Category: кино

Category was added automatically. Read all entries about "кино".

Мое уродство №1

------///------


        Смотрел как-то с двумя ребенками мультик. Хороший мультик, жизнеутверждающий: Красная Шапочка мочит волка, потом решает, что она киллер, мочит второго волка, потом по случаю Наф-Нафа (или Ниф-Нифа). Но свиненка не жалко, он там подлый банкстер. Из волка девица делает шубку, из банкира – саквояж, приколы в духе доктора Лектора. Дети ничего, радуются. Но речь не об этом.

        Мультик сугубо на английском. И ребенкам ничего, та, которой 12 лет – понимала все диалоги. Та, которой семь, просто понимала все по картинке. Самый тупица, который не понял, наверное, половину сюжета – я. И вот сейчас каминг-аут: я действительно не знаю английского. Абсолютно все друзья, кажется, им владеют. Причем так, что могут жить за границей.

         Можно ли меня на этом фоне понять и простить? Понять – обязательно. В 90-е годы, когда было время его учить, я делал вид, что учил в школе и вузе другой язык, много тупил, пил и т.д. Простить – никогда. Не знание английского в начале 21 века это примерно как инвалидность.

        Но! Я трактую это как уродство, но урод – разве не человек? Может быть отличный человек. Например, мой любимец обаяха Тирион Ланнистер. Карлик и алкаш. Ну и что?

        Только этим себя утешаю. Не надо судить о людях по тому, в чем их нет, как говорил один мой знакомый. Судите по тому, где они есть…

Специальное бессмертие (только для нигилистов!)

------///-------


         Вопрос о бессмертии души и как нехристи решают «проблему смерти». За всех нехристей сказать затрудняюсь, но меня действительно не сильно смущает (пока, во всяком случае), что через
N лет я помру.

      Понятно, почему этот факт не смущает верующих – они-то не умрут. Ну, в их картине мира. А что произойдет в чужой картине мира – какое им до этого дело?

      А вот если я собрался умирать в своей картине мира, по идее, мне должно быть с этого очень грустно. Изредка грустно (но не очень), а чаще никак. И я сейчас не столько даже про умозрительную концепцию, сколько про то, как это ощущается.

      Вот пришел ты в кино, фильм нравится. Но он не вечен, всего идет 120 минут. 60 минут уже прошли, через час процесс смотрения кончится, существо, именуемое зритель, прекратится вместе с ним. Это маленькая смерть, но это не парит. За пределами кинотеатра начнется что-то еще, «зритель энного кино» навсегда умрет, но он не синоним «меня».

      Collapse )

Джанго наших дней

  

        Если вспомнить фильмы Тарантино «Бесславные ублюдки» и «Джанго освобожденный», то там парии мочат хозяев жизни. В первом случае евреи нацистов в период Второй Мировой, во втором негр белых в США 19 века (и продолжает мочить в фильме «Омерзительная восьмерка», хотя там уже другой негр). Эти сюжеты довольно странно бы смотрелись в свое время - в 19 веке про супернегра, в первой половине 20 века про суперевреев.


      А вот если бы с той же фишкой снимать через 50-100 лет фильм про нашу страну и время, кто был бы главным героем?

      Поделюсь идеей: главным положительным героем станет тюремный петух (без вины опетушенный, конечно). Помогать ему будут наркоман, мелкий наркоделец и не сильно опасный сексуальный девиант (какой-нибудь эксгибиционист, сохнущий по подросткам). Все они знакомятся в тюрьме, где сидят с серьезными сроками за смешные проступки. Далее они убегают и начинают вести образ жизни освобожденного Джанго. Кто при этом в роли белых ублюдков – умолчу, чтобы случайно чего-нибудь не разжечь. 

      Если кого-то смущает подбор персонажей, то это, я полагаю, довольно точная аналогия. И это отнюдь не оскорбление негров и евреев – в свое время без вины виноватых. Наши потомки, вероятно, не поймут, как можно было сажать за хранение наркотиков? за флирт с 15-летними даже с их согласия? иметь кого-то петухами без приговора суда и считать это нормой? и вообще никак не бороться за их права?

      Очевидно, в начале 21 века был свой маленький холокост, решат они. И надо снять про это эпическое кино…

Линия партии и творческие изгибы

------///------



        Все-таки одну и ту же идеологию можно нести талантливо и хреново. Вот есть голливудские фильмы «Форма воды» и «Судная ночь» (последнего кино, кажется, аж три части).

        Оба фильма образцово идейны с позиции идей Демпартии США. Команда положительных героев в «Форме воды» выглядит так: немая зоофилка, старый гей, толстая негритянка, завербованный СССР предатель родины (действие в период Холодной войны) и монстр, который вообще не человек. Все они – добрые. Зло воплощает белый мужчина, ветеран войны, отец двоих детей, ревностный служака, альфа-самец. Это все один человек, по сюжету он мразь. В конце его заслуженно мочат, а добро побеждает. 

        Как вы понимаете, это очень идеологически выверенное кино. Но вот мне скорее понравилось. Могу же я позволить себе смотреть кино просто как кино?

        «Судная ночь» несет вроде ту же самую мысль: мир спасут женщины, бедняки и цветные, все зло от обеспеченных и брутальных белых мужчин. Там даже как бы Клинтон побеждает на выборах как бы Трампа, в той части, что я видел. Кино при том отвратительное. 

        К чему я? Мир сложнее, чем дважды два. Идеологичность не приговор, а по-своему интересная творческая задача.

        Интересно, мог бы я с удовольствием посмотреть: а). талантливо сделанное запутинское кино, б). могли бы у нас такое снять? Или может я чего пропустил?

Уроки Вестероса-5. О прекрасном

------///------


         До этого разговор шел про мир сериала – как если бы он был настоящий. А вот если про сам сериал, как произведение – с чего он такой шедевр? «Потому что самый популярный в истории человечества» - это уже последствие и не интересно. Вопрос, как оценить произведение с полки, не зная, какой эффект оно вызвало (или еще вызовет) в мире? Или даже на стадии недоделки и черновика?

       Я понимаю, что по теории эстетики у нас – тысячи томов. Но там обычно смотрят изнутри. Соответствие законам жанра, каким-то канонам, сейчас уже смотрят соответствие ожиданиям фокус-групп (когда снимают блокбастеры в Голливуде). Но давайте сменим вид с колокольни.

       Я бы начал с того, что любое произведение – это модель. Как и любая научная теория, кстати, в этом они похожи. «Евгений Онегин» Пушкина это модель мира, как и теория относительности Эйнштейна.

       Самое широкое понятие модели, на уровне тавтологии – нечто первое, моделирующее нечто второе. Первое может быть текстом, картинкой, видеорядом. Второе – это наш мир в главных чертах. Наука и искусство всегда о главном, есть ли в мире драконы, например – вопрос второстепенный. Главное – какие в нем законы. Логические, физические, политические, психологические. Сюжет, если мы говорим о произведении, это упаковка. А содержание – «мир», то есть набор общих законов и частных паттернов.

       Collapse )

 

Уроки Вестероса-1. РФ и семь королевств


------///------


      Отвлечемся от вечных ценностей на злобу дня. Главная мировое событие сейчас сезон «Игры престолов», ну вот про него, точнее про предыдущие семь. Хотя на самом деле – все равно про вечные ценности.


    Хорошее искусство (например, Виктор Пелевин) это ведь, помимо прочего, иллюстративный материал. Вот как бы профессор читает лекцию, а чтобы не было скучно, иногда вставляет байки и примеры из жизни. Не абы какие, конечно, сугубо в тему. Если лекция имеет отношение к жизни, в жизни всегда есть примеры на тему лекции. Но представим, что иллюстративного материала в лекции стало больше, чем самой лекции. Ничего плохого не произойдет. Лекция превратится в интеллектуальную прозу – будь то Пруст, Борхес или Пелевин.

    В этом смысле сериал «Игра престолов» - высокое искусство. Там куда ни плюнь – готовый пример для какой-нибудь лекции. Вот, например, что сразу просится по мотивам: про прогресс, про этику, про эволюцию, про теорию игр.

    Самое простое – медитация-утешалка про нашу жизнь в царстве-государстве Российская Федерация (поскольку буржуазной революции здесь толком до конца не было – лишь пара неудачных попыток – значит, все еще царство-государство, пусть где-то и модерновое). С нее начнем, а теорию игр чуть потом.

    Collapse )

Методика дилетанта

Странное признание для автора нескольких книжек, но в каком-то смысле чувствую себя совсем-совсем акультурным. Не антикультурным, конечно. Нет такой культуры, даже самой причудливой, от которой бы мне хотелось схватиться за что-нибудь плохое.
Но, как сказано, акультурность. Видится условность, конвенциальность всего «самого святого». Оно, вполне вероятно, могло быть совсем-совсем иным. Воображать на тему иного притом значительно интереснее, чем забивать несчастный «культурный багаж» в пару скромных чемоданов, выделенных под то. В двадцать лет, наверное, было еще интересно. А сейчас ловлю себя на том, что, к примеру, будучи прозаиком, почти не читаю прозу, не говоря уже о поэзии, и прочей кино-музыке, и только в позиции любителя потребляю, если оно случается.
Касательно искусства – мне почти не интересно измерение, условно говоря, эстетического. Говорить про это – ну его, в том смысле я подчеркнуто не «культуролог». Онтологическое – да. К форме пожелание лишь такое, чтобы она не мешала содержанию, вычитая из него на своего рода транзакционных издержках промеж интенцией-рецепцией (что, собственно, и есть мастерство исполнения).
Если мне надо что-то оценить, поймал себя на забавном правиле. Нет, с литературой, публицистикой – понятно. Если меня мотивировать, то, наверное, мог бы писать развернутые рецензии, только мотивировать меня нечем и незачем. А вот поэзия? театр? музыка? кино? У меня же нет к этому подлинной любви, а без нее невозможен опыт, а без опыта нельзя высказаться по делу.
И вот, значит, правило: скудости моего вкуса все же хватает на то, чтобы меня пытать, к примеру, плохими стихами или плохим фильмом. Я даже знаю обычно, почему это плохо, на это хватает скудости моей аналитики. То есть могу объяснить. Из того, что хорошо, мне нравится – ну, я же темный, мы же договорились – положим, 1%. Который что-то трогает, совпадает. Но как заценить основной массив, который не трогает?
А простое правило: хорошо все то, про что я не могу развернуто объяснить, ПОЧЕМУ оно плохо. Хорошим искусством меня тоже ведь можно пытать. К чему мне оно, если там нет меня. Но если я не могу на пальцах показать, где оно плохо, оно хорошо. И буду на том стоять. Как бы меня с этого не мутило. :)
А ведь простое правило вежливости, если вдуматься. Если бы оно работало в наших интернетах, качество жизни в оных поднялось бы на уровень. Но куда там. Все ж эксперты. Начиная с тринадцати лет от роду…

Поводы для бесед

Забавный критерий оценки произведений, будь то книжка, кино – оно кажется мне хорошим, если по нему спокойно пишется философическое эссе. По мотивам. По большому счету, мне плевать на эстетические каноны, и крайне скучно говорить о них. Я подчеркнутым образом не искусствовед и не культуролог, хотя в рефлексии могу работать с культурологией и искусствоведением, с их оценками – как объектами.
Вот вспоминаем минувший год, что мне там показали и рассказали? И что бы написалось – если бы надо было писать? Упаси боже – не рецензии.
По фильму «Стиляги» - скорее всего коммент к Делезу, комментирующего Ницше. О том, что такое сила и слабость, и что такое рессентимент, или как его там.
По фильму «Гран Торино» - коммент к комменту Мамардашвили, комментирующего Канта, или даже скорее Декарта. О безусловности нравственных оснований, гражданском обществе, трансцендентальном и натуральном и т.д. Также немного о «понятиях», естественном праве и чуть-чуть за геополитику (почему Америка правит миром – а вот по этому самому кочану).
По фильму «Антихрист» - все и так понимают, что это, во-первых, нечто гностическое, во-вторых, касательно гендера. Ну и мы бы о том. О неприродных основаниях совести, если с одной стороны. Об отчуждении и материи, с другой. Все это в общий, классический коммент к классической метафизике.
Последний роман Пелевина «Т» – сам по себе уже философическое эссе, точнее, научно-популярное пояснение старых и очень правильных штук. Хватит уже относиться к нему как к изящной словесности. Во-первых, Пелевин не так уж и изящен. Во-вторых, он лучше и больше, чем это самое.
Ну и так далее.

Немного о пиратах

Пираты, они же корсары, флибустьеры и прочая водоплавающая братва – крутые и романтичные, это мы знаем, смелые и ядреные. Про это книги, фильмы. В них дети играют. В костюмах пирата приходят на Новый год. «Мальчик Вася хочет быть пиратом 17 века». Но ежели на минуту остановить привычку, то… ведь это же почти абсолютная такая мразь. Ну с какими жупелами их сравнивать? Ну давайте навскидку – кем сейчас детей пугают? Допустим:
1). «нацистские палачи Освенцима»,
2). «исламские террористы шахиды»,
3). «постсоветские братки».
Любой из трех типов - лучше, нравственнее, исторически оправданннее, чем наш любимый «пират».
1). Если считать главным злом 20 века какого-нибудь Пол Пота, то нацисты – явно меньшее зло, им памятники уже ставят.
2). Про то, какие шахиды замечательные, читай, например, у Гейдара Джемаля. Я не к тому, что они замечательные. Но, как минимум, мученики.
3). Братки – это функции арбитража в отсутствии государства и скорее контроль «серых зон» экономики, нежели уличный беспредел.
А пират? По сути, обычный гоп-стопщик и беспредельщик, легко идущий на мокрое. Он бескорыстен? От него какая-то польза? Он меньшее зло? Нет, от него сугубый вред, он сугубо корыстен, в общем, натуральное исчадие ада. Его аналоги сейчас тормозят тачки, убивают водителей и продают то, чего отобрали. Вот это – оно самое (а вовсе не капитан Блад, Джек Воробей и чего там еще).
Я к чему? Ведь не к поднятии же темы борьбы с водоплавающим пиратством?
…Нет, никто не перестанет любить пиратов. Просто через 100 лет полюбят и всех остальных тоже. На детские утренники будут приходить в костюмах эсэсовцев, моджахедов, бандюков. Может даже, в костюмах сексуальных маньяков. Правда, не очень понимаю, какие там костюмы. Но игра примерно такая – «я буду Чикатилой, а ты маленькой девочкой, раз-два, убегай».
Нет такого зла в мировой историей, которое нельзя было бы обернуть если не абсолютным добром, то чем-то симпатичным и интересным. На фоне которого и само добро выглядит унылым говном.