Category: кино

Category was added automatically. Read all entries about "кино".

Мультик для маньяка

------///------


         Есть расхожее мнение, что насилие в искусстве как-то положительно коррелирует с насилием за окном. Мне кажется – скорее наоборот.

        Чтобы сполна заценить старое добре ультранасилие на экране – жизнь большинства ценителей должна быть тихой и мирной. Ветерану Второй Мировой была бы сложно объяснить, почему эстетика Квентина Тарантино – это отдых. Это же, будь они прокляты, трудовые (боевые) будни.

        Владимир Сорокин – хороший писатель, но если читатель 20 века где-то между сумой, тюрьмой и пулей в затылок, ему не до Сорокина. Такие авторы для филологов сладкой жизни. А для тех, кто живет в реальности, напоминающей миры Сорокина, отдых – соцреализм и кино про чистую любовь. Про говно и пытки у него и так каждый день в реале.

        И если случится какая-нибудь катастрофа цивилизации, на ее обломках будут пересматривать не трешак, а советские мультики. Или диснеевские. Если будет на чем. Мода на трэшак – все-таки скорее удел небитых, утонченных поколений… И мрачный гностицизм Ларса фон Триера – это все для аспирантов-гуманитарев и других милейших людей, а не хулиганов, маньяков и бандюков. Страшные люди скорее выберут мультики.  

Субъективные объекты любви

------///------


         С произведениями (книги, фильмы, сериалы) как с людьми. Мы не взвешиваем каждый раз их достоинства. Мы однажды, в силу зачастую случайных обстоятельств, проникаемся симпатией или антипатией, а дальше вспыхивает лампочка на привычный раздражитель.

        Если мы влюбились в человека – нам по фиг, что он «не в форме». Если мы влюбились в произведение – да неважно, чего там дальше. Покажите мне родимых Ланнистеров, для счастья уже достаточно. Пусть они хоть всю серию в носу ковыряют.

        Забавно, что у профессиональных критиков – скорее всего, также. Но делают вид, что не так, а якобы «судят художественные достоинства». Не, вы просто втюрились (зачастую в силу внешних, случайных обстоятельств, настроение у вас было). А потом подбираете причины, мол, ее глаза – как бирюза, Прилепин вам открыл, Сорокин закрыл, Сальников расчудил, и т.д.

Уже не дети

------///------

       Как идеализм (минархистского, даже анкапского разлива) уживается с прагматизмом.

        Рынок не работает обычно по двум причинам. Или люди слишком дураки, и тогда на свободном рынке они понесут все деньги менять на героин или в пирамиды. Или люди сволочи, и просто будут кидать, обманывать, и т.д. Поэтому боже упаси с завтрашнего дня упразднять государство. Но надо понимать, что это не Священная Штука, а необходимое зло - пока мы чересчур дураки и сволочи. По мере рационализации масс можно потихоньку его двигать... Вот сейчас, например...

      
         Если в начале 20 века государство в России было умнее общества, за что освобожденное общество его и грохнуло, то сейчас наоборот, в среднем разумнее общество. Стоит чуть больше доверять людям, они уже не такие дети, как сто лет назад - и со многим справятся.

Мое уродство №1

------///------


        Смотрел как-то с двумя ребенками мультик. Хороший мультик, жизнеутверждающий: Красная Шапочка мочит волка, потом решает, что она киллер, мочит второго волка, потом по случаю Наф-Нафа (или Ниф-Нифа). Но свиненка не жалко, он там подлый банкстер. Из волка девица делает шубку, из банкира – саквояж, приколы в духе доктора Лектора. Дети ничего, радуются. Но речь не об этом.

        Мультик сугубо на английском. И ребенкам ничего, та, которой 12 лет – понимала все диалоги. Та, которой семь, просто понимала все по картинке. Самый тупица, который не понял, наверное, половину сюжета – я. И вот сейчас каминг-аут: я действительно не знаю английского. Абсолютно все друзья, кажется, им владеют. Причем так, что могут жить за границей.

         Можно ли меня на этом фоне понять и простить? Понять – обязательно. В 90-е годы, когда было время его учить, я делал вид, что учил в школе и вузе другой язык, много тупил, пил и т.д. Простить – никогда. Не знание английского в начале 21 века это примерно как инвалидность.

        Но! Я трактую это как уродство, но урод – разве не человек? Может быть отличный человек. Например, мой любимец обаяха Тирион Ланнистер. Карлик и алкаш. Ну и что?

        Только этим себя утешаю. Не надо судить о людях по тому, в чем их нет, как говорил один мой знакомый. Судите по тому, где они есть…

Специальное бессмертие (только для нигилистов!)

------///-------


         Вопрос о бессмертии души и как нехристи решают «проблему смерти». За всех нехристей сказать затрудняюсь, но меня действительно не сильно смущает (пока, во всяком случае), что через
N лет я помру.

      Понятно, почему этот факт не смущает верующих – они-то не умрут. Ну, в их картине мира. А что произойдет в чужой картине мира – какое им до этого дело?

      А вот если я собрался умирать в своей картине мира, по идее, мне должно быть с этого очень грустно. Изредка грустно (но не очень), а чаще никак. И я сейчас не столько даже про умозрительную концепцию, сколько про то, как это ощущается.

      Вот пришел ты в кино, фильм нравится. Но он не вечен, всего идет 120 минут. 60 минут уже прошли, через час процесс смотрения кончится, существо, именуемое зритель, прекратится вместе с ним. Это маленькая смерть, но это не парит. За пределами кинотеатра начнется что-то еще, «зритель энного кино» навсегда умрет, но он не синоним «меня».

      Collapse )

Джанго наших дней

  

        Если вспомнить фильмы Тарантино «Бесславные ублюдки» и «Джанго освобожденный», то там парии мочат хозяев жизни. В первом случае евреи нацистов в период Второй Мировой, во втором негр белых в США 19 века (и продолжает мочить в фильме «Омерзительная восьмерка», хотя там уже другой негр). Эти сюжеты довольно странно бы смотрелись в свое время - в 19 веке про супернегра, в первой половине 20 века про суперевреев.


      А вот если бы с той же фишкой снимать через 50-100 лет фильм про нашу страну и время, кто был бы главным героем?

      Поделюсь идеей: главным положительным героем станет тюремный петух (без вины опетушенный, конечно). Помогать ему будут наркоман, мелкий наркоделец и не сильно опасный сексуальный девиант (какой-нибудь эксгибиционист, сохнущий по подросткам). Все они знакомятся в тюрьме, где сидят с серьезными сроками за смешные проступки. Далее они убегают и начинают вести образ жизни освобожденного Джанго. Кто при этом в роли белых ублюдков – умолчу, чтобы случайно чего-нибудь не разжечь. 

      Если кого-то смущает подбор персонажей, то это, я полагаю, довольно точная аналогия. И это отнюдь не оскорбление негров и евреев – в свое время без вины виноватых. Наши потомки, вероятно, не поймут, как можно было сажать за хранение наркотиков? за флирт с 15-летними даже с их согласия? иметь кого-то петухами без приговора суда и считать это нормой? и вообще никак не бороться за их права?

      Очевидно, в начале 21 века был свой маленький холокост, решат они. И надо снять про это эпическое кино…

Линия партии и творческие изгибы

------///------



        Все-таки одну и ту же идеологию можно нести талантливо и хреново. Вот есть голливудские фильмы «Форма воды» и «Судная ночь» (последнего кино, кажется, аж три части).

        Оба фильма образцово идейны с позиции идей Демпартии США. Команда положительных героев в «Форме воды» выглядит так: немая зоофилка, старый гей, толстая негритянка, завербованный СССР предатель родины (действие в период Холодной войны) и монстр, который вообще не человек. Все они – добрые. Зло воплощает белый мужчина, ветеран войны, отец двоих детей, ревностный служака, альфа-самец. Это все один человек, по сюжету он мразь. В конце его заслуженно мочат, а добро побеждает. 

        Как вы понимаете, это очень идеологически выверенное кино. Но вот мне скорее понравилось. Могу же я позволить себе смотреть кино просто как кино?

        «Судная ночь» несет вроде ту же самую мысль: мир спасут женщины, бедняки и цветные, все зло от обеспеченных и брутальных белых мужчин. Там даже как бы Клинтон побеждает на выборах как бы Трампа, в той части, что я видел. Кино при том отвратительное. 

        К чему я? Мир сложнее, чем дважды два. Идеологичность не приговор, а по-своему интересная творческая задача.

        Интересно, мог бы я с удовольствием посмотреть: а). талантливо сделанное запутинское кино, б). могли бы у нас такое снять? Или может я чего пропустил?

