Category: лытдыбр

Апология бана: этика и прагматика

------///------


       Человек я бесконфликтный, по большому счету. Поэтому банить людей, потерев их дурные комменты, приходится достаточно часто. Обычно не здесь, а там, где мимо постов ходят большие толпы, и читателей не 100, а 2-3 тысячи человек (например, на Смарт-Лабе).

        Иногда бывает по настроению. Хамский и глупый коммент обычно просто удаляется как какашка вместе с автором по технике дезинфекции, а просто глупый – когда как. Если есть настроение, могу поспорить. А если нет настроения и «это оскорбляет мой вкус», проще грохнуть и блокнуть. Здесь логика, как у редактора мини-СМИ: вы хотите опубликовать в моем блоге некий мини-материал, но мне виднее, что в нем должно быть.

        А вообще, как писал один автор, «бан несет мир». Споры на грани ругани - эскалация конфликта. Наконец, неэкономично. Основательно поспорить займет энное время. Мне это ничего не даст, собеседнику тоже, прохожим – как повезет.

        За это время, коли у меня писательский зуд, я мог бы написать отдельную заметку. Что кратно интереснее мне и миру. Не то, что она сильно бы сдвигала куда-то мир и меня – но срач в комментах обладает этой способностью еще менее. Чтобы он имел хоть какой-то смысл, ругаться надо с умным и воспитанным человеком, поди его еще отыщи…

 

Куда отнести текст?

     

        К вопросу грани между «журналистикой» и «литературой» - раз, между «публицистикой» и «наукой» - два.


       Грубо, упрощенно, но все-таки. В первом случае вопрос для меня сводится к срокам хранения продукта. Если текст в бложике или СМИ может быть кем-то перечитан спустя год или десять, его можно вставлять в собрание сочинений. С тем же успехом это элемент книги. Литература это не только выдуманные истории.

       Подняться до означенных высот консервирования может не только колумнистика, но и очерк, репортаж, интервью – разумеется, не любые. Консервировать для вечности надо с небольшим элементом самой вечности.

       Когда я был журналистом, я был скорее писателем при газете. Далеко не все, мной тогда писанное, мне сейчас приятно на вкус – мягко скажем. С чего-то бы даже мутило. Но по моим формальным признакам это литература.  

       Публицистика же перерастает в науч-поп (или даже без приставки «поп») где-то с появлением ощутимой полезности. Может быть, опосредованной и не для всех. Но это модельки про мир, которые работают. В отличие от воззрений, которые просто интересны и забавляют.

     Collapse )

Коуч, где не ждали

------///------

Начитавшись моего философского блога Вконтакте, женщина похудела на 5 см в талии и полагает, это только начало. Прислала фото про талию (немного стесняюсь его выкладывать) и коммент, его не стесняюсь.

«Нижайше кланяюсь, целую вашу светлую голову, благодарю за подарок. Метод обратной связи работает - результат на талии, за месяц минус пять сантиметров. Но есть куда двигаться, впереди шесть месяцев. Дорогие соплеменницы, все-таки есть умные мужики, и их надо иногда слушать».

Так и должно, правильная философия - обычно технологична, и отвечает на вопрос "как?". "Как правильно думать?", "как правильно делать?", "как нам обустроить чего-то?" и т.д. Неправильная - часто онтологична. Она отвечает на вопрос "как устроен мир на самом деле?", после чего обычно несет антинаучную глупость.

И это я добрый, деньги беру только за финансовые штуковины (и то не всегда), вес сгоняю за спасибо.


Но ежели закроют биржу – пойду коучить народы. Скажу, сами напросились.

Писателям это не надо!

  

       Распространено заблуждение, что писатели обожают дарить свои книги с автографами. Хочешь сделать автору приятное – попроси книжку с автографом. Как живой автор, ответственно заявляю, что это чушь.


       Поймите правильно. «Вышла книжка» обычно не означает, что тираж лежит штабелями дома и непонятно, куда его деть (хотя можно представить и такое). В нормальном случае издатель присылает 5-10 авторских экземпляров, они влет уходят по тем, кому это надо – из числа родственников, друзей, деловых партнеров. 1-2 экземпляра остаются себе, ими ты машешь на людях. 

       Когда еле знакомый, или даже хорошо знакомый человек просит «книжку с автографом», он фактически предлагает мне – что? Пойти купить за несколько сот рублей свою книжку и подарить ему. Да вот на фиг мне такое счастье. Хотите сделать автору приятное – купите и попросите подписать.

