Category: знаменитости

Category was added automatically. Read all entries about "знаменитости".

Политические практики Постмодерна (попытка пинка)

Именовать что-то содержательное неким словом с приставкой «пост» - прием совершенно бессодержательный: так работает фабрика безголовых понятий. «Постмодерн» - редкое исключение. Эпоха, взявшая на флаг отсутствие содержания, и вместо хоть какой-то метафизики и проектности ставящая на тотальный релятивизм, получила удачное погоняло.
Если понимать Постмодерн как практику и политику, то эта политика знает:
1). Антропология: человек – это такое животное. Если быть строго политкорректным, не лучше таракана, но и не хуже. Просто другое. Может быть, более интересное. Мутанты всегда интереснее. Хотя не факт, что счастливее. Скорее наоборот.
2). Феноменология: встречают по имиджу. Провожают по имиджу. Использует по назначению. Назначение в употреблении. Но употребление тоже имидж.
3). Историософия: история не прогресс, история не регресс, история просто такая смешная байка. Травят ее, как правило, в сумасшедшем доме.
4). Гносеология: если ты такой умный – почему не богатый?
5). Методология: индукция без дедукции, прецеденты без абстракций, каждой твари – по паре. «Мы верим в то, что работает». Системные аналитики + шаманы + бандюки на подхвате, и т.п.
6). Этика: корректно выражаясь, релятивистская.
7). Эстетика: в плане формальном – наглядная, в плане содержательном – «писька знает, чего хочет».
8). Политология: накоси и забей.
9). Культурология: хавать все кухни мира.
10). Религиоведение: языческое. Видим только то, что показывают. «А что это у Христа за фенечка?».
Россия в 1991-м свернула не столько в капитализм, сколько в постмодернизм, и это ее основной диагноз.

Практики Просветляющего Пинка

Педагогика, чтоб реально работала, должна бы сводиться к простой штуке. И там, где она работает, к ней и сводится. Имею ввиду – педагогику как некую технологию. Вот есть специалист в предметной области Х. И есть специалист в области Х, который типа еще и педагог, т.е. имеет дополнительную квалификацию к своей предметным знаниям. Этот второй парень должен быть эффективнее первого в преподавании. Но чем? Ведь и первый может выложить предметное содержание.
Как известно, знание не переносимо трансляцией из головы А в голову Б. Иначе бы все уже ходили просветленные выше крыши. Нет, есть еще условия понимания. Сознание Б должно открыться навстречу А. Чтобы узнать ответы, надо задать вопрос. Чтобы задать вопрос, надо узнать, что ни хрена не знаешь, во-первых, и узнать, что это тебе хреново, во-вторых. Собственно, главный прием педагогики – это искусство божественного пинка, вышибающего из человека мудацкую веру в себя и дающего веру в того, кто тебе расскажет. Дать человеку почувствовать себя дураком, а того, кто тебя опустил – почувствовать при этом другом. «Сектанты», вообще священники – как правило, это дело умеют. Так сказать, педагоги от Бога.
А кто так не умеет – всего лишь знает предмет. Если у человека есть интерес, он его удовлетворит. Нет интереса – на нет, как известно, и суда нет. Гуляй, Вася.
Я не педагог. В этом вот смысле. Как и большинство тех, кто работает в школах, вузах. В лучшем случае эти люди просто знают предмет, близко не владея техникой Просветляющего Пинка. Не зная, что ей можно владеть.
Забавно, видел и наоборот – люди, зацикленные на педагогике как методологии, с презрением к предметности. То есть они считали, образно говоря, что не обязательно уметь стрелять из лука, чтобы научить стрелять из лука. Достаточно хорошенько подумать за педагогику, точки роста, зоны прорыва и т.д. Такие могут научить, но чему-то своему, сакральному. Например, говорить за педагогику.