сердце? Нисколько не смущало бы, что он прочитал у меня. Пусть его фарисеи боятся.

«Либераст» друг «мракобеса»

 

       Когда раздается статистика про 80% православного населения  России – кому с этого обиднее? Атеисту или честному верующему?


       Ведь обоих здесь как бы не посчитали, только по-разному. Первого не посчитали просто, реально нас, мягко скажем, не 20%. Второго посчитали наравне с теми, кто слово «православный» считает  синонимом слова «русский», или еще каким-то синонимом. Зачем нужно воцерковление – если посчитали и так?
    
         Когда говорил с настоящими верующими – в этом пункте обычно находили общий язык.

Свято место не пусто

   

       Интересно, а портрет первого лица в любом начальственном кабинете – чисто наша традиция? Или в мире тоже принято? И мэр каждого американского городка обязан менять портрет Обамы на портрет Трампа независимо от своей политической ориентации?


       Интересно, в чем символический смысл нормы. Подчеркивается феодальный характер отношений, каждый вассал вывешивает штандарт сюзерена? За неимением личного герба и штандарта – портрет. Локальные лидеры причащаются сакральной силе Верховного? Просто привычка – должно же что-то заменять нам изображение В.И.Ленина? Или так на местах понимают федерализм?  

Ставки на веру

 

       Настоящие убеждения только те, на которые мы готовы ставить что-то серьезное. В этом смысле, например, большинство якобы религиозных людей, поносящих науку – реально больше верят в науку, чем в Бога. Они не боятся летать самолетами, хранить деньги в электронных файлах, есть какую-то химию. Везде, где наука и полученная из нее цивилизация ставят штамп «одобрено», люди верят в сильном смысле этого слова. Вплоть до того, что легко доверяют этому штампу свою жизнь. Даже самые религиозные. Реальных поступков, основанных на том, что вот непременно есть Бог – в их жизни в среднем куда меньше…


       Вот шахиды – кажется, практически верят (и это страшно). А средний нормальный верующий обычно не такой уж и верующий. Если припрет, количество потребленных на душу таблеток будет больше, чем количество употребленных на душу молитв – независимо от конфессии.

       Конечно, есть фанатики-практики, но: а). обычно их мало, б). обычно они пугают «нормальных» верующих. Например, когда по религиозным соображениям умирают (или фактически убивают близких), отказавшись от медицины. Вот это уже серьезный жизненный выбор, он страшен, но он и редок.

       А нормальные-формальные верующие в практическом поведении ближе к атеисту, чем к верующему Средних Веков. Крестик им скорее бантик, элемент идейного декора. Они любят спорить «за веру», но явно не собираются по ней жить, как их средневековые братья. А значит, они уже давно переспорены сами собой. Просто им сказали, что крестик – надо, с Богом сам Президент, и т.д. Завтра скажут, что не надо, и все пройдет.

 

Что полезно, то и знание

   

       Любое работающее знание в каком-то смысле рациональное. Если оно отличается от твоего «рационального», и явно работает лучше – у тебя нет выбора. Ты выкидываешь свою модель и берешь чужую, теперь она тебе рациональная и родная.


       Таким нехитрым путем рационалист соберет себе лучшее знание из возможных. Вот говорят, что в религии сокрыты проверенными веками эвристики. Неважно, как это оформлено, но по этим правилам люди жили веками и как-то выжили, что уже немало. Нассим Талеб так говорит, кстати, православный. И я не спорю. Если это работает – давайте это сюда. Если это работает только в обертке, я готов взять даже эту обертку (хотя лучше чистые эвристики без нее).

       В этом смысле полемика не получается, спор завершен до его начала. Если ваши модели работают лучше, чем мои, и вы можете это доказать-показать – считайте, что теперь это и мои модели тоже. От моей гордыни не убудет. Если ваши модели не работают, работают хуже моих или у вас их нет вообще – разговор тоже окончен.

       Важные дискуссии более-менее типовые, ходы там записаны еще до начала партии. И если можно было перейти на сторону противника – я бы уже, наверное, перешел. Приводил этот парадокс: я настолько расположен к тому, чтобы меня переспорили, что переспорить меня почти невозможно… Не сочтите за манию величия…

По образу и подобию

Хотелось бы начать с одной истории, уже излагавшийся. Есть такой богослов Андрей Кураев, заточенный на работу с широкими интеллигентскими массами, от неглупого студента до профессора. Заточенный хорошо: большинство лекторов могло бы у него поучиться. Наш разговор с ним длился минуты две.

Собственно, был вопрос и ответ. Вопрос был задан из позиции журналиста, и, в общем, понятно, почему специалист может не любить журналистов как класс. Слишком часто они задавали отцу Андрею идиотические вопросы вроде «как вам наш город?». Или пытались, как в известном рассказе Шукшина, «срезать». Так что представляться журналистом в некоем роде опасно… Возможно, он не понял, что мне было действительно важно. Вопрос звучал примерно так: вы действительно настаиваете на уникальности вашей позиции в спасении душ? Действительно «только у нас»? Если маленький ребенок спросит «правда ли, что мои папа и мама попадут в ад, если они не христиане?», вы ответите «да»? По ортодоксии ответ только «да», или таки возможны варианты?

