Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Снова без дураков

------///------


        По поводу названия новой книги. Изначально предлагал «Мировоззрение как ошибка», оно довольно точно отражает суть дела. В конечном счете книга про то, как разная глупость возникает, нравится людям и становится картиной мира. И проще помереть, чем с ней расстаться.

        Но в «Эксмо» сказали – не-а. Слово «мировоззрение» в книге можно, а на обложку лучше не надо. В том смысле, что оно слегка старомодное, длинное, пыльное и не продается.

        Ну, издательству виднее. Оно же само предложило вариант «Философия без дураков». То есть как бы продолжение серии («Деньги без дураков» уже были), издатель новый, серия продолжается. Пусть так.

        Много чего еще можно сделать без дураков.

Главный зверь сова

------///------


       Из жанра удивительного: в опросе «Книга десятилетия красноярского автора» паблика «Проспект Мира» моя писанина, видимо, занимает первое место. Которая «Деньги без дураков». Если бы меня предварительно спросили, я бы ее вообще не пустил в опрос. Мол, чего позориться – кто ее вообще тут знает?

        Конечно, шибко серьезно тут относиться нельзя. Это же не глас с неба так заявил, а всего лишь 89 из 241 человек (мне так позывает страничка опроса на сегодняшнюю минуту, у второго места – 53 голоса). Это выборка лишь из тех, кому вообще не лень тыкать пальцами в опросы. Из тех, кто ходит в интернеты и читает «Проспект Мира». Если бы я не упомянул про опрос у себя – было бы меньше. А если бы кто-то замутил большую движуху в свою поддержку, может, первое место было бы за ним. К счастью, все достаточно разумны, чтобы не мутить флешмобы по таким поводам.

        Ирония ситуации еще и в том, что все остальные книги – литература, т.е. проза и поэзия, и только моя нон-фикшн. «В опросе зверь десятилетия побеждает… сова».

        Но несмотря на все оговорки, все равно приятно, ага.

        И чтобы не казаться излишне скромным с этими оговорками, в следующем году – также в Москве выходит книжка, также нон-фикшн, рабочее название «Мировоззрение как ошибка». Между философией, логикой, психологией и политикой. Мне она кажется важнее, чем «Деньги без дураков». Про инвестиции касается только тех, у кого они есть. Здесь касается всех. Хотя не все про это подозревают. 

Лайфхак по лоховодству

------///------


Зашел в книжный за особо правильной гелевой ручкой, и как-то затянуло к книгам. В шкафу, где стоит про инвестиции – вся палитра, от почтенного Дамодорана до такого… Все равно что в винном магазине на одной полке с виски стоял бы, например, спирт пополам с водой (и не факт, что этиловый).

        Например, в аннотации одной из книг сразу берут быка за рога, и читателя обещают научить инвестировать с годовой доходностью, кажется, «от 50% до 250% годовых». А чего не 350%? На всякий случай, если кто еще не знает – это исчерпывающее признание. Я не знаю, что в этой книге. Я знаю про нее только то, что ее не надо читать.  

        Collapse )

Кругом одни модели

------///------


       Есть мысль (возможно, это иллюзия, но мне приятно ее разделять), что при одинаковом тираже нон-фикшн оставляет на реальности больший след, чем фикшн. «Вы даете эмоции, а мы меняем образ мыслей».

        Хотя понятно, что сильная проза – влияет на образ мысли, а сильный науч-поп – на чувства. Лучший образовательный контент сейчас такой, что отчасти он развлекательный: невкусную таблетку хуже едят. Посмотрите, как пишут, например, Докинз, Деннет или Талеб.

        А развлекательный контент всегда был отчасти образовательным. Одна моя знакомая как-то трогательно назвала порно «обучающим видео». Вплоть до «Евгения Онегина», который, как известно, энциклопедия русской жизни.

        Любое удачное произведение, повторюсь – обучающий мануал или памятник эпохе. Или все сразу. Скажем, Виктор Пелевин и… подставьте то, что вам нравится.

        Любая книга, фильм – это модель мира. И как модель, это компактно передает какой-то опыт. Всегда. Иногда бывает опыт так себе, модель, которая хуже отсутствия модели. Как и в паранауке, где полно своих астрологий и конспирологий. Но сильное произведение – обычно запечатанный сильный опыт. Передаваемый публике с некоторым приемом.

        Но начал я с того, что без приема, в лоб, прямым текстом – часто удар сильнее…

Конспект моей книги

Отличный конспект моей книги - в сотне твитов Павла Комаровского https://twitter.com/Rational_Answer/status/1163884047..

Итоговое резюме от того же собрата по разуму http://www.rationalanswer.ru/2019/10/16/silaev-book/?..  

Куда отнести текст?

     

        К вопросу грани между «журналистикой» и «литературой» - раз, между «публицистикой» и «наукой» - два.


       Грубо, упрощенно, но все-таки. В первом случае вопрос для меня сводится к срокам хранения продукта. Если текст в бложике или СМИ может быть кем-то перечитан спустя год или десять, его можно вставлять в собрание сочинений. С тем же успехом это элемент книги. Литература это не только выдуманные истории.

       Подняться до означенных высот консервирования может не только колумнистика, но и очерк, репортаж, интервью – разумеется, не любые. Консервировать для вечности надо с небольшим элементом самой вечности.

       Когда я был журналистом, я был скорее писателем при газете. Далеко не все, мной тогда писанное, мне сейчас приятно на вкус – мягко скажем. С чего-то бы даже мутило. Но по моим формальным признакам это литература.  

       Публицистика же перерастает в науч-поп (или даже без приставки «поп») где-то с появлением ощутимой полезности. Может быть, опосредованной и не для всех. Но это модельки про мир, которые работают. В отличие от воззрений, которые просто интересны и забавляют.

     Collapse )

«Внеклассная алхимия» №2

  

        Вышла новая книга. Честно оговорюсь, книжка категории Б. Категория А – это когда свежий текст, федеральное издательство, развоз по всей стране и всему интернету. И, разумеется, на обычных коммерческих основаниях в предположении, что книжка себя окупит и всем будет счастье («Деньги без дураков» были из этой серии, например).


       Вариант Б – это скромный тираж на местной почве, обычно какой-то грант. «Внеклассная алхимия» в 2016 году была отсюда. Видимо, это становится нашей традиционной рубрикой – в начале октября вышла «Внеклассная алхимия-2».

       Принцип тот же: древняя публицистика, не противная мне сейчас. Лет 10 назад у меня тоже был философический блог. Вот прямо здесь, в ЖЖ.

       Старье, но родное. Сейчас я думаю немного не так, как тогда, но тот автор тоже имеет право на жизнь.

       Если это кому надо, можно приходить и у меня отбирать. Чтобы не отбирали совсем уж на растопку, отбирать можно за 200 рублей в центре города Красноярска или 300 рублей почтой. Это не бизнес, мягко скажем,  просто критерий – надо или нет.

внеклассная алхимия

Поэзия прирожденных убийц

  

        К вопросу смягчения нравов по ходу истории.


       Вот насколько, интересно, есть понимание в массах, что Пушкин, Лермонтов и люди их круга – круче и опаснее, чем типовой ганста-рэпер? В одном случае человек поет про то, как пули свистят, про стрелки-разборки, но разве он кого-то реально убивал? В другом – мокруха настолько фоновое явление жизни, что ее даже не особо замечают, пишут стихи про осень.

       Между тем у Пушкина в жизни было почти 30 дуэлей. И это не разборка, где можно побазарить и разойтись, это много жестче. Иногда дуэль могла не состояться, но обычно это означало, говоря языком последующих эпох, что два пацана подписались валить друг друга наглухо, без отмазов. И никакого особого драматизма вокруг этого. Осень, прекрасная пора, лошадки, крестьянки, вчера замочил какого-то чела, сегодня был вкусный торт.

       Любой дворянин – это профессиональная машина для убийства, помимо всего прочего (это хорошо показано, например, в фильме «Дуэлянт»). Мы за лошадками, крестьянками и прекрасной порой не очень чувствуем, но это так.
   
         Обычный интернет-срач 21 века – в 19 столетии повод навалить гору трупов. Отсюда, кстати, запредельная вежливость, так поражающая нас, например, в переписке аристократов. Перед тем как с чем-то не согласиться, три раза извинись, улыбнись и «милостивым государем» прикройся. Но надо понимать: это вежливость абсолютных хищников, прирожденных убийц. За базар там отвечали слишком быстро и слишком жестко, чтобы за ним не следить.

    
          Нам отсюда кажется: какое галантное обхождение. Конечно, у кого были проблемы с галантностью – те на кладбище. В каком-то смысле мы живем в очень безответственную эпоху. Но сильно безобидную и плюшевую, если сравнивать с тем, как было обычно. 

Писателям это не надо!

  

       Распространено заблуждение, что писатели обожают дарить свои книги с автографами. Хочешь сделать автору приятное – попроси книжку с автографом. Как живой автор, ответственно заявляю, что это чушь.


       Поймите правильно. «Вышла книжка» обычно не означает, что тираж лежит штабелями дома и непонятно, куда его деть (хотя можно представить и такое). В нормальном случае издатель присылает 5-10 авторских экземпляров, они влет уходят по тем, кому это надо – из числа родственников, друзей, деловых партнеров. 1-2 экземпляра остаются себе, ими ты машешь на людях. 

       Когда еле знакомый, или даже хорошо знакомый человек просит «книжку с автографом», он фактически предлагает мне – что? Пойти купить за несколько сот рублей свою книжку и подарить ему. Да вот на фиг мне такое счастье. Хотите сделать автору приятное – купите и попросите подписать.

       На самом деле, конечно, «подари с автографом» - чаще всего фигура речи. Обычно никому ничего не надо (хотя бывают исключения), это как бы жест вежливости. Один как бы попросил, другой как бы пообещал, и как бы оба друг друга уважили. Но даже как фигура речи это довольно странный обычай. «Я тебя уважаю, поэтому ты мне, хотя бы на словах, должен подарок».