?

Log in

No account? Create an account

Критика нечистого разума

Previous Entry Share Next Entry
По пиару и по жизни
metasilaev
Кажется, что пиар и пропаганда – явления родственные. Политический пиар, политическая пропаганда. Даже фонетически в словах слышится сродственное рычание. Но если вдуматься – небо и земля. Одно явление принадлежит миру погибающего модерна, другое миру победившего постмодерна. Как бы так сразу пояснить разницу?

Первое, самое очевидное. Возьмем пропагандиста-агитатора образца 1905 года, и технолога 2005-го. Неважно, за кого там будет наш столетней давности персонаж. Кадет ли он, эсер, большевик, вообще какой черносотенец. Если он сам не верит в то, что он говорит, он мало пригоден. Товарищи по партии, словив его на неискренности – «говорю одно, делаю другое, думаю третью» - постараются партию от такого элемента зачистить. Неважно какую. Пропагандист без веры в то, чего говорит-пишет, априори плох.

И наоборот: плох пиарщик, кто искренне верит в делаемый им бренд. Он объясняет, что данная партия или данная водка самые лучшие в мире, но он почти идиот, если сам полагает так. Завтра будет новая водка, новая партия, новый мужик по одномандатному. Прикажете хранить верность? Но это диагноз. Это как проститутка, хранящая верность первому клиенту. Доступное сравнение, грубое, но примерно так.

Он будет, в одном плане, гордиться продуктом, и в другом его презирать. Чем больше гордость в одном – тем более презрение в другом. Он же не глупый человек, наш пиарщик. Если он не только разводит наивного клиента на бабки, а народные массы на доверие, то он мастер. Он знает, как. И он делает мастерский продукт – для лохов. И как ему не ценить свое мастерство? И как ему не презирать народное хлебало? Подтягивать массы до высокого уровня разговора – всегда мимо. Выиграет тот, кто опустит планку. Не надо полагать способность людей к большому разумению. Надо считать их чуть глупее, чем они есть. Условно: можно, конечно, предположить, что студенческая аудиторию западет на Пушкина, но технологичнее предположить, что она западает на ящик пива.

Скажем так: технологии модерна оперируют к логосу, технологии постмодерна – к его отсутствию. Вот есть такое понятие «идеологизированность». А ведь может быть много хуже.

Как-то я приводил историю, правдивую как мычание. Студенческая аудитория. Группа вполне обычная, предмет «философия». Не самая плохая группа, оговорюсь. Без криминальных привычек, что уже, по нынешним временам, почти счастье. И вот я чего-то «преподаю», так сказать. «Поливалентность интерпретации», «вариации трактовок истории», и прочее. Быстро вижу – это некуда положить. Нет полки в голове, куда складывают. А что есть? Устраиваю банальный тест на знание. Что знают студенты второго курса об истории России в двадцатом веке?

Думают. Минут десять. Потом выдают, что в 1912 году была революция. Потом гражданская война, воевали разные цветные: были названы синие, оранжевые, красные и белые. Главная суть революции – «козлам отрубили голову». Кто отрубил? Дословный ответ - «другие козлы». Самое важное – царю тоже отрубили… Кто? Говорят, Андропов. А потом «пришел генерал Малинин и сместил Андропова». Еще, говорят, воевали с немцами. До революции или после была Великая Отечественная – хрен его знает. Может, победили. Может, нет. Мнения разделились. Еще, вспомнили мои креативщики, в России двадцатого века была инфляция. Что это? «Инфляция это когда всем плохо», - пояснили они. Вот сейчас, например, инфляция.

Так вот, в голове у студентов отнюдь не «идеологизированность», а реальность куда более простого и страшного плана. Они, повторюсь, даже не могут быть «идеологизированными». Ибо нет места, куда идеологию можно было бы положить.

Советская власть настаивала на какой-то всеобщей минимальной грамотности, ибо без нее невозможна «идеология». «Сейчас мы вам расскажем, чего и как, слушайте», - это модерн. Это всегда немного «раздача логоса для бедных». Подходите, дети, мы научим вас читать и писать. И еще вы узнаете, в каком году была Великая Отечественная война.

И потом, на основе идеологии, положенной на минимальную грамотность, какие-то манипуляции. Это может быть разумность для дураков, но это разумность, это ее начала. Речи вождей периода модерна не великая мудрость, но они выстроены в целом рационально. Первое, второе… следовательно…

Политтехнологии сейчас – это не рацио. Это даже не профанация просвещения, вроде политзанятий в СССР, а его игнорирование.

Не слишком хитрая поведенческая стратегия – «подпаивать». Например, подпаивать Васю. Чтобы он в подпоенном состоянии делал что-то тебе нужное. Скажем, вставал и кидал голос за тебя. Год, пять, десять – все вроде ничего.

А потом вдруг наш «Вася» спивается, и совершенно уже все равно, за кого спившийся Вася. Это к тому, что однажды можно обнаружить народ в таком состоянии, что, э-э… совсем уже будет неважно, куда это ориентировать. Все равно не встанет.
Tags:


  • 1
Ну да, конечно. В советской элите, особенно поздней, как правило, не было коммунистов. Зато они прекрасно умели ни во что не верить. Что сильно пригодилось потом.

  • 1