Не хочу обидеть человека умного, талантливого, но короткую нашу беседу отец Андрей, по большому счету, таки слил. Ответил что-то вроде «не могу вести с детьми философских разговоров, могу их только целовать». Ну хорошо, как ответите взрослому? Если от картинки перейти к сути вопроса? Не ответил, поступив политически грамотно. Аудиторию, надо полагать, ответ про целование детей вполне устраивал. А предметный разговор мог кончиться неизвестно чем, не факт, что для аудитории чем-то полезным. Но вопрос остался. Он повторялся и к другим, менее именитым, христианам, и православным, и католикам. И когда на него все-таки отвечали, ответы тяготели к двум полюсам. Collapse )

Фактор веры

Считается, что мировоззрение должно отражать какую-то там действительность. На самом деле символ веры скорее уж перпендикулярен миру фактов. Критерий силы здесь не в том, чтобы действительность отражать, а в том, чтобы ее изменять, совершенствовать, ломать об колено.

Чтобы далеко не ходить, возьмем разговор о «бессмертии души», от себя удаляться здесь воистину не надо. Никаких особых знаний не требуется, чтобы данный разговор поддержать. Но материалисты сразу же уводят его заведомо не туда. Они требуют «доказать наличие души», как требовали бы доказать наличие помидора в коробке, и вот эта умственная ошибка. Мол, дайте нам на это посмотреть или докажите научными методами. Что, не видно глазами? Приборы не фиксируют? Стало быть, поповские бредни… Не менее грустны здесь защитники тезиса, начинающие играть за него на заведомом поле противника. «Ученые взвесили, что в момент смерти куда-то испаряется десять грамм, так это оно самое». Но граммы здесь вообще не при чем, нормальный метафизик в эту сторону за поддержкой вообще не двинется.

Как решал вопрос Кант? Предельно корректно он означает, что вопрос о бессмертии души вообще не относится к миру наблюдений, весы и линейки откладываются уже на этой стадии. Затем он корректно доказывает, что доказать наличие души логически невозможно. Далее не менее корректно показывает, что нельзя доказать и ее отсутствие. Далее говорит, что это вообще неважно, когда речь заходит о вопросах мировоззрения. Есть нечто в мире или нет – вопрос к науке. Правомерно ли во что-то верить – вопрос не к ней. Вот человек уверовал в нечто, и мы смотрим на человека. Что с ним произошло после того, как принял для себя какие-то умственные конструкции? Это его усилило, ослабило, возвысило, убило?

Человек становится другим, смотрим на человека. Нам нравится, что происходит с человеком, уверовавшим в Абсолютный Дух по Гегелю или Великую Чучундру? Если нравится, то веровать в Абсолютный Дух или Великую Чучундру выбор не самый плохой. Оговоримся, что наличие Чучундры в мире эмпирических фактов, наблюдаемых наукой, не вытекает отсюда вообще никак.Collapse )

Восстание дураков

Когда-то Ницше красиво писал о «восстании рабов в морали». Чтобы углядеть восстание дураков в культуре, нет необходимости быть философом. Достаточно не принадлежать к восставшим.

Но сначала давайте дадим явлению что-то вроде определения. Вот этому бытовому и такому близкому явлению, как дурак. Обычно отвечают, что это, наверное, такой малознающий, темный человек. Но точнее сказать по-другому. У дурака проблемы не со знанием, у него скорее проблемы с незнанием. Это не человек, лишенный каких-то знаний. Это скорее человек, лишенный чувства незнания. Что намного хуже.

Попробую пояснить. В норме человек знает не только свое знание, но и то, где оно кончается. Вот фраза Сократа «я знаю, что я ничего не знаю» - про что это? Признание в невежестве, что ли? Нет, там упор именно на слове «знаю». А что такого знает Сократ? А он знает, где кончается знание у человека, и, в частности, у него самого.

Без этой штуки не бывает никакой компетентности. Человек, считающий, что полностью познал мир, становится невыносим. Он будет учить правителей править, писателей – писать, птиц – летать. Он не представляет саму возможность компетенции большей, чем его собственная. Если даже очевидно что-то не знает, то это и не надо – «без зауми проживем». А еще там все редуцируется к своему уровню. Дурак знает, что Маркс это про то, как «все взять и поделить», Христос про то, что надо «подставить левую щеку», Фрейд про то, что «гениталии рулят миром». На этом уровне дураку все понятно, он может соглашаться или не соглашаться, поиметь свое мнение. При этом то, с чем он соглашается или не очень, уже не есть Маркс, Фрейд, Христос и кто-то еще. Это всегда Маркс-штрих, Фрейд-штрих и прочее из жанра «если бы дурак был марксистом», «если бы дурак был фрейдистом». Дурак опровергнет кого угодно, хоть Иммануила Канта, хоть Гаутаму Будду. Но при этом всегда будет иметь дело с подменой: вместо реального персонажа он будет спорить с дурацким привидением в своей голове. Я, мягко выражаясь, не Будда, но меня идиоты опровергали десятки раз. Вот именно по схеме мастурбации на редукцию, творимой в своей дурацкой головушке. Collapse )

Ума палаты

Сильных мира сего подчас попрекают в глупости. Да полноте. Не бывает так, чтобы глупые люди собрались в одном месте, и этим местом было правительство. А вот альтернативно мыслящие – это да. Еще раз напомним, что это очень умные люди. Collapse )