Category: искусство

Category was added automatically. Read all entries about "искусство".

Затянутые в косплей

------///------


Я бы не сказал, что за окном сейчас СССР-2.0, как многие полагают. Тем паче не Италия времен Муссолини. У нас скорее грустный косплей.

        На дворе все еще капитализм, местами криминальный, который активно придуривается, но где-то уже дурит. Сначала элиты решили побаловать народ. Идейно. Это ведь дешевле, чем поделиться деньгами (хотя и деньгами делятся сильнее, чем могли бы). Прикинули, что любо народу, как они его представляли. Кому-то показали икону, кому-то Великую Русь, кому-то красное знамя, самым упертым – бюстик Сталина. Все это демонстрировалось одновременно. В итоге возник странный духовный микс, где одновременно можно болеть за красных и за белых – лишь бы против норм 21 века.

        И так ловко закатили балаган, что сами поверили. И понеслось. Нет, чтобы оставаться обычным криминальным капитализмом – без истерик и завихрений.

        Зойка-продавщица решила, что она Дейнерис Таргариен, бурерожденная, матерь драконов, все дела. Там, где раньше материлась, теперь орет «дракарис».

        И пусть у нее нет боевых драконов, но есть, например, большая злая собака. И она по-своему понимает команду «дракарис». Кончиться может как фарсом, так и трагедией.

        Надежда на ту часть крестных отцов отечества, что еще не путает сон и явь, возомнив себя легендарными наркомами…

Жизнь как квиддич-4

Что бы нам удвоить? – Принимай поражение. – Главная тайна искусствоведов и политологов. - Пустоту нельзя проиграть. – Не переплачивай за участие.
------///------


        Как говорил Томас Уотсон, стоявший у истоков корпорации IВМ: «Если вы хотите преуспеть, удвойте…». Что удвоить, вопрос для «Что? Где? Когда?». Правильный ответ – « …частоту своих неудач».

        Уже шла речь о том, что бывают хорошие и плохие риски. Первых надо побольше, вторых поменьше. Неудачи так же делятся на два сорта. Вопрос, на какой дороге вы их подобрали. Если дорога ведет к обрыву, они указатели направления («верной дорогой идете, товарищи») и авансы (чтобы вы не скучали в ожидании большой беды, вот вам пара маленьких). Если же дорога с положительным риском, это лишь те шансы, которые не сыграли. Смотрите на главное  - среднее ожидание на вашем пути. Если бесконечно много людей бесконечно долго делали бы то же, что и вы – к какому среднему результату стремятся их похождения? Это ближе к успеху или потерям? Это и есть матожидание вашей практики. И оно важнее, чем то, что принес сегодняшний день.
  
       «Начал бизнес», «подал заявку на конкурс», «познакомился в интернете» - обычно это приключения с положительным риском. При этом большая часть попыток кончаются неудачей. Например, бизнес не дорастает до бизнеса, которым стоит заниматься. С творческими конкурсами все еще хуже. Грубо говоря, из 1000 заявок 900 бездари, которые недостойны победы, 100 ее достойны, и между ними проводится лотерея за один главный приз и 10 утешительных. Так устроен любой конкурс.

   
         Из достойной сотни победит случайнейший.  А на долгой дистанции – активнейший, который будет неслучайно выцарапывать эту случайность раз за разом.

    
         
Collapse )

Свято место не пусто

   

       Интересно, а портрет первого лица в любом начальственном кабинете – чисто наша традиция? Или в мире тоже принято? И мэр каждого американского городка обязан менять портрет Обамы на портрет Трампа независимо от своей политической ориентации?


       Интересно, в чем символический смысл нормы. Подчеркивается феодальный характер отношений, каждый вассал вывешивает штандарт сюзерена? За неимением личного герба и штандарта – портрет. Локальные лидеры причащаются сакральной силе Верховного? Просто привычка – должно же что-то заменять нам изображение В.И.Ленина? Или так на местах понимают федерализм?  

