Category: кино

Мое уродство №1

------///------


        Смотрел как-то с двумя ребенками мультик. Хороший мультик, жизнеутверждающий: Красная Шапочка мочит волка, потом решает, что она киллер, мочит второго волка, потом по случаю Наф-Нафа (или Ниф-Нифа). Но свиненка не жалко, он там подлый банкстер. Из волка девица делает шубку, из банкира – саквояж, приколы в духе доктора Лектора. Дети ничего, радуются. Но речь не об этом.

        Мультик сугубо на английском. И ребенкам ничего, та, которой 12 лет – понимала все диалоги. Та, которой семь, просто понимала все по картинке. Самый тупица, который не понял, наверное, половину сюжета – я. И вот сейчас каминг-аут: я действительно не знаю английского. Абсолютно все друзья, кажется, им владеют. Причем так, что могут жить за границей.

         Можно ли меня на этом фоне понять и простить? Понять – обязательно. В 90-е годы, когда было время его учить, я делал вид, что учил в школе и вузе другой язык, много тупил, пил и т.д. Простить – никогда. Не знание английского в начале 21 века это примерно как инвалидность.

        Но! Я трактую это как уродство, но урод – разве не человек? Может быть отличный человек. Например, мой любимец обаяха Тирион Ланнистер. Карлик и алкаш. Ну и что?

        Только этим себя утешаю. Не надо судить о людях по тому, в чем их нет, как говорил один мой знакомый. Судите по тому, где они есть…

Специальное бессмертие (только для нигилистов!)

------///-------


         Вопрос о бессмертии души и как нехристи решают «проблему смерти». За всех нехристей сказать затрудняюсь, но меня действительно не сильно смущает (пока, во всяком случае), что через
N лет я помру.

      Понятно, почему этот факт не смущает верующих – они-то не умрут. Ну, в их картине мира. А что произойдет в чужой картине мира – какое им до этого дело?

      А вот если я собрался умирать в своей картине мира, по идее, мне должно быть с этого очень грустно. Изредка грустно (но не очень), а чаще никак. И я сейчас не столько даже про умозрительную концепцию, сколько про то, как это ощущается.

      Вот пришел ты в кино, фильм нравится. Но он не вечен, всего идет 120 минут. 60 минут уже прошли, через час процесс смотрения кончится, существо, именуемое зритель, прекратится вместе с ним. Это маленькая смерть, но это не парит. За пределами кинотеатра начнется что-то еще, «зритель энного кино» навсегда умрет, но он не синоним «меня».

      Collapse )

Джанго наших дней

  

        Если вспомнить фильмы Тарантино «Бесславные ублюдки» и «Джанго освобожденный», то там парии мочат хозяев жизни. В первом случае евреи нацистов в период Второй Мировой, во втором негр белых в США 19 века (и продолжает мочить в фильме «Омерзительная восьмерка», хотя там уже другой негр). Эти сюжеты довольно странно бы смотрелись в свое время - в 19 веке про супернегра, в первой половине 20 века про суперевреев.


      А вот если бы с той же фишкой снимать через 50-100 лет фильм про нашу страну и время, кто был бы главным героем?

      Поделюсь идеей: главным положительным героем станет тюремный петух (без вины опетушенный, конечно). Помогать ему будут наркоман, мелкий наркоделец и не сильно опасный сексуальный девиант (какой-нибудь эксгибиционист, сохнущий по подросткам). Все они знакомятся в тюрьме, где сидят с серьезными сроками за смешные проступки. Далее они убегают и начинают вести образ жизни освобожденного Джанго. Кто при этом в роли белых ублюдков – умолчу, чтобы случайно чего-нибудь не разжечь. 

      Если кого-то смущает подбор персонажей, то это, я полагаю, довольно точная аналогия. И это отнюдь не оскорбление негров и евреев – в свое время без вины виноватых. Наши потомки, вероятно, не поймут, как можно было сажать за хранение наркотиков? за флирт с 15-летними даже с их согласия? иметь кого-то петухами без приговора суда и считать это нормой? и вообще никак не бороться за их права?

      Очевидно, в начале 21 века был свой маленький холокост, решат они. И надо снять про это эпическое кино…

Линия партии и творческие изгибы

------///------



        Все-таки одну и ту же идеологию можно нести талантливо и хреново. Вот есть голливудские фильмы «Форма воды» и «Судная ночь» (последнего кино, кажется, аж три части).

        Оба фильма образцово идейны с позиции идей Демпартии США. Команда положительных героев в «Форме воды» выглядит так: немая зоофилка, старый гей, толстая негритянка, завербованный СССР предатель родины (действие в период Холодной войны) и монстр, который вообще не человек. Все они – добрые. Зло воплощает белый мужчина, ветеран войны, отец двоих детей, ревностный служака, альфа-самец. Это все один человек, по сюжету он мразь. В конце его заслуженно мочат, а добро побеждает. 

        Как вы понимаете, это очень идеологически выверенное кино. Но вот мне скорее понравилось. Могу же я позволить себе смотреть кино просто как кино?

        «Судная ночь» несет вроде ту же самую мысль: мир спасут женщины, бедняки и цветные, все зло от обеспеченных и брутальных белых мужчин. Там даже как бы Клинтон побеждает на выборах как бы Трампа, в той части, что я видел. Кино при том отвратительное. 

        К чему я? Мир сложнее, чем дважды два. Идеологичность не приговор, а по-своему интересная творческая задача.

        Интересно, мог бы я с удовольствием посмотреть: а). талантливо сделанное запутинское кино, б). могли бы у нас такое снять? Или может я чего пропустил?

Уроки Вестероса-5. О прекрасном

------///------


         До этого разговор шел про мир сериала – как если бы он был настоящий. А вот если про сам сериал, как произведение – с чего он такой шедевр? «Потому что самый популярный в истории человечества» - это уже последствие и не интересно. Вопрос, как оценить произведение с полки, не зная, какой эффект оно вызвало (или еще вызовет) в мире? Или даже на стадии недоделки и черновика?

       Я понимаю, что по теории эстетики у нас – тысячи томов. Но там обычно смотрят изнутри. Соответствие законам жанра, каким-то канонам, сейчас уже смотрят соответствие ожиданиям фокус-групп (когда снимают блокбастеры в Голливуде). Но давайте сменим вид с колокольни.

       Я бы начал с того, что любое произведение – это модель. Как и любая научная теория, кстати, в этом они похожи. «Евгений Онегин» Пушкина это модель мира, как и теория относительности Эйнштейна.

       Самое широкое понятие модели, на уровне тавтологии – нечто первое, моделирующее нечто второе. Первое может быть текстом, картинкой, видеорядом. Второе – это наш мир в главных чертах. Наука и искусство всегда о главном, есть ли в мире драконы, например – вопрос второстепенный. Главное – какие в нем законы. Логические, физические, политические, психологические. Сюжет, если мы говорим о произведении, это упаковка. А содержание – «мир», то есть набор общих законов и частных паттернов.

       Collapse )