Ценная матрица

Отрывок из книжечки №2. Та, которая №1, про биржу и инвестиции - напомню, выходит в издательстве "Альпина паблишер" в августе. А та, которая "про рацуху", тоже есть - но судьба ее пока неведома.
------///------


        Продолжаем наш практический семинар.

        Под «ценностями» иногда понимают разное. Давайте не будем путать материальные ценности типа «трактор» с традиционными или либеральными. Будем понимать под ними простую вещь. Хотя на первый раз она прозвучит сложновато.

        Ценности – это параметры оптимизации нашего существования.

        В каком-то смысле они могут и либеральными, и традиционными, и даже типа «трактор». Все, что мы делаем, мы делаем во имя параметров оптимизации. Даже когда перевариваем пищу. Это, пожалуй, самое широкое определение «ценностей» из возможных. По определению сюда подходит все. От социальной справедливости до теплых носок. 

       Collapse )

Уроки Вестероса-5. О прекрасном

------///------


         До этого разговор шел про мир сериала – как если бы он был настоящий. А вот если про сам сериал, как произведение – с чего он такой шедевр? «Потому что самый популярный в истории человечества» - это уже последствие и не интересно. Вопрос, как оценить произведение с полки, не зная, какой эффект оно вызвало (или еще вызовет) в мире? Или даже на стадии недоделки и черновика?

       Я понимаю, что по теории эстетики у нас – тысячи томов. Но там обычно смотрят изнутри. Соответствие законам жанра, каким-то канонам, сейчас уже смотрят соответствие ожиданиям фокус-групп (когда снимают блокбастеры в Голливуде). Но давайте сменим вид с колокольни.

       Я бы начал с того, что любое произведение – это модель. Как и любая научная теория, кстати, в этом они похожи. «Евгений Онегин» Пушкина это модель мира, как и теория относительности Эйнштейна.

       Самое широкое понятие модели, на уровне тавтологии – нечто первое, моделирующее нечто второе. Первое может быть текстом, картинкой, видеорядом. Второе – это наш мир в главных чертах. Наука и искусство всегда о главном, есть ли в мире драконы, например – вопрос второстепенный. Главное – какие в нем законы. Логические, физические, политические, психологические. Сюжет, если мы говорим о произведении, это упаковка. А содержание – «мир», то есть набор общих законов и частных паттернов.

       Collapse )

 

Техники ерунды

У Платона было деление всех человеческих занятий на три вида: теорию, практику и поэзию. Но там другие смыслы, чем сейчас. Разговорным аналогом того, что Платон понимал под поэзией, было бы, пожалуй, слово «фигня».

Тут, конечно, надо объясниться. Практика у Платона то, что приносит пользу. Благо, как сказал бы он сам. Теория – рассуждение о том, что есть благо, и как его приносить. Тут, кстати, забавный смысловой ход: не бывает практики без теории. Ну чтобы заняться «благом», надо сначала договориться, что это такое. Черт его знает, благо или нет – биржевая торговля, или, например, совращение несовершеннолетних, или, например, виноделие? А это уж как договорятся, у разных культур по разному. Как теория скажет.

А «поэзия», по Платону, это факультатив. Это может приносить и пользу, и вред. Как получится. Смотря как это использовать. Возьмем современную «попсу», например. Для Платона именно чистый пример «поэзии». Это бывает в мире, но это не лучшее в нашем мире.

Так вот, если взять современную «технику», «технический прогресс», какие-нибудь «информационные технологии» в частности – что это, по Платону? Это не теория и не практика. Это именно что поэзия в чистом виде! Давайте уж договоримся, что берем слово в платоновском смысле и наконец его раскавычим… Из того, что некто может нечто продать и купить, еще не следует, что оно хорошее (излишним адептам рыночной полезности можно привести в пример героин). Хорошее то, про что есть теория, что оно хорошее. Немного тавтология, зато верно. Так вот, если идти платоновским путем, техника – это само по себе ни хорошо, и не плохо. Поэзия голимая, чего с нее взять? «Придумал забавную штучку-дрючку». Можно ведь придумать, как один персонаж Стругацких, «нежнейшую мясокрутку», и потом бухать с горя, что на фарш пошли неплохие люди. Вот если мы посмотрим, что посредством техники делается с людьми – это уже разговор, да. Там начинается хорошее и плохое. Может быть, практика. А может, принесение вреда во вселенском масштабе.

Давайте глянем на очень общий пример. Весь наш индустриализм, существующий 200-300 лет. Collapse )