Category: наука

Магия, которая получилась

------///------


На чем основано доверие к науке у нормального рационального человека (но не ученого)? Это чисто прикидки по Байесу, по схеме «если, то».


        Например, к религии бесполезно приставать с пожеланием «яви чудо». Неверующим чудеса не положены. А наука дала столько запредельных штук, что… «Ученый великий шаман, однако. А великий шаман всегда дело говорит».

        Я считаю, что квантовая механика действительно описывает мир, но откуда я знаю? Я что, квантовый физик, и могу рассказать теорию, начиная с основ? Да нет, за нее сугубо косвенные свидетельства. Но весьма убедительные. Ученые дали то, что веками ждали от магов и священников – ощутимо лучший мир. Их колдовство работает, а значит, колдун не врет. Это по сути эвристика, а не 100% истина, но в жизни обычно хватает для ориентации.

        Также можно судить по стилю. Например, я не специалист в сложных вопросах эволюции, но в простых вопросах логики – наверное, разбираюсь. И когда ученый спорит за эволюцию с не ученым (магом, священником, блоггером), их стиль подсказывает, где правда. Это никогда не 100% уверенности, но столько и не надо. Наука и сама ни в чем не уверена настолько сильно.

Человек – это теория

------///------


Общепринято, что люди – идентичны самим себе. На протяжении жизни. Как пел Гребенщиков, «если я тот, про кого был написан мой паспорт…».

        Концепция строго необходимая, конечно. Иначе, если люди не идентичны, непонятно, как их держать в тюрьме («пять лет прошло – это уже не я убивал!»), как чествовать героев, если героизм временный (обычно мы чествуем их пожизненно).

        Но в том и дело, что идентичность там мерцающая, зыбкая. «Человек» ведь не только и не столько то, про что паспорт. И не только устаревающий объект весом 70 или 100 кг. Это что-то, что ведет себя определенным образом. «Узнаю друга Толю». Подождите – и не факт, что узнаете. Человек в 60 лет часто больше похож на некоего другого человека, чем на самого себя в 15.

        Мне вот тут написал добрый человек «а помнишь, как в 1995 году?». Парень с моим именем и фамилией как раз закончил школу – да, что-то помню. Но особой идентичности с этим парнем не ощущается. Понятно, что миллиарды клеток несут тот же ДНК, но жизнь – не генетическая экспертиза. В чем-то я бы поступил и подумал, наверное, как тот парень. А в чем-то – нет. Тысячи людей более похожи на меня, чем вот это. Настолько, что я не чувствую особой привязанности к тому, которое как бы я…

        И не я один такой. Возможно представить другие правила – с мерцающей, текучей идентичностью. «С 1 января можете, при желании, считать себя другим человеком. Только подпишите вот здесь, что выступаете наследником по его кредитам…»

        Человек – это лишь концепция.

Наука в трех смыслах

------///------


      Под «наукой» можно понимать довольно разные штуки. Проще всего то, на чем официально висит табличка «наука». Дяденька доктор наук, ему виднее, чем он занимается. Вот чем он занимается – то и наука. Обычно так и считается. Наука то, что в специально отведенных местах и то, чем занимаются люди со справкой.

       Я не знаю, как у естественников в хороших местах, надеюсь, что хорошо. Но знаю, как у гуманитариев иногда бывает в плохих местах. У философов, историков, социологов и т.д. Выправив себе справку, что он «наука», дяденька (или тетенька) далее начинает сходить с ума и пороть дичь, странную даже с точки зрения вменяемого прохожего. Есть профессора (знаю фамилии, но сейчас не скажу), над которыми смеются их 20-летние студенты, при условии, что студенты дружат с логикой.

       Я бы предпочел два определения науки, поуже и пошире. Первое – по методу. И неважно, где этим заниматься. Европейская наука рождалась в частной переписке любителей без всяких справок.

       А широкое определение таково, что включит вообще всех, включая вышеупомянутых сумасшедших. Даже включая креационистов, гомеопатов, теологов и прочее. Ты занимаешься наукой в широком смысле №2, если с тобой соглашается это обсудить занятый наукой в узком смысле №1. Легитимация через сам допуск к дискуссии. Если ты скажешь «гав-гав», с тобой не будет беседовать, но если ты скажешь «мировоззрение Докинза вопиюще антинаучно, а Писание нет», и с тобой на эту тему преломит микрофон хоть кто-то ученый, ты тоже занимаешься наукой. В очень широком смысле и очень хреново, но тем не менее.