Пытка свободой

Обычно люди путают с понятием «свобода» одну распространенную ерунду. Если одной фразой: «что хочу, то и ворочу». Если одним словом: независимость. В том числе независимость от самих себя. Ну, например: «я своему слову хозяин, хочу – дал, хочу – обратно взял». Collapse )

В защиту любовной дури

Влюбленность, понятное дело, обусловлено не свойствами объекта, это не «ее глаза как бирюза», «его усы как тормоза» и прочая живопись. Мы влюбляемся, кристаллизуясь чувствами на объекте, по причинам скорее внутренним, плюс удачно сложенный контекст. Ну вот ходим мы все такие потенциальные, а тут хлоп… Свойства объекта роляют скорее как граничные условия, ну то есть отсекаются люди, например, с которыми ну никак, с ними нельзя поговорить более пяти минут, нельзя представить как сексуальный объект.
Так вот, если все обстоит столь циничным образом, можно дело свести к инженерии и планированию? «Влюблен со следующего понедельника». Очевидно, нет. Можно иметь возможность понять все механику процесса, но это мало что даст в его управляемости. Хотя могут быть понятны все рычаги, приводные ремни и шестеренки.
Мы более не веруем в чудеса. Но верить в их отсутствие чревато, как минимум, обреченностью на дилемму буриданова осла. Как минимум. Мы все равно ждем, так сказать, внешней вести. Хотя и ясно, что нет большего нутра, нежели то место, откуда эта весть придет на самом деле.
Но это предусмотрительность и отказ понимать себя: есть подозрение, что некоторые вещи работают только в непонятом состоянии, как бывают вещи, работающие только в понятом. Можно пойти дальше и представить себе даже такие устройства, что работают вообще сугубо в сломанных состояниях…

Человек - мозаика

«И вот тут он показал свое истинное лицо». Старая мысль, и сто раз не моя: нет никакого истинного лица, в смысле – все лица истинные. В последнем романе Пелевина («Т») про это хорошо у графини Таракановой, где речь за многобожие, вот.
Считается, что где-то человек притворяется, где-то он дан превратно, а вот – пришел момент истины. Отзывчивый и радушный человек пнул собачку, явив истинное лицо ублюдка. Вечный подкаблучник повысил голос на начальство, стало быть, вот его истинное лицо настоящего мужика. Бизнес-лидер прогнулся перед женой, и вот оно, истинное лицо чмыря, и так далее, в любых сочетаниях.
А все лица – истинные. И мы быстро обнаруживаем, что почти нет «храбрых», нет «трусливых», нет «уверенных». Все ситуативно. С этими так, а вот с этими эдак. Даже по шкале «умность - глупость» человек летает со страшной силой. Вот в этой компании – он умен. А вот в этой лыбится чистым идиотом.
Человек играет на десятках площадок. То же мужество бывает десятков сортов, и они зачастую не конвертируемы. Мужество в общении с женой не конвертируемо в общении с любовницей, проявленное с начальством – не конвертируемо в общении с подчиненными, уверенность в общении с коллегами не распространяется на общение с хулиганами, навыки в общении с хулиганами испаряются на войне, а герой войны может быть зашуган мамой или женой.
О константах можно сказать, если человек просто не ходит на большое число площадок. Или сыграл с одинаковым результатом на многих из них. Почему-то. Мало ли, почему.
Не надо тусить на чужих площадках. Люди вольны решать, быть им многоборцами или мономанами. То и то – нормально. Проигрывать больно. Но можно ведь не играть.

