?

Log in

No account? Create an account

Критика нечистого разума

Previous Entry Share Next Entry
Потребление и томление
metasilaev
Людское благоденствие мерили в чем ни попадя. В тоннах чугуна на душу населения, тряпках, булках и ВНП. Если это и имело отношение к «простому человеческому счастью», то весьма опосредованное. Со счастьем бытует одна заковыка.

Оно, как говорят, субъективно. Кому сухарь черствый, кому бисер мелкий. Что одному кайф, другому смерть. Но если все-таки объективировать это дело? Можно ли?
Все учение стоиков или буддистов с того начинается. С определений счастья, или, точнее, «отсутствия несчастья». Его и выкопаем. Прежде чем рассуждать о прогрессе, качестве жизни, дальнейших судьбах. Будет и о судьбах потом.

Упростим картину мира до предела. Что есть? Есть восприятие, в котором есть воспринимаемый сигнал и воспринимающее устройство. Допустим, человеку дали по морде, не больно, но обидно. Символическую пощечину. Это сигнал. Телесное устройство как-то фиксирует: действительно, дали. Действительно, по щеке. Но самое интересное – есть поле кодировок культуры. В котором предписано воспринимать происшедшее как зло или благо. Вот пощечина – это хорошо? Не спешите с ответом.

Для аристократа – смертельное оскорбление, для либерального гражданина – серьезная неприятность, для ребенка на улице – чуть обидно, а вот для христианина, если ему дали по лицу за веру – еще немного, и вход в царствие небесное. Для идеального христианина, так скажем. Эмпирический христианин может быть каким угодно. Но чем в нем больше христианского, тем ему спокойнее пострадать, особенно за веру. А жизнь такова, что в ней почти все за веру…

А вот полный стол бухла и голые девки в бане – оно как? А это смотря кому. Либеральному гражданину, гедонисту без заморочек - самое оно. Правильному же монаху сугубо неудобство одно. Муторно ему, и плохо, и черти будут мерещиться. Принять хулу от язычников – не так страшно. Один добрый православный мне так когда-то и говорил – «хоть бы меня убили за веру, а пред тем немного помучили».

Но мы о простом и человеческом, о счастии пресловутом. Так вот в какой культуре, веке, стране – с ним получше будет? А здесь все сводится к кодировкам. Тело во все века у нас примерно одно, сигналы на вход подаем не мы, а вот кодируем мы. Задача: принять картину мира, что примиряло бы нас с сигналами.

И вот с этой колокольни: не было более странного социума более странных людей, чем родимое нам общество потребления. Ибо такого разрыва между «культурной кодировкой» и «социальной действительностью» - не было. Средневековье было тут гармоничнее. Да и неандертальцы, в принципе, тоже.

Еще раз, главный-то принцип: главное не иметь то, что хочешь (это невозможно, спросите у маньяков, тиранов и наркоманов – главных бегунов за счастьем), а хотеть то, чего имеешь. Средневековый человек, располагая инструментом религии, мог вполне себе тащиться и переться с простых вещей. В принципе, доступных каждому. С личного смирения, воле к совести, и т.п.

Советский человек тоже имел основания. Каким бы обычным сторожем-маляром-училкой ты не был, культура давала основания уважать себя, и радоваться с того уважения. Трудишься – уже молодец. Детей растишь – герой. Само причастие к этому обществу, а не другому – уже повод для гордости. Культура щедро отсыпала каждому повод себя любить. «Фабрика счастливых идиотов» - скажут иные. А разве фабрика идиотов несчастных – лучше?

Нынешняя культура учреждает огромную, доселе невиданную пропасть между желанием и реализацией. «Гламур – это праздник, который всегда с другими», сказал Фредерик Бегбедер. Что значит – с другими?

Культура учит хотеть секса такого качества, которого средний человек не получит. Тем, на кого его заточили – он просто не интересен. Проблема не в том, что настоящий разврат - это плохо. Проблема в том, что настоящего разврата тебе не будет, а хотеть его научили. Культура учит хотеть «успеха», но ведь ясно, что это относительная категория? Что успех – лишь на фоне не успеха? 10% успеха - на фоне 90% не успеха? А для честолюбивого – один человек на фоне сотен и тысяч. И ведь ясно, что ценность потребления – только в сравнении? Нет понятия «идеальное потребление», «хорошее потребление» - есть лишь потребление среднее, лучшее, лучшее среди лучших. То есть программирован мир, где большинство, купившихся на его заманку, заведомо лузеры.

Общество, по большому счету, толератно к наркотикам. Против них бубнит формальная пропаганда, которой никто не верит, за них же агитирует жизнь. Что остается лузеру? Только наркота разной степени, от героина до «виртуальных миров». «Жить мы будем несчастливо, но, к счастью, не долго» - далеко не самой идиотский слоган эпохи. Действительно – зачем долго-то?

Как сказано, болит от разрыва. Между социальностью и культурой. Можно либо первое подгонять под второе, либо наоборот… Первое – что-то вроде «конституционного права на оргазм» психоаналитика Райха, что-то вроде психоделических утопий 1960-х, что-то вроде образа жизни хиппи с уровнем потребления яппи. Так, кажется, не бывает. А второе – это как? А это примерно так, как учил Сиддхартха Гаутама, за большие заслуги имеющий кличку Будда.

«Дорогой товарищ Будда, пишут тебе больные. Возьми острый скальпель. Приди к нам и отрежь часть ума, в которой общество потребления». Ибо кроме нашего ума, его нет нигде.
Tags:


  • 1

Re: Я в восторге!

это радостно ))

  • 1