Александр Силаев (metasilaev) wrote,
Александр Силаев
metasilaev

Categories:

Матриархат на марше

Тезис, что матриархат почти победил, не очень-то воспринимают. Да ну, говорят. На всех ключевых постах – мужики. Президенты мужики, бизнесмены мужики, и т.д. Тем не менее говорить об общей матриархальной матрице можно смело.


В культуре последних ста лет случились сильные изменения, почему – бог весть. Может быть, изгибы и прихоти эволюции больших социальных систем. А может, собрались главные масоны и маги, и порешили: баста, ставим эксперимент, мутим новое человечество… Не знаю, чем их не устроило старое. Вообще – оставим конспирологию за ее вопиющей не наглядностью. Обратимся к наглядной антропологии.
Можно говорить о совершившийся в истории большой трехходовке: 1). «семейные ценности», веками второстепенные для мужчин, тихо давят профессиональные, гражданские, религиозные и все, какие угодно; 2). семейный центр смещается на женскую половину; 3). мужчины, оставаясь на посту и при исполнении, усваивают себе женский стереотип поведения. На первый взгляд – ничего особенного. Но чем больше смотришь, тем больше видишь, что это, в общем-то, революция.
Что значит – диктатура семейных ценностей? Известно, как Габриэль Гарсия Маркес писал свои «Сто лет одиночества». Однажды проснулся и сказал, что никуда не пойдет, пока не напишет роман. Хрен вам, а не контора. «А что же мы с детьми будем есть?» - спросила жена. «Дерьмо», - ответил, согласно преданию, Габриэль Гарсиа Маркес.
Жена с детьми каким-то образом исхитрились и таки нашли, что поесть. И даже чем кормить Маркеса. И даже, говорят, гладили ему рубашки. Роман написался довольно скоро, дальше было то, что было дальше… Гонораром Маркес, скорее всего, поделился с семьей. Статусом «жена Маркеса» можно не делиться, он следует сам собой, и сильно отличен от статуса «рядовая баба из Латинской Америки».
Но это вторая часть истории, счастливо венчающая первую. Ее следование из первой части, ясное дело, не гарантировано. Ну мало ли что бы там написалось? Допустим – гениальный роман. Но мало ли какие судьбы у гениальных романов? Так вот: люди делятся на тех, кому первая часть истории вовсе не нуждается в оправдании, и тех, кому она не оправдана ничем. Маркес или молодец уже, или никаким молодцом быть не может, он лох, гад, бяка и нехороший. Кстати, первая точка зрения не обязательно мужчин, вторая точка зрения не обязательно женщин. Это точка зрения с колокольни разных ценностей. А вот ценности могут быть «женскими» и «мужскими».
Поставить все на кон или методично и упорно, изо дня в день, «кормить семью»? У большинства, я допускаю, просто не стает такой выбор. Но там, где он встает – как решается? Вообще, кому человек должен – Богу, стране, семье или только себе, Единственному? Диктатура «семейных ценностей» означает, что должны, как все понимают, в первую очередь не Богу («это все абстрактные измышлизмы») и не себе («это все подлый эгоизм»). Как-то так. Половина российской коррупции – а также коррупции китайской, бразильской и какой угодно еще – следствие вот этого долженствования. «Надо семью кормить», - с честным лицом вздохнет мелкий постовой и большой начальник.
Мы не говорим, как надо и как не надо. Мы говорим, что вроде как имеется выбор. Мужик всегда может решить, что ему ничего особенного не надо, на интернет, пельмени и сигареты вроде хватает, и ну его к бесу, можно заниматься тем делом, от коего тебя прет и радует (квантовой физикой, поэзией, преподаванием, рисованием), и коем ты отмажешься на Страшном суде, мол, не зря родился, смотрите, чего я мог. Но работает великое отечественное заклинание – «а как же семью кормить?» - и квантовый физик-поэт-доцент идет развозить газировку. Его и не прет, и странно предъявлять гипотетическому Судье такое призвание: рекламировал колу, возил колу, продал много-много колы. Но семья вроде бы как «накормлена», сиречь закуплены все приличествующие цацки, состоялся вывоз к теплым морям и т.д.
