Category: здоровье

Category was added automatically. Read all entries about "здоровье".

Чек-лист на случай ЧС

------///------


  Самое плохое в любой болезни – противник, как правило, начинает с того, что выжигает твои штабы. Чем серьезнее противник, тем основательнее выжигает.

  Сейчас немного читал о том, как грамотные люди боролись с ковидлой у самих себя. Это охренеть. Главное, пишут, в первые дни отправить кровь на анализ того, сего, пятого и десятого. Из того, что у вас в крови уже на третий день, будет понятен характер кризиса на седьмой, будут ли там осложнения. И если уже понятно, что будут, на организм надо заранее сбросить атомные бомбы (и там список каких-то бомбических препаратов). Мол, это почти исключает вероятность вашей погибели – в самом худшем случае.

  Так вот, это какая-то исключительная ясность мышления и энергичность – в ситуации, когда условия для них минимальны. Там же не только температура. Там еще жуткая слабость, апатия, панические атаки, что-то болит. Как правило, люди не могут нормально работать с болезнью, потому что «нормально» означает изрядную меру рациональности, а она – страдает в первую очередь. Просто больно и тяжело думать и решать, когда тебе в принципе – больно и тяжело. Не только с ковидом, вообще. При любой болезни. 

  Поэтому, наверное, алгоритмы и чек-листы на случай основных возможных болезней – лучше выписывать заранее. Если дело пойдет вот так, делай это, а если почувствовал себя так – то так. Чтобы их можно было отработать на автомате, в сколь угодно мутном сознании.

  Потому что здраво ориентироваться на местности по ходу дела –почти невозможный героизм. Если его уровень сохранялся бы в здоровом организме, эти люди, наверное, правили бы миром… Но им, наверное, не интересно… Или в здоровом организме у них – падает героизм.

Отходняки с большой О

------///------


    Касательно моих затянувшихся отходняков с ковида. Ирония небес, но на 80-90% это похоже на похмельный синдром, как он оформился у меня году к 2003. «Что бы не случилось с этим парнем, пусть это всегда напоминает ему запой».

    Именно масштабный запой, так эдак на месяц, когда не трезвеешь в процессе в принципе (в молодости я так умел и любил, ага). Иногда выходилось плавно, иногда с ломочкой, вполне себе наркотической. Но вот ломочка прошла, и, скажем, идет день третий твоей новой чистой жизни.

    Иногда на ровном месте бросает в пот, но это такой здоровый, правильный пот – ты в общем не против. Иногда тебя как бы выключает из сети. Два часа ты сидишь и делаешь ничего – это не больно, но… (в такой момент, кстати, иногда можно было выпить скромные грамм 100 – это включало в сеть где-то на день). Спишь. Тупишь. Все медленнее в 2-3 раза.

    Ну и моя фирменная особенность – болит вверху позвоночника. Почему-то вот так. Где тонко, там и рвется, а у меня, видимо, тонко там.

    Ах да, еще иногда тревожность, сонливости не помеха.  

    Вот так примерно в моем случае ощущается пост-ковидла. Как будто в тебе побывало много-много бутылок чего-то крепкого, ушли и пожелали тебе не хворать. Прямо ух. Реально молодость вспоминается, даже какая-то светлая ностальгия… 

Главная разница

------///------


        Не стоит так уж бояться какого-то «неравенства». Давайте просто оглянемся и подумаем.

        Разница между здоровым и больным больше, чем между богатым и бедным.

        Как померить эту разницу, если она «сугубо субъективна»? Вот по сугубо субъективным предпочтениям и мерить. За какие деньги вы бы согласились, например, терпеть постоянные боли? Здоровый человек, наверное, ни за какие. Ну и вот. А миллионы людей живут с ними. 

        Надо понимать, что бедный в современном обществе – это не умирающий с голоду. С голоду у нас никто не мрет. Бедность это низкий уровень символического потребления, и все. Еда не престижная, не такая вкусная. Штаны не той марки. А калорий и слоев одежды у всех одинаково, точнее, у богатых, в силу ряда причин – чуть поменьше. То есть это не витальная разница, она не проживается безусловно и непосредственно, без семантики, на уровне нервных окончаний высших приматов. А болезнь – проживается.

        Аналогично разница между молодым и старым, она тоже больше. Также разница между симпатягой, который (которая) няшит всех окружающих одним присутствием, и уродом, буквальным уродом, не метафорическим. И от этого никуда не деться.