      Collapse )

Куда отнести текст?

     

        К вопросу грани между «журналистикой» и «литературой» - раз, между «публицистикой» и «наукой» - два.


       Грубо, упрощенно, но все-таки. В первом случае вопрос для меня сводится к срокам хранения продукта. Если текст в бложике или СМИ может быть кем-то перечитан спустя год или десять, его можно вставлять в собрание сочинений. С тем же успехом это элемент книги. Литература это не только выдуманные истории.

       Подняться до означенных высот консервирования может не только колумнистика, но и очерк, репортаж, интервью – разумеется, не любые. Консервировать для вечности надо с небольшим элементом самой вечности.

       Когда я был журналистом, я был скорее писателем при газете. Далеко не все, мной тогда писанное, мне сейчас приятно на вкус – мягко скажем. С чего-то бы даже мутило. Но по моим формальным признакам это литература.  

       Публицистика же перерастает в науч-поп (или даже без приставки «поп») где-то с появлением ощутимой полезности. Может быть, опосредованной и не для всех. Но это модельки про мир, которые работают. В отличие от воззрений, которые просто интересны и забавляют.

     Collapse )

Крепкий ботаник против маскота тьмы

 

       В продолжение про шведскую девочку. Если искать в плохом что-то хорошее, вот идея: на ее фоне мог бы сейчас хайпануть любой, более-менее знающий английский язык и естественные науки, старшеклассник. Надо вызвать Грету Тунберг на научный баттл.


       Поскольку она еще не опытный политик, то может и согласится (если умные дяди рядом не отсоветуют). Далее ее разнести  - дело техники. Желательно, чтобы вызов исходил от девочки не старше 16 лет, но мальчик 17 лет – тоже сойдет. Главное, чтобы не взрослый. Если бы ее мог опровергнуть мимишный котенок, было бы еще лучше, но котята, к сожалению, хоть и понимают в физике примерно как Грета, не разговаривают. А многие старшеклассники – вполне.

       Разумеется, это не сломает религиозный феномен и не обратит вспять миллионы верующих. Но это было бы сильным началом карьеры как минимум для одного талантливого подростка. Не так много, но не так уж мало.

       Правда, у него (или у нее) должна быть крепкая психика. На миллион лайков будет миллион дизлайков. В отличие от здоровых эгоистов, борцы за всеобщее счастье зачастую злые, бесцеремонные люди. Будут и угрозы, и проклятия. Но зато будет и символический капитал, а в перспективе – не только символический. Чубайс терпел, и нам велел.

Капля злобы на злобу дня

------///------
   
       Представьте, что старый припадочный наркоман с 8 классами образования агитирует за снижение ставки Центробанка, выражая мнение в форме лозунгов, частушек и оскорбления прохожих. Допустим, вы ничего не понимаете в ставках, но вам нужно как-то отнестись к этому факту. Скорее всего, хватит контекста, мозг бессознательно проделает всю работу по теореме Байеса – добрые люди пожелают активисту лечиться и учиться, злые пожелают  проваливать.


     Вот главное, что касается феномена Греты Тунберг – наверное, самой известной девочке на планете в 2019 году. По теореме Байеса все против нее: она ребенок, неуч, психически больна, агрессивна. Она вряд ли сдаст экзамен по теме, которой «занимается с 8 лет». К самой девочке, кстати, нет претензий. Но то, как к ней отнеслось человечество – будут изучать в будущем.

     Сразу вспоминается «крестовый поход детей», как будто и не кануло 800 лет, как будто и не случились, например, наука и рациональный времена. Кстати, французский король Филипп, когда эта орава к нему приперлась – все-таки посоветовал детям разойтись по домам. Что выгодно отличает мракобесную французскую монархию от ООН и Европарламента.
 

Откуда берутся «политологи»?

 

      Кто такие в России «политологи»? Вот когда «передаем слово эксперту-политологу», кто его обычно возьмет?