       На самом деле, конечно, «подари с автографом» - чаще всего фигура речи. Обычно никому ничего не надо (хотя бывают исключения), это как бы жест вежливости. Один как бы попросил, другой как бы пообещал, и как бы оба друг друга уважили. Но даже как фигура речи это довольно странный обычай. «Я тебя уважаю, поэтому ты мне, хотя бы на словах, должен подарок».

Хамство от ума

   

        Сегодня побывал на радио. Говорили про мою денежную книжку. Все хорошо, только мало. Успел рассказать, как дошел до жизни такой, что пишу такие книжки. Начал про саму книгу, но эфир как-то быстро кончился.


       Впору начать вести семинары, просто чтобы досказать что-то до конца.

       Из смешного: по словам ведущих, во время передачи начальство им писало, чтобы я выражался вежливее. Мол, я почти матерюсь. Не знаю, хорошо это или плохо.

       Возможно, это проблема излишней интеллигентности. Возьмем тех политиков и бизнесменов, что вышли из гопоты. У них какая проблема? Чтобы гопничество не лезло на людях, поэтому выражаться надо нарочито «культурно». Как гопник понимает культурность? Прежде всего как штампы, занудство, канцелярит. Отсюда у нас такие скучные деятели.

       Моя проблема обратная. Я не могу в обществе нормальных людей употреблять выражение типа «трендфолловинг на межфьючерсный спред». Даже слова онтология или опцион – уже за гранью приличия. Всегда ищу максимально простые выражения для довольно сложных вещей. Иногда, видимо, перебарщиваю. Но лучше в ту сторону, чем в сторону эпистемологий и экспираций.

Про обратную связь: присказка («Как я похудел на 24 кг»)

------///------


        Начнем с истории, как я похудел на 24 килограмма за 7 месяцев. Без умных диет, силы воли, мучений и напряжений. На одном простом упражнении. Хотя назвать это упражнением шибко громко, скорее подойдет «привычка». С одним условием, правда – мне было действительно надо. Если бы мне казалось, что надо, а на самом деле не надо, ничего бы не вышло.

        Любители тренингов, ау! Сейчас вы задаром услышите о суперметодике. Может быть, одолев лень, я создан вокруг этого трюка небольшую зожную секту. Пока что метод всем, даром и пусть никто не уйдет обиженным.

        На всякий случай, если кому интересно, вернулся ли лишний вес? В таких делах это важно. Он потихоньку наползает обратно. Опять-таки без мучений и напряжений, вяло держу оборону, за четыре года вернулось где-то половина сброшенного. Знающие статистику должны аплодировать: это неплохой результат.

        Где-то в конце 2014 года я случайно взошел на весы (хороший глагол взошел, торжественный: обычно всходят на эшафот или хотя бы на трибуну) и нашел в себе 113 килограммов. Для роста 188 сантиметров это не чудовищно, но уже сильно много. Мне почему-то, впервые в жизни, стало грустно по этому поводу. Я решил что-то делать.

       Collapse )

Целевая аудитория

------///------


    Прикольно, когда контекстная реклама Вконтакте пытается продать мне мою же книгу. Чувствует, стало быть, целевую аудиторию.

     Реклама была от Читай-города, ссылка вела бы на https://www.chitai-gorod.ru/catalog/book/1205636/

     Также книга лежит в Альпине https://www.alpinabook.ru/catalog/book-555670/

     А в Озоне как кончилась, так пока так и не подвезли.

Аквариум и мировоззрение рыбок

  

       Иногда, чтобы понять про место, сначала нужно из него выйти. Например, находясь на кафедре, сложно оценить всю странность и бесполезность типового «учебного курса», даже если он странен и бесполезен. В моем случае это была кафедра философии – но боюсь, на любой гуманитарной кафедре та же оптическая иллюзия (про не гуманитариев не ведаю и вежливо молчу).


       Пока ты внутри, все нормально. Если посмотреть извне: «боже, что это?». При том, что там хорошие люди, но вот какой-то морок, что ли… Рыбки не видят дальше аквариума.

       В каждом аквариуме свое особое видение. В масс-медиа и пиаре все уверены, что заказчик всегда прав – хотя в мире куча мест, где наоборот. В Союзе писателей все чересчур серьезны к изданию бумажных книг, хотя считать пора не «издания», а живых людей, кому это надо. Я сейчас говорю по тем емкостям, где более-менее бултыхался.

       Опыт других аквариумов, думаю, где-то схож. Нет таких, откуда «объективно видно».