        Такое ощущение, что социалисты-прогрессисты зациклились на премиум-потреблении. Да фигня это. Не нужная, по большому счету. Если уж хотите грустить по делу, подумайте, например, о старости и болезнях. Там и реально больно, и реально не равны.

        Хотя как сказать «неравны». В моменте – неравны, а в итоге… Все же туда идем. С небольшими вариациями.

Священная битва

------///------


         Карантин, хоть и названный по-другому, сейчас по всей России Большая Священная Штука. Сомневаться в ней грех. Вопрос, продлят ли на май?

        Рационально столь важные вопросы не решаются. Но в мае против карантина выступят две другие, не менее священные вещи: День Победы и Огороды. 

        В массовом сознании это будет битва титанов.

Про обратную связь: присказка («Как я похудел на 24 кг»)

------///------


        Начнем с истории, как я похудел на 24 килограмма за 7 месяцев. Без умных диет, силы воли, мучений и напряжений. На одном простом упражнении. Хотя назвать это упражнением шибко громко, скорее подойдет «привычка». С одним условием, правда – мне было действительно надо. Если бы мне казалось, что надо, а на самом деле не надо, ничего бы не вышло.

        Любители тренингов, ау! Сейчас вы задаром услышите о суперметодике. Может быть, одолев лень, я создан вокруг этого трюка небольшую зожную секту. Пока что метод всем, даром и пусть никто не уйдет обиженным.

        На всякий случай, если кому интересно, вернулся ли лишний вес? В таких делах это важно. Он потихоньку наползает обратно. Опять-таки без мучений и напряжений, вяло держу оборону, за четыре года вернулось где-то половина сброшенного. Знающие статистику должны аплодировать: это неплохой результат.

        Где-то в конце 2014 года я случайно взошел на весы (хороший глагол взошел, торжественный: обычно всходят на эшафот или хотя бы на трибуну) и нашел в себе 113 килограммов. Для роста 188 сантиметров это не чудовищно, но уже сильно много. Мне почему-то, впервые в жизни, стало грустно по этому поводу. Я решил что-то делать.

       Collapse )

«Мыслю, следовательно, ненавижу»

Когда случается возможность мышления? Когда у человека разрыв практики – по старому нельзя, по новому непонятно. Теория возникает как переход между практиками. Но ведь кризис, а речь о нем, это еще и больно. Тезис: в более благоприятной ситуации мыслить было бы просто незачем. Все и так чипи-пики. Гармоничному созданию, будь то животное или ангел, мыслить незачем, мышление только в дырке бытия – у людей (по Сартру, человек вроде дырки от бублика бытия, делающей бублик бубликом – бытие небытия, перманентный кризис, и сам человек настолько человек, насколько там кризис). Таким образом, условия возможности мышления сопряжены с условием некоего страдания и некоей злобой (предположу, что когда живому существу больно, оно склонно озлобляться). Отсюда как бы некая априорность гностической аксиологии: жизнь дерьмо, планета концлагерь, души мотают срок, и т.д. Отсюда дуалистичность: тюрьма и зек не могут быть единой субстанции.
Само по себе мышление скорее приятно (можно ли означить эту приятность как своего рода физиологическую?), но вот чтобы дойти до жизни такой… По всякому, конечно, можно дойти. У счастливых людей случается от избытка досуга и хорошего воспитания. Но часто, слишком часто – вот эта критичность, чреватая гностичностью. Речь об одновременности, сопряженности: по содержанию мышление начинается как вопрос, а по жизни как протест (хотя бы против мира, где час назад этого мышления не было, сам его факт – уже локальная революция).
Феноменологически это настроение можно, застав у себя, вычленить и убрать под замок как грязную психологию. Но стоит ли? Может быть, самое его наличие – некий знак? Про то, как здесь обстоит?

Бес вариантов

Когда-то мне казалось, что «лучше сделать и раскаяться, чем не сделать и пожалеть». Теперь думаю скорее наоборот. Слишком много всего. Все, в чем сомневаешься – на фиг. Только то, что свободно воображаешь себе как твое необходимое. Это кажется парадоксом, но совершенный мастер не выбирает, потому что свободен, и сразу видит лишь один вариант. А больное животное человек, если вдруг случайно задумается, допустит тысячи способов… Потому, кстати, и не задумается – с ума сойдет от богатства выбора.