?

Log in

No account? Create an account

Критика нечистого разума

Previous Entry Share Next Entry
Корень матерной силы
metasilaev
А вот если легализовать мат, совсем-совсем, сохранится ли вообще его очарование? Если в газетах можно будет писать не «плохо» и «хорошо», а «хуево» и «охуительно»?
В чем там сила слова? В недоверии к официальной лексике, к ее реальной выразительной силе. Дискурс сгнил, и если фраза «пользуется доверием в трудовом коллективе» звучит как редкая поебень и просто не хуя не значит, то, может быть, «заебательский чувак» - тот язык, на котором все-таки говорится правда?
Понятно, что правды таким образом становится, наверное, еще меньше. Как не прибавляется калорий от ароматизаторов пищи. А доверие к лексике, к ее выразительной силе – вот оно. Странно крыть слова «ты пидарас ебаный» фразой «ты подлец и мерзавец». Пидарас много сильнее мерзавца. Но сила там исходит из табуированности.
А если снять табу, то, может быть, испарится сила?
Хотя и в этом сценарии остается вопрос: сила-то испарится, но станет ли самих слов – больше или меньше после их девальвации? И люди будут сыпать «хуями» и «ебалами» без всякой необходимости. Жрать ложками соль, переставшую быть соленой. Как в анекдоте: изобрели безалкогольную водку, и вот в трезвяки стали свозить злых, трезвых, ничего не понимающих мужиков.
Так, наверное, еще хуже. А вот если все это просто канет, то хорошо. Но можно ли знать – заранее?

  • 1
Хм... Похоже, что тема требует более серьёзной проработки, нежели просто постановка вопросов, поскольку ты к ней обращаешься уже не в первый раз.

Однозначто испарится, Вы правы. Со слов исследователя Плуцер-Сарно, представления о приличиях в разные исторические эпохи значительно различались. То, что вчера считалось приличным, сегодня, увы. Все дело в табу тех или иных слов. Например, слово «хер» и производное от него «похерить» совершенно не относилось к бранной лексике и употреблялось всего лишь в значении «перечеркнуть». Означает оно не что иное, как сокращение от «херувим». Этим сокращением называлась в дореформенной русской азбуке буква Х, по начертанию напоминавшая изображение херувима. «Бл@дь» в XVII веке указывало на порок впадения в ересь, а в Остромировом Евангелии дословно - «обман, вздор, обманщик, бездумный».

В отношении нивелирования табу... хорошее стремление к идеалу, саморегулируемому обществу, социальной справедливости и пр.

Плуцер-Сарно как-то договорился в беседе с Рудневым до того, что единственное различие в рецепции слова "хуй" на заборе и прозы Толстого в академической конвенции на сей счет. Предельный постмодерн как релятивизация. Но как-то оно того... именно с предельных форм у меня оттуда пошел откат. Т.е. сейчас для меня "постмодерн" почти ругательство.

  • 1