Александр Силаев (metasilaev) wrote,
Александр Силаев
metasilaev

Category:

К одной возвышенной патологии

Можно представить себе воззрение на вещи, где признание в «несчастной любви» - более постыдно, нежели сейчас, например, в каком-нибудь сифилисе или там геморрое. Последние зависят от состояния сознания в меньшей степени (тут надо смайл по-хорошему).

А «несчастная любовь» - это, как правило, не самодостаточность, во-первых, навязчивость, во-вторых, и наверняка еще что-то столь же малодостойное, в-третьих… Это болезнь, которую можно понять, но нельзя принять, ну вроде как признание в наркотической зависимости, признания алкоголика, наркомана: если мы любим этого человека, мы простим, но это грех в изначальном понимании греха как ошибки. «Безответно влюбленного» нельзя любить, именно потому, что он ошибочен, он ошибочен в своем духе и в своем теле, и в их синтезе. Любить больного можно только в том случае, если там нечто, в активе превосходящее пассив его болезни, ну грубо говоря, гению еще можно, но кто же знает, что Вася гений? Уж явно не объект его безответности (снова смайл!).

Это не к тому, что автор сих строк не был там. Но есть разница: болеть и ненавидеть свою болезнь, или болеть, холя и лелея болезнь. Люди же все больные, так или иначе. Не физически, так умом. Как говорится, пусть первым кинет камень. И делятся скорее именно так: не столько на больных и здоровых, сколько на потворствующих болезни и… даже не то, чтобы сильных сопротивляющихся, просто знающих: надо сопротивляться. Лох, который знает себя лохом, уже лох плюс, и это почти все, что реально возможно. Смайл – в третий раз.


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments