Category: политика

О пользе коротких фамилий

------///------


      Я не видел таких исследований, но у меня есть гипотеза об обратной связи между длиной фамилии и успешностью. Причем в науке и бизнесе – вряд ли, а вот скорее в политике и шоу-бизнесе.

      Желательно, чтобы в фамилии был один-два слога. Трамп, Буш. Клин-тон, Рей-ган – тоже ничего. У нас ярко подтверждение Путин. Пять букв, два слога. Здесь у нас те же ценности, что у всех, никаких поправок на русскую идею.

      
Тоталитаризм ничего не меняет, все также. Ле-нин, Ста-лин, Гит-лер. Возможное, это очень небольшое преимущество каждый час, но с суммацией по итогу. Как в трейдинге.

      Преимущество простое, как и полагается. Публичную фамилию должно быть удобнее произносить. Удобнее – значит быстрее. Пусть это перевес в 0.01% каждый день, но сколько этих дней будет?

      У человека с фамилией, например, Борисоглебский почти нет шансов стать президентом России. И хуже шансы стать резидентом Камеди Клаб при тех же талантах сравнительно с четким двуслоговым пацаном.

      Хотите успешности в медиа и политике – режьте имя. Точнее, фамилию. Я сейчас почти не шучу. Не верите, спросите у Ленина-Сталина. Не хотите общаться с мертвыми коммунистами – спросите Трампа.

Профессиональные деформации

------///------


       Может быть, это ложное ощущение (я не измерял на больших массивах), но есть ощущение, как бэкграунд человека определяет мировоззрение. Конкретно, как образование и профессия смещают политический спектр. 

        Например, экономисты смещены скорее в либеральную сторону. Ну правильно, им по работе полагается знать, что Госкомцен и прочая шариковщина работают так себе.

        Историки смещены в сторону правого консерватизма. Хочешь что-то познать – сначала полюби. Чтобы разбираться в старине, желательно испытывать к ней симпатию. А это пакет, в который уже положено, например, недоверие к всевозможным «прогрессам».

        А вот философы и филологи – обычно более левые, чем в среднем люди их социального круга. Полагаю, здесь страх перед рынком. В глубине души люди понимают, что им нечего особо продать, и жмутся к идее социального государства, худо-бедно оно накормит. Причем желательно, чтобы государство одновременно тебя кормило и позволяло себя ругать, т.е. левизна здесь скорее в понимании Мишеля Фуко, чем Эвальда Ильенкова (евро-левые, скажем так).

        Полагаю, никто не возразит «а я вот знаю человека…». Уберите этого человека. Повторюсь, что я не считал на больших массивах, прикидка на глазок, но в основе десятки случаев.

Измерение пульса времени

------///------


Из переписки. Человек, уехавший из России, делает вывод по интернету – «у вас что-то назревает». В смысле, как оно пелось, перемен требуют наши сердца и т.д. Не-а. Не думаю. У него, наверное, очень особенный интернет.

        Спросили, какой критерий скорых перемен. Полагаю, простой: когда критическая масса начинает уделять общественным делам больше внимания, чем своим. Этого нет, и непонятно, с чего бы взялось.

        Если искать аналогии, сейчас застой, а не канун перестройки. Все, конечно, может смениться быстро. Но пока так. Хочешь улучшить свою жизнь, займись своей жизнью, а не политикой. И вот это мнение, которое в России разделяют почти все – независимо от политической ориентации.

К вопросу приватизации

------///------


       К вопросу «грабительской приватизации 90-х». Холопам объявили вольную, но землица осталась у помещиков. Хорошо бы, конечно, дали волю вместе с землей, но спасибо и так.

        Больше всего умиляют те, что считали себя хозяевами какой-то собственности – на том основании, что считались с ней воедино. «Еще бы я был не хозяин – я же такую барщину отпахал!».

Идеалы как наезд

------///------


Незнакомый человек попросил о мелкой услуге, глянул его страничку – а там Путин, Сталин и Православная Русь. Это особое, близкое к 100-процентной чуждости для меня сочетание. Я дружу с верующими людьми, знавал неглупых путинистов и левых. По отдельности, получается, еще можно. Но в сочетании это обычно хана детектед.

        Хана обойдется без моих услуг. Но все-таки – почему? Можно просто ответить – по кочану, и этого будет логически достаточно. Нет такой обязанности – филантропия. Не убий, не укради, не ври, не проявляй агрессию – это да, а благотворительность и любезность ты можешь добавить по вкусу (или не добавить вовсе, прав будешь в обоих случаях).

        Но все-таки там чувство сильнее, чем «я с этого не тащусь». Если единственное, что мне известно о человеке, например, его сталинизм, то мне известно, что это, в той или иной степени, мой противник. Его жизнь – это моя смерть, сорри за пафос.

        Все, что я люблю и умею – от писания текстов до торговли деривативами – стоит на наличии различных свобод. Свобода слова, совести, торговли и т.д. Зажми их все, и мне останется только  свободно спиться или сбежать – если не запретят и это. А говоря «Сталин» или «СССР» человек говорит «в гробу я видал условия твоей жизни». Он голосует на выборах, он разносит мемы в своей соцсети, и это косвенно уничтожает условия моего существования. 

        Collapse )

Невинность зла

------///------


         Пару лет назад случайно проводил занятие по истории, у неожиданно смышленых старшеклассников. Запомнилась карта предвоенной Европы. Там буквально были «территории, захваченные фашисткой Германией» и «территории, присоединенные Советским Союзом».