На соплях

Видеть мир как черт знает какой хаос. Поверх него – очень тонкая пленка конвенций. Непонятно, на чем держится. На трансцендентальном. А подчас кажется – на соплях.
Это, конечно, шибко творческий взгляд на вещи, дающий некие бонусы как художнику, но… это примерно так, идти по улицам в следующем настроении:
- а почему бы вон тем пяти дюжим отрокам не сказать мне «ебаная овца», опосля чего запинать меня на хрен?
- а почему бы вот тому мужику не вырвать мне кадык молча?
- а почему бы мне – не ебнуть вон тому кирпичом в лицо?
- а почему бы вон той девушке – не заняться на лавке сексом?
- а почему бы вон той бабушке – не встать на четвереньки и не загавкать?
- а дедушке – поссать под елкой?
- а мне – поссать рядом на брудершафт?
- а что мешает вон тому мальчику в шортах – дать хуй в рот другому мальчику?
Вечные вопросы, и нет мне ответа (смайл сквозь слезы и чего похуже).
В определенной оптике взгляда все это кажется более чем простым и естественным. В чем и фишка. Ходить и видеть так, когда это накатывает. И накатывает.
Я очень понимаю таких авторов, как Франц Кафка, Даниил Хармс, Владимир Сорокин. Оговорюсь, мне кажется – понимаю.
Цивилизация, повторюсь, держится на трансцендентном, трансцендентальном. Когда освобожденным народам вдруг кажется, что может держаться на чем-то другом – сдержки обращаются в сопли. И ничто не мешает сказать «овца», ебнуть кирпичом, сунуть, вынуть, гавкнуть, пукнуть, посрать на лестничной клетке. Ничто.

Подлинник и копия

Профессия бесчеловечна – что тебе в том, чтобы тупо дублировать миллион каких-то других людей? - и уже не профессия там, где возникает неповторимость личного дела. Призвание как дело, рождаемое с тобой, рождающее тебя. Профессия истощает и в конечном счете убивает, а дело умирает с тобой, делая мир беднее на твою бесконечность.

«Миллион алых роз» и «подачка»

Один человек может сделать другому подарок. Оказать услугу. Вложиться. Впрячься. Оказать благодеяние.
Размер благодеяния зависит от двух вещей: мощи благодетеля и его отношения к объекту филантропии. Ну банально. Олигарх дарит случайной девушке шубу с легкостью прохожего, кидающего в кружку нищего 50 копеек. Она ему, по большому счету, по фигу, но жалко ли – 50 копеек? Средний человек копит на тот же самый подарок, допустим, год. С тем же итогом-подарком. От перестановки множителей произведение не меняется. Или все-таки меняется?
Возьмем какой-нибудь более абстрактный пример. Далась нам эта шуба. Давайте так – «оказать поддержку». Поддержка условной силы в 100 единиц может быть следствием различных раскладов. Либо это 50 баллов мощи, умноженных на 2 балла участия, либо это 2 балла мощи, умноженных на 50 баллов участия. В первом случае это называется «с барского плеча», во втором – «самопожертвование». Что ценнее? Скажем так – что будет сильнее оценено? «На тебе, у меня такого навалом» или «с себя снял, последнее отдаю». Конкретно, чисто конкретно – кого предпочтут? Ну как правило? Добрые чувства подают голос – «второго, конечно, второго, ведь он действительно любит», но… ответ неверный. Оглянитесь вокруг. Выберут первого.
В первом случае мы имеем великодушие как избыток себя, во втором – жертвенность как недостаток себя. «Не могу без тебя жить» - в чем это признание? Прежде всего в том, что тебя почти что и нет. Если тебя нет без кого-то, тебя нет самого по себе. А зачем кому-либо – тот, кого нет?
Художник из давней песни советской певицы Пугачевой про «миллион алых роз»… или напомнить сюжет? Там художник продает к хрену свои картины и покупает миллион алых роз, у него теперь ничего нет, а у дамы есть миллион алых роз. Так вот, этот художник, прежде всего – я не люблю грубые выражения, но мне сейчас нужно грубое выражение – так вот, он в первую очередь мудень, а во вторую очередь остальное, как-то влюбленный, благородный, талантливый и т.д. Самое сильное чувство, которое он вызовет, разве что испуг. Мало ли. Укусит еще.
Это не про то, что не надо помогать людям. Надо. Берущий слабее дающего. Просто не следует жертвовать. Это плохо. Жертвует тот, кем пожертвовали самим («долг перед родиной» и т.п.). Сильный проявляет великодушие.