?

Log in

No account? Create an account

Критика нечистого разума

Previous Entry Share Next Entry
Где мы?
metasilaev
Если у ежика обломать все иголки, он еще не становится в силу этого зайчиком. Зайчик с приклеенными крылышками еще не птичка. Поздний социализм, на который наложили общество потребления, еще не капитализм.

Тут должно разуметь генезис нашего новоообразования – «Российской Федерации». То, как это было выставлено идеологически, это одно. Но если мы возьмем реальную историю управленческих форм, культуры, элит – получим нечто совсем иное. Да и с идеологией не совсем то, что кажется.

Рождение идеологии новой общности было процедурой негативной, по формуле «если СССР это ад, то его противоположность, видимо, рай». При этом рождение нового понимали специфически – надо отрезать вот это и еще вон то, а там уж такое вырастет… Можно сказать, что так не бывает. Справедливости ради заметим: так почти ничего и не было.

Никто, например, не ставил задачу прививать хоть какое-то подобие «протестантской этики», никто не ставил задачу вложить в головы такие понятия, как «честная конкуренция» или «независимый суд». Изживали «тоталитарное сознание», это да. Тоннами выносили на помойку писания научного коммунизма, тоннами завозили Поппера и фон Хайека. Кафедры научного коммунизма быстро преобразились в кафедры ученой политологии того же фон Хайека. «Почему это вы цитируете Маркса, а не Бодрийяра?» - задавалось на конференциях вопрошанием разного рода фарисейское чмо, не читавшее ни первого, ни второго.

Идеологически изменилось – что? В 1980 году у страны были какие-то тексты, которые считались ее идеологией, были правила обращения с этими текстами. По сути, нормы риторики. Как правильно вставить сочетание слов «классовая борьба», куда впихнуть «международное положение» в доклад о сельском хозяйстве. Сейчас тоже есть набор неких текстов. Риторических правил меньше. «Побольше прагматики». То есть цифири: сколько там нефти, тапочек, бизнес-центров. Что общее в годах 1977 и 2007? Что разумные люди считают культурной нормой не принимать публичную риторику за личное. Если есть символ веры, то он не здесь. А сто лет назад было все-таки по-другому, взять эсера или монархиста, не суть… В этом смысле никакого идеологического переворота в пост-СССР вообще не произошло. Какая разница, во что тут не верят – в Маркса в 1985 году или в фон Хайека в 1995-м? То есть изменился лишь предмет фарисейских манипуляций. Главным же содержанием осталось само это фарисейство, а видимость изменений – лишь способ не затронуть его, родимое.

Революция в идеологии, в политической философии страны произошла бы – приди сюда настоящие упертые либералы. Которые бы, например, судили Чубайса за тип приватизации, ради прагматики (опора нового строя) предавшей, по сути, идеологию (частная собственность не может быть подарена). Их бы не волновала говорильня за антикоммунизм. Это все «софт», а упертые либералы меняли бы здесь «хард», уперто насаждая институты, выбранные Европой лет так 300-500 назад. Совмещая это дело с люстрацией советской элиты.

Что же произошло? Ладно, в идеологии ничего, ибо нет разницы, об чем фарисействовать. Но жизнь-то пошла другая… Скажем так – культурно мы в постмодерне, в обществе потребления. И Запад тоже там. Но он в обществе потребления, которое получается из классического капитализма, а мы в типе, выросшего из развитого социализма. Вот такая матрица с четырьмя квадратиками. А не с двумя, как полагают. Просто добавляется измерение.

Что значит – «общество потребления»? Это дление форм модерна без его содержания. Есть такой на вид парадоксальный тезис, что «общество потребления» начинается, когда все базовые материальные потребности уже удовлетворены. То есть если взять ВНП любой развитой страны, и прикинуть на всех, то все подлинно материальные потребности – удовлетворяются с лихвой, еще и Африке подкинуть можно. Но народ что-то перманентно покупает и докупает? Это он подсел на символические потребности, понты, маркетинг.

Западный либерализм, не столь утвердив, сколь исчерпав свое либеральное как пафос, впал в свой конец истории. Наш социализм впал туда же, исчерпав свою социалистичность. Как-то вот так, а вовсе не перемена русла. Русла вообще иссякли. Все скорее в разных углах одного озерца, где ничто никуда уже не течет.
Tags:


  • 1
Кто-то сильнее в голодном виде, кто-то в сытом. Я бы ставил как раз на мотивированных более пряником, чем кнутом. Да и времена такие. 3 финансиста, 30 пиарщиков и 300 боевиков сделают больше, чем толпа в 30 тысяч рыл любой степени возбужденности и ангажированности.

логика не даёт мне поверить в пряник более чем в кнут.
Пряник можно не получить и останешься при своих. И потом, чтобы его съесть надо быть живым.
Кнут бьёт, пока ты не умрёшь. И если нет надежды, то есть предсмертное - "я умру, но и ты, гад, сдохнешь" (с)

30 тысяч рыл возбуждённые и ангажированные - полная фигня, это жаждущие пряника - типа как в Греции. 30 тысяч рыл, которым надо глядеть в голодные глаза своих детей и жён - совсем другое дело.

  • 1