?

Log in

No account? Create an account

Критика нечистого разума

Previous Entry Share Next Entry
Коррупция как идея
metasilaev
Принято считать: трава зеленая, небо синее, гражданское общество в РФ слабое. Вроде бы аксиома. Но что под гражданским обществом понимать?

Но почему все сговорились закладывать в понятие гражданского общества исключительно благо? По принципу «гражданское общество плохим не бывает»?
У Гегеля понятие гражданского общества было не такое восторженное. Гражданское общество – все то, что уже не семья, и еще не государство. Три игрока: семья, гражданское общество, государство. И наш игрок тут что-то вроде прокладки. Которая может быть какой угодно. Вот государство может быть и тираническим, и охлократическим – так и гражданское общество тоже может. По отношению к государству у него много ролей: усиливать, цементировать, сдерживать, амортизировать, разлагать, дополнять. Разные периоды – разные функции. Русские цари и Иосиф Виссарионович с гражданским обществом, в меру сил, боролись, полагая государство самодостаточным. Но объект борьбы их счастливо пережил, и здравствует ныне. Если расширить его понятие, мы видим, что в России – сильное, сложное, изощренное гражданское общество. Только оно какое-то не такое. Не к добру оно, что ли.

Еще раз – к понятию. Уже не семья, еще не государство. А что? Землячества, сети одкоклассников-однокурсников, вообще любые сети, включая методологов, неформалов и уголовников, еще, скажем так – устойчивые кампании. Посетили философского кружка «Икс», бани «Игрек» и кабака «Зет». Влияние философских кружков в России сейчас так себе, влияние бань, дач и кабаков, разумеется, доминирует. Условная «баня» - общественный институт. Подчас более значимый, чем парламентская комиссия. Есть вообще подозрение, что официальные органы – что-то вроде исполнительной ветки власти, а реальный центр управления давно съехал куда-то в баню - высший орган законотворчества, бюджетопиления и контроля.

Серьезные люди собираются в «Игреке» и «Зете», чтобы за кружкой пива заняться – чем? Как правило, выстраиванием своей политики в ландшафте нашего государства, относительно государства. Относительно его систем, потоков, ресурсов. Политики, ясно дело, в интересах присутствующих. Вот такое русское гражданское общество, ГрОб, если сокращенно. Проблема не в том, что его нет, а в том, что оно: а). непрозрачно (баня не дает никому отчет), б). эгоистично (замкнуто на ближайший круг), паразитично (использует готовый ресурс). Официальный язык именует это «коррупцией». Впрочем, бывает коррупция нормальная и плохая.

Нормальная коррупция – это как? Это то, что не мешает развитию. Или мешает не сильно. Так бывает? Не будем ригористами, так бывает.

Вот бизнесмен пояснял мне возникновение здоровой коррупции практически в чистом поле. Допустим, ты глава учреждения. Допустим, государственного. У тебя контакты с другими учреждениями. Тебе от них чего-то надо, а им все равно. Чтобы процесс шел, он «смазывается». Еще раз: тебе пока ничего не надо, кроме блага учреждения, но контрагентов надо стимулировать, иначе никак. Занес миллион – получил ресурсов на десять. Для заносов у тебя создается черная касса. Чтобы ее пополнять, разворачиваешь на базе конторы частные бизнесы. А как только создается черная касса, возникает и тест на святость. Надо быть святым, чтобы не брать оттуда себе. На нее же все равно никто особо не претендует.

Если твои сотрудники и твои клиенты довольны – не очень видно, где грех. Или вспомним практики «серых конвертов». Когда сто миллионов долларов висят на кончике пера у чиновника с официальной зарплатой ниже, чем у мастера буровой, то это чревато. Глава администрации, не верящий в святость, либо сажает финансово ответственных сотрудников на конверты, либо дает понять, из какого «крана» сколько можно «отлить». Главное – фиксаж. И соображения дела. Как в советские времена. Воруйте, но чтобы план был.

Как говорил Жванецкий: «не воруйте с убытков, воруйте с прибылей». Если это и зло, то совместимое с жизнью. Так скажем, бытовая коррупция. Она во всем мире есть, и была. Мир с ней свыкся, и ничего.

В чем уникальность российской ситуации ныне? В том, что коррупция перешла на злокачественную стадию. В пост-СССР стали, говоря словами Жванецкого, массово воровать с убытков. А это уже социальный рак.

Что значит – воровать с убытков? Можно реализовать проект, отломив себе. А можно отломить так, что проект похерится. Скажу страшное, сама Российская Федерация – это не проект. Это коллективный «отлом» ценой отмены проекта. Ибо что такое РФ? Это редукция СССР, предпринятая его элитами. Упрощение реальности в особо крупных размерах и корыстных целях.

В позднем СССР была вилка: либо строим постиндустриальное общество с новой элитой, либо сохраняем элиту и вязнем в индустриальном укладе. Элита выбрала себя, индустриальный уклад и периферийную экономику. Предала развитие, потому что не хотела учиться на менеджеров постиндустриализма, и не хотела делиться с теми, кто учиться хотел. Сдала социалистический лагерь и СССР, ибо то была слишком сложная система, не по уму, и оставила себе ровно такой огрызок, с которым могла бы управиться. Чтобы вечно латать вечно погибающее ЖКХ, и ходить среди дикарей вертухаями от мирового сообщества.
Tags:

  • 1
ну ахуенна, че!
рак, ждём метастазов, корчи и сдыхания
ах, как сладко гнить...!!!

может ли элита хотеть или не хотеть?
Жестко, но изящно!

>может ли элита хотеть или не хотеть?

Отличный, должен заметить, вопрос. Просто превосходный. Не в бровь, а в глаз</b> вопрос.

  • 1