?

Log in

No account? Create an account

Критика нечистого разума

Previous Entry Share Next Entry
Банальная интеллигенция
metasilaev
К одному из вариантов определения, самого, наверное, простого. Интеллигенция это не ум, честь и совесть эпохи. Это не очки и шляпа, не враги народа, не Лихачев, это социологическое понятие. Это больше, чем малое («представитель народа», «рабочий», «клерк»). Но это не так уж много. Это не десять человек на страну, скорее десять миллионов. Простейшее определение: способные делать сложную практику, синоним – имеющие высшее образование. Не диплом о нем образца начала 21 века, а соответствующие его идее. Умеющие делать то, чему жизнь учит несколько лет.
Тест прост: вот подросток, заканчивающий школу. Сколько ему учиться, чтобы выучится на тебя? Здесь довольно быстро выясняется цена «менеджеров», «рекламистов», «журналистов», «операторов», «продажников» и прочего. Реальный курс молодого бойца занимает, если берем среднего представителя цеха, несколько месяцев, остальное – от лукавого. Интеллигенция это там, где путь, и он занимает время. С этим автоматом сопряжены некоторые вещи в плане этики и эстетики, например, уважение к сложному, интуитивное понимание границ своего понимания, а значит, отсутствие бытовой глупости (сводимой обычно к неведению сих границ). Но это прилагается, самый ясный мониторинг по компетенции. Что ты можешь?
Но знать что-то и знать это свое знание – разные вещи. Отсюда можно станцевать к интеллектуалу и его дефиниции. Есть определение Мишеля Фуко: «работающий над изменением сознания самого себя и окружающих». Можно сказать, способный бодяжить дискурс по правилам и с успехом. Успех и есть «изменение сознания». Какой дискурс? Ну вот можно что-то делать, а можно еще поговорить о том, что ты делаешь. Вот эта способность выделить теорию деятельности, рефлектировать себя в ней. Транслировать как отчужденное знание. Это интеллектуал. Интеллигент пишет прозу, играет в шахматы, принимает управленческие решения… Он чует, что надо ходить лошадью, чует, что Василия не надо брать на работу, и т.п. А интеллектуал – онтолог и методолог. У него теория шахмат, теория прозы, теория управления. И по большому счету, ему интереснее про свою теорию, чем просто так ходить лошадью. Лошадью все могут. Это такой интеллигент штрих.
На хорошем литсеминаре, скажем, семинаре премии «Дебют», это было хорошо видно. Номинанты по своим текстам – чего таить? – зачастую не слабее членов жюри, ну чем какой-нибудь Шаргунов слабее какого-нибудь Бавильского? Но они обычно слабее по тому контекстному тексту, который о своем же прозаическом тексте. Поэтому те говорят, а те слушают.
Умение разглагольствовать, чтобы от этого зачинались практики. Или можно сказать: практика, предметом которой выступает теория, а уже предметом теории будут простые практики. Практика, как писал Делез, переход между теориями, а теория – переход между практиками. А интеллектуал, добавим, это бомж, живущий в этом весьма подземном переходе.

  • 1
  • 1