?

Log in

No account? Create an account

Критика нечистого разума

Previous Entry Share Next Entry
Пытка свободой
metasilaev
Обычно люди путают с понятием «свобода» одну распространенную ерунду. Если одной фразой: «что хочу, то и ворочу». Если одним словом: независимость. В том числе независимость от самих себя. Ну, например: «я своему слову хозяин, хочу – дал, хочу – обратно взял».

Философы о многом спорят, но о свободе договорились. Под ней понимается «способность быть причиной самого себя». К независимости, своевольству и самодурству это имеет очень опосредованное отношение. Что подразумевается? Свобода – это когда ты принимаешь решение в точном смысле этого слова. То есть когда ты не передаточное звено в цепи причин и следствий: «украл, потому что тело проголодалось», «сказал, потому что родители научили», «помог, потому что велели». А вот когда внешней причины нет, а действие есть, тогда оно и свободное. И можно говорить о решении.

Например? Ну, например, искусство. Любое. Если это не дизайн, не заказуха, не детская поделка, а искусство как оно есть. Оно беспричинно и нецелесообразно. Ничто во внешнем мире не задает параметры того, что у тебя получится. И поэтому то, что у тебя получилось – только твое. И хотя, как сказано, это деятельность нецелесообразна и беспричинна, она не бесполезна и не бессмысленна. Иногда следствием искусства может быть целый народ, ну, допустим, эллины – во многом следствие «Илиады» и «Одессеи» Гомера. Просто он их первым так назвал, словом «эллины». А до этого они себя эллинами, единым народом с общей историей и культурой, не особо ощущали. Несколько похожая история с Пушкиным. Главным его произведением стал, прежде всего, сам русский язык и то, что на нем позднее возникло. И в некотором роде Пушкин – действительно наше все. И у него не было никаких причин быть именно Пушкиным.

Свободные решения – самые сильные. По последствиям. И они типически отличны от любых «выборов». Что вы будете грызть на ужин: сапоги или тапочки? Вы за бандитский капитализм или казарменный социализм? В нашем магазине полная свобода выбора: сто сортов червяка на вкус. Червяк соленый, копченый, маринованный. Свобода выбора – вообще не свобода. Она начнется лишь в ситуации, когда можно изобрести свое. Выбрать между сапогами и тапочками что-то третье.

Нравственность – феномен свободы, целиком и полностью. Это как? Да так, что в грамотном языке несвободные проявления просто не считаются нравственными. «Пошел под танк, потому что командир приказал» - не трагедия и не героизм. Мало ли что командир прикажет. Под танк идти, козлом блеять, детей мочить – все это на его совести. А что тогда нравственно?

Мы говорим «поступил по совести». Когда так говорят? Когда внешних причин для поступка нет, а поступок есть. Соблюдать «приличия», чтобы «не исключили из общества» - это внешнее. Пожертвовать денег, чтобы отпиариться – внешнее. Помочь человеку, потому что он тебе нравится, если верить Канту, тоже внешнее! Может быть, и хорошее, но вне нравственности. А вот не украсть, точно зная, что воровство безнаказанно, нравственно. Ибо необъяснимо ничем.

Важный смысл: свободный человек, в отличие от независимого-от-себя беспредельщика, очень даже зависим. Прежде всего – от ранее принятых своих решений. Даже Бог не может отменить свое же решение. Именно так. Свобода – это тяжело.
Tags:

  • 1
Я осмелюсь слегка не согласиться. Если человек ставит себя в зависимость от ранее принятых решений даже тогда, когда он понимает, что решение было неправильным, это уже не свобода, а "волюнтаризм". Если же выполнять ПРАВИЛЬНОЕ решение трудно, но он его выполняет - тогда он свободен, да! Вопрос свободы тесно увязан с вопросом правильности, истинности. Можно сказать, с проблемой Истины.

Здесь вопрос определения. Решение тем и отличается и не-решения, что его последствия нельзя забрать назад, даже если ну очень хочется. ))

Если именно так определять решение - тогда снимаю свое возражение :)

  • 1