      Насчитал четыре разновидности – три с половиной из них сомнительные.  
  
         Первый вариант, не очень частый, но встречается. Это экс-политик, которого списали более-менее вежливо. Можно было на пенсию, но ему там скучно. Поэтому давайте создадим под него специальный институт или хотя бы место. Даже поставим на довольствие, будем у него покупать бумажки задорого. Пусть это ляжет на бюджет, нам не жалко. Зато он уйдет по-хорошему. В элитных расторговках обычная логика. После этого на одного политолога в мире больше.

   
         Если журналист долго пишет о власти и трется при ней, от трения на нем образуется нечто ценное. Лет за десять натирается звание «политолога», если тебе надо. И даже если не надо – все равно случается. Молодые журналисты потом берут комментарии у бывалых, вежливо добавляя к фамилии «политолог».


     Collapse )

Конец света нам понравится

Вероятно, отрывок будущей книжечки. Вероятно, книжечки №3. Чем дальше в лес - тем абстрактнее. Книжка №1 про инвестиции прибыла на склады Альпины Паблишер и скоро порадует всех, кому надо. Книга №2 про рацуху - в общем уже есть, потихоньку тут появляется (но до типографии ей далеко). А книжка №3 окончательно за жизнь и за смыслы оной...

Касательно данного куска - самая длинная, самая спорная и, может быть, самая важная заметка в этом блоге. Спорная и важная - так бывает.

На всякий случай: автор скептичен почти ко всем алармистским сценариям. Большая часть "катастроф, грозящих человечеству" - в общем-то, не стоят особого внимания. Про них можно поговорить отдельно. Как-нибудь.

Немного перефразируя классика, "отверг сто теорий, и придумал на ту же тему сто первую - которая ему нравится".

Ну и, забегая вперед, то окончание истории, которое здесь - это, в общем, не больно. Это приятно. Можно будет расслабиться и наконец-то получить удовольствие. Буквально, это не метафора.

------///------


Collapse )

Ставки на веру

 

       Настоящие убеждения только те, на которые мы готовы ставить что-то серьезное. В этом смысле, например, большинство якобы религиозных людей, поносящих науку – реально больше верят в науку, чем в Бога. Они не боятся летать самолетами, хранить деньги в электронных файлах, есть какую-то химию. Везде, где наука и полученная из нее цивилизация ставят штамп «одобрено», люди верят в сильном смысле этого слова. Вплоть до того, что легко доверяют этому штампу свою жизнь. Даже самые религиозные. Реальных поступков, основанных на том, что вот непременно есть Бог – в их жизни в среднем куда меньше…


       Вот шахиды – кажется, практически верят (и это страшно). А средний нормальный верующий обычно не такой уж и верующий. Если припрет, количество потребленных на душу таблеток будет больше, чем количество употребленных на душу молитв – независимо от конфессии.

       Конечно, есть фанатики-практики, но: а). обычно их мало, б). обычно они пугают «нормальных» верующих. Например, когда по религиозным соображениям умирают (или фактически убивают близких), отказавшись от медицины. Вот это уже серьезный жизненный выбор, он страшен, но он и редок.

       А нормальные-формальные верующие в практическом поведении ближе к атеисту, чем к верующему Средних Веков. Крестик им скорее бантик, элемент идейного декора. Они любят спорить «за веру», но явно не собираются по ней жить, как их средневековые братья. А значит, они уже давно переспорены сами собой. Просто им сказали, что крестик – надо, с Богом сам Президент, и т.д. Завтра скажут, что не надо, и все пройдет.

 

Мистика по науке

 

       Помню, в юности интересовался разной полумистикой: осознанные сновидения, выход астрального тела из тела, и т.д. Из тела не ходил, но что-то осознанное сновидел (и сейчас иногда бывает: прикольно, но отнюдь не самое интересное в жизни).


       Во-первых, это никакая не мистика. Нормальные ученые без восторга, но всем этим занимаются, только без слова «астральный», конечно. Во-вторых, изучать все это стоило не по Кастанеде и прочему гону, а по науке.

         Например, «Наука о мозге и миф о своем Я. Тоннель Эго» Томаса Метцингера и что-нибудь вроде. Сейчас читаю как раз.