        Наверное, везде в мире принято писать в таких терминах, такой формальный бонтон. Нигде ведь нет министерств Нападения – везде только Обороны. Но смущает количество людей в РФ, всерьез так и полагающих. Это не цинизм и не агрессивность, а какая-то лютая детская непосредственность. Мой папа самый сильный. Моя мама самая красивая. Моя страна 1000 лет подряд всегда права. Но лучше иметь дело с циниками, чем с детьми (циник мог бы сказать, например, «моя страна не права, но это моя страна» - с этим можно спорить, но с этим можно разговаривать).

        Потом удивляются, почему нас не везде любят.

        Радовало лишь, что те старшеклассники были с каким-то иммунитетом. Им даже ничего не пришлось объяснять – потому что объяснить это невозможно.

Родина как неправда

------///------


      То, что пафосно называют Родиной – обычно просто большое юридическое лицо с обильно наслоившимся коннотатом. У каждого он немного свой. Но в целом считается приличным, если коннотат ввергает в священный трепет. И считается уместным, например, «отдать жизнь за Родину».

       За что именно веками отдавалась жизнь? Например, за случание таких фактов: «Родина продвинула границу на 100 км», «получили стратегические ресурсы», «узнали (как вариант - сохранили) военную тайну», «поддержали честь флага» (спросите подробнее у поклонников флага, как это, но так делают).

       Давайте подставим вместо слово «Родина» другое большое юридическое лицо, без сильных и давних коннотатов. Фразу в студию. «1205 человек отдали свою жизнь за ОАО «Сургутнефтегаз» в минувшем году, слава героям!». По счастью, нефтяные компании не требуют таких жертв, но вот если бы требовали? Например, их приносили бы в жертву Баалу за то, чтобы активы компании росли сильнее, чем у коллег, или чтобы их, например, не поглотила «Роснефть»?

       Collapse )

Император, Сенат и преторианцы

------///------


        Что такое сильная власть? Если у президента США будет рейтинг поддержки 10%, а у верховного правителя каких-нибудь земель Лимпопо 98%, значит ли это, что в Африке править надежнее и спокойнее?

        Там, где рейтинг национальных лидеров за 70-80%, понятно, что их власть – стоит на силе. Конкурентам просто не разрешено заниматься политикой, вот и весь фокус. 

        Но фокус еще и в том, что на Западе власть уже невозможно свергнуть силой. Если какой-то безумец помыслит военный переворот, в момент переворота рейтинг поддержки нелюбимой власти подскочит с 10% до 90%. Потому что есть институты. И, защищая нелюбимого президента, все будут защищать институты. «Это засранец, но это наш засранец! Руки прочь!»

        А там, где в мирное время рейтинг 90%, нормальных институтов обычно нет. При попытке переворота поддержка не подскочит до небес, а растворится. Все будут смотреть и тупо ждать – кто победит. Если главу Северной Кореи, например, его генералы завтра упакуют в наручники, рейтинг под 100% возникнет за одну ночь у его преемника, кто бы он ни был.

        Чем сложнее Сенату сместить императора, тем проще это сделать преторианской гвардии. Это обратная пропорциональность, увы. Половина советских лидеров была смещена путем ставки на грубую силу (Троцкий и его сторонники, Берия, Хрущев, по одной из версий – сам Сталин). С президентом США это невозможно.      

        И вот когда говорят, как за 20 лет в России укрепилась вертикаль власти… Просто сместились риски для нее. Не хотели зависеть от улицы, от своего Сената-Конгресса – пожалуйста. Можно посадить туда свою лошадь и наслаждаться видом. Но этим ты сам изменил тип правления. Теперь важно лишь, за кого генералы, потому что остальных давно не спрашивают.

        Что, так надежнее?

Политкорректность как калибровка



       С политкорректностью отчасти может примирить ее восприятие как процесса калибровки. Глупость, конечно. Но сто лет назад у человечества были в ходу другие глупости – уж никак не меньшие. И то, что происходит сейчас –  всего лишь откат, качание маятника. От модной дури начала 20 века про кастовость-расовость к модной дури начала 21 века, что люди вообще не делятся на плохих и хороших, «каждый хорош по-своему» и т.д.


       Странно было бы ожидать от тупого маятника, что он остановится ровно там, где надо, в точке научности, разумности. Конечно, он ее проскочил.

       В какой-то момент, наверное, он должен пойти обратно (любая упертая идеология, что нынешняя, что столетней давности – в крайних точках плохо совместима с жизнью). Так что, наверное, мы еще услышим про лучшие культуры и более полноценных людей – в академическом исполнении.

       Главное, чтобы амплитуда дури как-то уменьшалась со временем.

Крепкий ботаник против маскота тьмы

 

       В продолжение про шведскую девочку. Если искать в плохом что-то хорошее, вот идея: на ее фоне мог бы сейчас хайпануть любой, более-менее знающий английский язык и естественные науки, старшеклассник. Надо вызвать Грету Тунберг на научный баттл.


       Поскольку она еще не опытный политик, то может и согласится (если умные дяди рядом не отсоветуют). Далее ее разнести  - дело техники. Желательно, чтобы вызов исходил от девочки не старше 16 лет, но мальчик 17 лет – тоже сойдет. Главное, чтобы не взрослый. Если бы ее мог опровергнуть мимишный котенок, было бы еще лучше, но котята, к сожалению, хоть и понимают в физике примерно как Грета, не разговаривают. А многие старшеклассники – вполне.

       Разумеется, это не сломает религиозный феномен и не обратит вспять миллионы верующих. Но это было бы сильным началом карьеры как минимум для одного талантливого подростка. Не так много, но не так уж мало.

       Правда, у него (или у нее) должна быть крепкая психика. На миллион лайков будет миллион дизлайков. В отличие от здоровых эгоистов, борцы за всеобщее счастье зачастую злые, бесцеремонные люди. Будут и угрозы, и проклятия. Но зато будет и символический капитал, а в перспективе – не только символический. Чубайс терпел, и нам велел.