Ладно, один нобелевским лауреатом как максимум или одним счастливым бездельником как минимум стало в наших краях меньше. «Ты поступил как настоящий мужчина», - скажут ему, но кто это скажет? Из какой логики, точнее, оно будет сказано? То-то и оно. Габриэль Гарсиа Маркес, как мы понимаем, в логике совершенно иной. И Гаутама Будда в другой. И альфа-самец стада павианов, если кого-то не устраивают аналогии с духовными лицами – тоже в другой.
Маркес знает, что надо писать роман. Будда знает, что надо искать спасение. Альфа-самец стада павианов знает, что надо зашугать всех иных самцов и совокупить, по возможности, всех окрестных самок. Все они должны только самим себе и реальные мужики, невзирая на безответственность. Реальнее не бывает.
Если забивать мужскую и женскую программу жизни в короткий императив, то женским слоганом будет «выживай», мужским – «воля к власти» или, как вариант, «воля к истине». Императивом нынешнего человейника является, конечно же, «выживай». Пресловутые «семейные ценности» - это «выживай и не выеживайся».
Между тем природа довольно четко, уже на генном уровне, определила – кому стоить выживать, а кому и не обязательно. Выживать должно женщинам. Новый признак любого вида сначала отыгрывается на мужских особях, для того они, главным образом, и нужны природе. Мутации – на их генном поле. Если мутация несчастливая (как обычно бывает) особь получается так себе, вымирает, или с ней просто не спариваются, и порченый ген отходит в небытие. Мутация счастливая, ее носитель нарасхват – экземпляр оставит сотню потомков. Как только репродуктивный возраст окончен, зверь-самец может подыхать с чувством выполненного долга перед эволюцией.
Женская особь, наоборот, консервирует гены. Это раз. Осуществляет выбор мужской особи с новыми и сильными генами – два. Пестует потомство - три. Природа так и катит вперед.
Человеческое общество – это природа, но и культура. Но культурные роли не сильно отличаются от природных. Мужчина – эксперимент. Он должен все пробовать: новый препарат, новую религию, новую профессию, новый стиль. Чем безбашеннее, тем лучше. Помер с пробы – нормально, это твой удел, затем тебя и родили. Получилось – герой: твой образец начинают тиражировать.
Если говорить в терминах экономики, мужчина – это венчурное предприятие, а женщина – это хедж, страхование. «Семейные ценности» – это хедж. С точки зрения жизни как венчурного предприятия они не имеют смысла, и подсаживать на них мужскую половину – портить. Мужчины, которые испорчены этим, играют на территории чужого смысла и в семьях, где мужик «ради семьи готов на все» - как правило, рулят бабы. Часто презирающие своих мужиков… сами не знают за что. Если бы знали, то ответили – за измену сущности.
Общество, принявшее женский стереотип как всеобщую норму, начинает хреново относиться к войне, публичной политике, творчеству, науке, мышлению. В-первых, неоправданный риск. Во-вторых, непонятно. В-третьих, «воля к истине» - неженское дело. Нет, иногда случается. Но с точки зрения выжить себе и детям это не самая оправданная стратегия, потому ну ее.
Мир феминизирован двояко. На ключевых постах мужики, но если главная мотивация седогривых отцов нации, чтобы у жен и подруг явились домишко у теплого моря и «феррари», и в этом – главная тайна политики? Во-вторых, величавый хрен тоже начинает вести себя феминно. Родину сдаст за смешные деньги, власть в коробочке принесет – чтобы «пожить как белые люди», по-русски говоря, в роскоши. Но собственность как коррелят роскоши скорее ведь женское понимание, мужское понимание, что собственность – это власть.
Следствия? Ежели коротко - прогресс замедляется, мир перестает развиваться… Человечество готово ухнуть в такой застой, что «застой» имели генсека Брежнева покажется оттуда периодом бурного роста, но это уж отдельная тема.
Tags: КК-2008
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 34 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →