?

Log in

No account? Create an account

Критика нечистого разума

Share Next Entry
Родина в головах, или национализм – против патриотизма
metasilaev
Есть такие вроде очевидности, которые… «Каждый человек должен любить свою родину». Однако это довольно грязное суждение с точки зрения того, что можно считать выбором мыслить более-менее понятийно. Попробую пояснить.
Во-первых, «любовь» и «долг» - вообще никак не рифмуются. Нет такого долга – любить, долг может быть в том, чтобы переламывать себя об колено, а любовь, как и понимание – случается и дается, это не продукт волевого усилия. Люди могут быть должны поступать определенным образом, но, конечно, не определенным образом чувствовать. Интенция по сути свободна от долгов. Образец нравственного поведения – садист-педофил, более всего мечтающий трахнуть и убить 10-летнего мальчика, но… почему-то этого не делающий. Он – герой кантовского императива, а вовсе не «влюбленные», «родительская любовь», «личная приязнь» и прочие добрости, как бы сопутствующие как бы нашему естеству.
Во-вторых, никакой родины, разумеется, нет. Нет как натурального объекта (в том смысле, в котором нет, к примеру, общественных «классов»). Родина – объект политической рефлексии. Как решили, то и родина. Это конструкт, всегда конструкт. В мире вообще очень мало примордиального и очень много конструктов там, где оное видится.
«Что такое родина?» - спросить можно. Точнее, однако, спросить, что считается «родиной» в той или иной рефлексии, не забывая, что это не столь описание «действительного», сколько конструирование сферы должного – императив, программирующий на поведение. Т.е. родина живет только в голове, но то, как она живет, определяет поведение в мире.
Но сначала лучше спросить: кто бенефициар типа политической рефлексии, в котором есть понятие «родины», как оно понималось в Модерне, 19-20 вв.? Если «родина» не более чем псевдоним некоей императивности, какого рода анонимы стоят как выгодополучатели? И почему бы им не назвать себя, как они есть?
Давайте сравним фразы – «изменить Королю» и «изменить Советской Родине». Изменить Королю действительно можно. Это живой человек, с которым есть некие легитимированные отношения, есть, видимо, присяга. Изменить можно человеку, с которым у тебя отношения, некий договор, а как изменить конструкту?
Однако «изменой родине» очевидно подрывается тип господства некоего, не именующего себя лишний раз. А если бы именовали? В случае Советской Родины это были бы полевые командиры (Котовские, Буденные, Якиры и т.д.), бюрократы сталинского призыва, их дети и внуки, совокупный вырожденный «дорогой Леонид Ильич», наконец та номенклатура, что разобрала СССР в личный траст, короче, в общем и целом – хрены с горы. То есть говорить лично от себя им довольно странно. А вот «родина» - это да. «Умереть за Дерипаску» нелепо, равно как и «умирать за Никиту Хрущеву». Родина – это псевдоним вот этих вот.
Аналогично как-то везде. В обществе Модерна рулит бюрократия и олигархия, точнее – олигархия через бюрократию (будь то СССР, США или Французская республика). Говорить от себя этим людям неубедительно. Возникает вот эта безличность, абсолютный диктатор Сталин с его «есть такое мнение» (а не у меня есть мнение). Не надо от себя. Хуже поверят.
Нация - куда более честная штука. Тоже конструкт, но с меньшей долей неправды. У нации, как у ОАО, могут быть интересы. «Интересы акционеров» - понятно же, о чем речь? А вот «интересы фирмы», «дух фирмы» - это почти всегда передергивание, или безумие, или, точнее, безумие одних и передергивание других. «Корпоративный интерес» и «корпоративный дух» - это разводка. Есть собственник и менеджмент. Если собственник по праву, и менеджмент сильный, там может возникать личная преданность, к которой и апеллируют. И говорят честно: интересы меня, интересы босса, сделать мне, и т.п. Босса, если он крутой и великодушный, можно даже любить. А как можно «любить фирму»? Это извращение, фетишизм.
Если «наше общее дело» - пропаганда, то когда она? Это когда Самый Главный не может сказать о себе «Я». Потому что не собственник, а, допустим, а вор, не менеджер, а так себе, случайный назначенец. Тогда конечно – «дух корпорации», «нам надо», «общее дело».
«Родина» слишком часто – тоже самое, и в больших масштабах. Позиция аристократии честная: я лучше, я соль земли, я ее оправдание, а твой шанс причаститься оправданию – служить и только служить. Менее достойное – более достойному.
А вот бюрократии, олигархии, «слугам народа» - нужна, конечно же, Родина. Но «слуг народа» нет. Есть хорошие и плохие хозяева. Плохие хозяева – это те, которые «слуги».
«Национализм» можно обернуть в пользу, и самый простой смысл тут – оглашается длинный-длинный список акционеров (все французы – акционеры Франции), и говорится, что вот его интерес.
«Патриотизм» это когда служение и жертвенность есть, а «список акционеров» не предъявлен. Кидалово.


  • 1
Спасибо Вам!

С удовольствием читаю Ваш журнал. У меня и у Вас разное понимание одного и того же слова, ну так я же дама бальзаковского возраста, выросшая в СССР, и для меня некоторые советские слова (народ) идиосинкразии не вызывают. А понимания идеалов Модерна нет, даже не знаю, где бы почитать в Интернете. Киньте ссылку, пожалуйста.

С уважением, Наташа.

Сайт Сергея Ервандовича Кургиняна, например. Политолог, весьма возможно, самый умный из коммунистов на сейчас. У нас с ним где-то полярные воззрения, но это же не отменяет его достоинств. В том месте, где он за Модерн против Постмодерна, я готов постоять рядом. Особенно рекомендую лекции Кургиняна на клубе "Содержательное единство" за 2005 год, там его тема раскрывается особо хорошо.


Спасибо! Пошла читать, чтобы понять Вашу точку зрения.

С уважением, Наташа.

  • 1