?

Log in

No account? Create an account

Критика нечистого разума

Previous Entry Share Next Entry
Посыл богослова
metasilaev
Вспомнилось… Некогда прилюдно задал вопрос дьякону Андрею Кураеву, я не хотел «срезать», это плохо, мне было искренне интересно – как он ответит. Действительно интересно. Главный проповедник РПЦ, умница, интеллектуал Кураев – послал меня. Если считать, что это было такое мини-интервью, то оно сорвалось. Если полагать, что между нами состоялась полемика, я ее выиграл. В подворотне пославший на хуй – выигравшая сторона, в концептуальной дискуссии – проигравшая. Вынуди оппонента вместо ответа сказать что-то иное, и перед лицом города и мира – если город и мир еще имеют лицо и чего-то соображают – конечно, он проиграл.
Но давайте дословно. Это был примитивный, проще некуда, за версту наивный вопрос, но ответить на него, без самоаннигиляции, церковному дискурсу невозможно. Не только умнице и интеллектуалу Кураеву. Боюсь, любому представителю – любой авраамической религии. Не вообще ответить, конечно, а именно здесь и сейчас, в 21 веке. «Если ребенок спросит, попадут ли его неверующие, но очень-очень хорошие папа и мама в ад, то как вы ответите?». Зря, конечно, про «ребенка». Надо еще проще: «попадет ли человек, единственный грех коего в том, что он не православный христианин – в этот самый ваш ад?». Кураев не столь философ, сколь ритор, и ответил безупречно по пиару, что-то вроде - «я бы поцеловал этого ребенка, видите ли, я не умею вести богословских дискуссий с детьми». – «Ну а мне бы как ответили?» - Но Кураев не ответил уже никак, даже не поцеловал меня, про другое говорить начал, более светлое и приятное.
Если не по пиару, а по истине, то Кураев, конечно, прогнал гниль. Понятно же, в чем вопрос. Но ответ из позиции пиарщика и есть конец богословия. После богословских споров проигравшую сторону, как правило, сжигали, но сначала все-таки объяснили, в чем именно дискурсивно заблуждается еретик.
А как, в самом деле, ответить? Нельзя сказать «я не знаю», это сразу говорит, что ты профан, такого не знать. Можно ответить «да» или «нет». Если «да»… А ортодоксия, конечно, допускает только один корректный ответ, вот это самое «да». Хорошо говорить «да», когда все общество – единоверцы, а иноверцы бродят где-то по периферии мира, их никто в глаза-то не видел, гадов, и можно предположить, что «мы правы, потому что мы и есть настоящее человечество». Можно поверить, что «настоящее человечество», конечно, пойдет в рай, а ненастоящее обречено на вечные муки.
Но сколько православных в мире сейчас, 3% человечества? А если нормально воцерковленных, то сколько, 0,3%? То есть все идут не в ногу, а вот эти 0,3% - в ногу? Э-э… «Спасение для 0,3%» это все равно что сказать, «мы типовая, жестко ограниченная, противопоставленная всему роду людскому секта». Так сказать, конечно, нельзя.
Оставить ответить «нет» с вариациями? «К Богу есть много путей», «Он, сообщая себя, выбирал выражения, учитывая место и время», «различия форму не отрицают общности содержания», вплоть до «ад и рай – это такие метафоры духовной жизни». Но это, простите, экуменизм.
То есть слив символического капитала всех церквей в одну корпорацию. С выдачей неких паев этой корпорации. Такую позицию еще может занять католик, или универсалист-пантеист а ля ведантист, или гностик, или мусульманин, любой, кто имеет хоть какие-то шансы на контрольный пакет и сведение к себе как к общему знаменателю. Понятно, что православие не имеет никакого шанса, ни политического, ни логического – хотя бы на блокирующий пакет в этом всемирно-духовном ОАО. Экуменизм для него не экспансия, а каюк.
Какой еще ответ, кроме «не знаю», «да» и «нет»? Вопрос ведь не открытый. То есть варианты реакции… либо «я профан», либо «я сектант, настаивающий на проклятии 99% человечества», либо «я представитель факультативно-метафорического течения». Ну или послать.


  • 1
"Это только Бог знает". Ответственно заявляю как представитель авраамической религии (верующий то есть :)

То есть Кураев, как честный человек, должен был сказать "я не знаю"? Но если понимать Завет как Договор с Богом, то это получается договор, где... Ну вроде банковского договора по депозиту с формулировкой "размер процента на усмотрение банка". Впрочем, так тоже можно. Слишком разные стороны, да.

По совести - да, потому что пути неисповедимы. Священник может, разумеется, соотнести конкретный поступок с заповедями Нового Завета, более того, он должен быть экспертом в этой области. Но на вопрос про рай и ад "вообще" он ответить не может - даже если известна сумма грехов, грубо говоря, Бог милосерден, и искреннее раскаяние перед Ним может многое изменить. Поэтому и ветхозаветное "Мне возмездие, и Аз воздам" с ударением на "Аз", и новозаветное "не судите, да не судимы будете", и вывод "мы говорим "грех", но не говорим "грешник"". "Не знаю" с разъяснением, почему это знать нельзя, - это абсолютно нормальный ответ.

Угу. Я Вас понял. Но пост, собственно, не про грех, рай и ад. Он про заявку на абсолютность или признание релятивизма учения. Заявка на абсолютность не проходит в излишне большом мире, а признание релятивизма не согласуется с содержанием самого же учения, его же догматикой. В чем и кризис.

У католиков есть удачное определение "добрый язычник":-)

  • 1