Category: криминал

Террористы и сосульки

------///------


      Можно посчитать, сколько людей гибнет от терроризма и сколько, например, от упавших на голову сосулек. Затем посчитать, сколько примерно стоит одна жизнь, спасенная от потенциального падения сосульки – и от потенциальных террористов. Очень примерно, через соответствующие расходы. «Сколько надо денег, чтобы спасти дополнительно одну жизнь?»

        Назвать это «предельная стоимость человеческой жизни». Дело не в сосульках… в эту схему можно вписать снятие любых рисков. И финансировать сначала там, где стоимость ниже. Пока цена более-менее не сравняется по всем «группам риска».

        Боюсь, некоторые открытия на этом пути могут шокировать.

«Включить Сократа»

     ------///------


       У меня нет гарантии, что будет дальше – но пока мы живем во все более ласковом, безопасном мире.


       Я сова и последние годы, так получилось, гулял поздними вечерами, переходящими в ночь. Вот именно систематически. Еще лет 20 назад это была бы плохая идея. Каждый раз все было бы хорошо, но статистические массивы берут свое. И рано или поздно приключения бы нашлись, не убили – скажи спасибо.

       А здесь самая страшная история за все годы: меня ограбили. Но это ласковая плюшевая история.

       Часов в 11 вечера подошли смурные мужики. Давай, говорят, все деньги. Я аж удивился – настолько это нетипичная ситуация в ночном городе. Я не спортсмен, поэтому вариант «отмахаться» или «смотаться» не проходил. Мужики по виду скорее алкоголики, чем спортсмены, но все равно. И я прочитал им проповедь.

       Collapse )

Поэзия прирожденных убийц

  

        К вопросу смягчения нравов по ходу истории.


       Вот насколько, интересно, есть понимание в массах, что Пушкин, Лермонтов и люди их круга – круче и опаснее, чем типовой ганста-рэпер? В одном случае человек поет про то, как пули свистят, про стрелки-разборки, но разве он кого-то реально убивал? В другом – мокруха настолько фоновое явление жизни, что ее даже не особо замечают, пишут стихи про осень.

       Между тем у Пушкина в жизни было почти 30 дуэлей. И это не разборка, где можно побазарить и разойтись, это много жестче. Иногда дуэль могла не состояться, но обычно это означало, говоря языком последующих эпох, что два пацана подписались валить друг друга наглухо, без отмазов. И никакого особого драматизма вокруг этого. Осень, прекрасная пора, лошадки, крестьянки, вчера замочил какого-то чела, сегодня был вкусный торт.

       Любой дворянин – это профессиональная машина для убийства, помимо всего прочего (это хорошо показано, например, в фильме «Дуэлянт»). Мы за лошадками, крестьянками и прекрасной порой не очень чувствуем, но это так.
   
         Обычный интернет-срач 21 века – в 19 столетии повод навалить гору трупов. Отсюда, кстати, запредельная вежливость, так поражающая нас, например, в переписке аристократов. Перед тем как с чем-то не согласиться, три раза извинись, улыбнись и «милостивым государем» прикройся. Но надо понимать: это вежливость абсолютных хищников, прирожденных убийц. За базар там отвечали слишком быстро и слишком жестко, чтобы за ним не следить.

    
          Нам отсюда кажется: какое галантное обхождение. Конечно, у кого были проблемы с галантностью – те на кладбище. В каком-то смысле мы живем в очень безответственную эпоху. Но сильно безобидную и плюшевую, если сравнивать с тем, как было обычно. 

Суицид как мера цивилизации



       Мне кажется, не надо бояться числа самоубийств. Я бы только из вежливости предположил, что если взрослый человек принимает окончательное решение, он все равно максимизирует свою полезность, как ее понимает. Потому что бывает жизнь – хуже смерти. И не нам решать за других. За себя решили, что хотим жить, и супер.


       Я бы даже ввел новый показатель качества жизни. Это когда число самоубийств в обществе превышает число убийств. Немного страшный показатель, но интересный. В чем-то это важная точка для цивилизации. Раньше, конечно, лидировали убийства. Сейчас в развитых странах – уже нет.

       И даже Россия по этому показателю – комфортная и цивилизованная страна.

Ложь последнего сорта

  
        Глупость, по-моему, худший вид лжи. Именно потому, что бескорыстна, там нет бенефициара, одни потерпевшие. Корыстная ложь обычно перераспределяет блага. Не создавая новых – раз, и с транзакционными издержками – два, что главный грех всех жуликов с позиций либерального экономиста. Глупость просто уничтожает. Все равно что либо разворовать склад с ништяками, либо просто его спалить по зову сердца… Мне кажется – тут есть разница, и она не в пользу поджога.


       Есть те, кто предпочтет пепелище разворуйке, в силу нюансов своей моральной философии.  Вот эти моралисты, дай им волю – могут быть опаснее любого корыстолюбца. И кстати, с мошенником и манипулятором обычно можно как-то договориться, с идиотом – обычно никак.

       Мученики с ним мучаются. Циники строят вокруг искреннего вруна-по-любви какие-то свои корыстные темы. На этом альянсе циника с дураком держатся «социализм», «патриотизм», финансовые пирамиды, религиозные секты и т.д. 

Как работать с желаниями?

       Привет хакерам. - Добыча счастья по старинке. – 123 интимных хотелки. -  Забудь о державе. – Рисуй детали, включая дьявола. - Коуч для маньяка.
------///------


       В отношении к счастью можно насчитать три больших партии.

       Во-первых, партия оригинальных мыслителей и их аудитории, согласных быть несчастными («в жизни есть вещи поважнее»). Из вежливости надо упомянуть, что они существуют, но далее не будем тревожить их вниманием, у них своя жизнь.

       Далее партия хакеров, полагающих, что коды мозга стоит взломать, и добыть из психики счастье, как добывают устрицу из раковины, или может быть, золото из земли, или возьмите другую метафору… В этой партии очень разные фракции: мистики, наркоманы, йоги, буддисты, коммунисты, совсем уж виртуальные реалисты, отчаянные сектанты и, может быть, еще более отчаянные нейропсихологи.  Я с интересом наблюдаю за их поисками. Есть основания полагать, что рано или поздно эта партия получит свое.

       Однако пока особо не получается. Просветленные до полного счастья буддисты существуют главным образом в романах Виктора Пелевина, иначе самыми счастливыми регионами в России были бы Калмыкия, Бурятия и Тыва. Медитации в среднем дают среднему человеку меньше, чем подходящий ему наркотик на первой стадии потребления. А наркотик в среднем, с учетом прохождения всех стадий, дает меньше, чем дало бы его отсутствие. Будь это не так, мы все давно застыли бы в позе лотоса или хотя бы пребывали под дозой.

      Collapse )