Александр Силаев (metasilaev) wrote,
Александр Силаев
metasilaev

Знание – слабость

«Да он жизни совсем не знает». Говорится то агрессивно, то презрительно, то сочувственно. Но что обычно означает в просторах России кодовое заклинание? Как правило, курсами обучения считается хлебание дерьма полной ложкой.

Несомненно знает жизнь тот, кого избили, обокрали и выбросили в окошко. Впрочем, ценный опыт с одного раза может быть не усвоен, и на диплом знатока лицо должно терпеть испытания ежегодно. А лучше всего – попасть в особые испытательные места. Год там, в плане народной поговорки о познании жизни, идет за три. Тюрьма – это вещь. Никто не скажет об отсидевшем, что мужик тот «не знает жизни».
Армия – тоже неплохо. Может быть, слабее, чем зона, впрочем… зависит от части. Если после отбоя в части случаются убитые и раненые, жизнь познается. Чем сильнее бьют табуреткой, тем сильнее вбивается, кто бы спорил, жизненный опыт. Психбольница – это смотря чего тебе колют. Реально больной там лечится, а вот здоровый человек, так или иначе, куснет познания жизни. Тяжелая хроническая болезнь, бедность, бичевание зимой у помоечного костра – все канает под сакральный университет. Изменила тебе жена – балл в зачетку. Ножиком пырнули – два балла. Темной ночью с корешами пустили на шашлыки собаку под технарек – ценная грамота в приложении к диплому. Вкус знаний имеет много общего со вкусом этила, алкашу ли – не знать? Вы его спросите, спросите. Вот кому выпало. Вот кто повидал. Брахман.
С каждым годом познание жизни накапливается. Всяко. Или тебе один раз дали по башке, или 144 раза – есть разница? Вот и в народном фольклоре разница уважается.
Герцог Монморанси, граф Солсбери и князь Вяземский – вовсе не знают жизни. Страшно подумать: пацанами их не били в табло и не охаживали в торец. Ботанье. Жизнь пролетела мимо. Ребята не скидывались последними бабками на пузырь, не было понятия «последние бабки». Не факт, что было понятие «пузыря». «Да знают они, что такое – когда ни гроша, когда у тебя голодные дети»? Великий момент отечественного сатори – «не на что жене колготки купить» - обошел их стороной.
Если же впадать в более-менее серьезную интонацию… Почему-то количество «опыта» считается равным количеству «приключений», а «приключения» путаются с «испытаниями». Люди тридцати лет гордо рассказывают, как они детьми в 1990 году три часа стояли в очередь за колбасой. Пенсионеры гордятся, как они голодали после войны. «Вот этими самыми руками 12 часов в сутки на морозе». Человеку было плохо. Над ним, возможно, издевались. Ему можно посочувствовать. Но какой такой ценный опыт следует из того, что тебе было очень хреново? Шаламов, которому было предельно плохо, понял на Колыме – боль не учит. Никого и ничему.
В большинстве случаев опыт страданий сажает человека на невроз, тормозит умственное развитие, стопорит волю. Знание боли, если с ним специально не работать, ‘nj слабость. Опыт у того, у кого по жизни было больше проблем, а не больше страданий. Проблема – это далеко не страдание. Наоборот. Чтобы посвятить жизнь проблемам, человеку нужно, чтобы его не мучили. Не били в табло. Не держали к клетке. Не заставляли трудиться по 12 часов, тем более руками, и тем более на морозе.
Tags: КК-2008
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments