Александр Силаев (metasilaev) wrote,
Александр Силаев
metasilaev

Формулы элитария

Кто элита? По Гегелю, перечитанного Кожевым, это люди, отринувшие инстинкт самосохранения, ставящие на кон – самую жизнь. Это такая духовность: борьба за признание как идеальная ценность, снимающая саму биологию. И что замечательный парадокс – лучше выживает готовый к смерти.
По Марксу, это люди, случаем собранные по сильную сторону отчужденных законов (однако если допустить, что они там собираются не случаем, а сами собой, в их позиции появляется закономерность: пусть они не творцы законов, но хотя бы – их медиумы, их особая субстанция, их судьи и прокуроры, и особо ценные кадры). В чем-то схоже у Бурдье. Ежели по нему, это жертвующие индивидуальным частным – чтобы говорить от группы, решать от имени общего и всеобщего.
Гераклит Эфесский писал вот так: «Война есть отец всех вещей. Одних она делает рабами, других свободными. Одни становятся богами, другие остаются людьми». Его любил цитировать Мераб Мамардашвили. Если же резюмировать социальный гуманизм его самого: раб всегда в незримом альянсе со своим господином. Поэтому не надо жалеть раба. Господин лучше.
По Ницше, это носители проактивности. По сути, речь идет о способности принимать решения, не мотивированные внешним тычком и пинком, некоторый отказ от слепой и тупой реакции. Но при этом активность. В некоем смысле, «немотивированное решение». Что отчасти тавтология. Подлинное решение мотивировано самим собой.
При этом «воля к власти» отнюдь не значит, что человек непременно хочет занимать властный пост. Стремление к посту – зачастую и будет типовой реакцией на социальные среды. «Воля к власти никогда не проявляет себя в борьбе» (Делез и Гваттари, «Капитализм и шизофрения»). «Не брать, но отдавать, не добиваться, но сотворять» (Делез, «Ницше»). Там же: «лишь там, где победил нигилизм, воля к власти вожделеет господства». И собственно Ницше: «Неслышно вращается мир вокруг творцов новых ценностей».
Резюмировать под общим знаменателем это сложно. Если совсем пунктиром, то можно сказать: наш герой – агент идеального. И субъект в той мере, в какой агент. Как-то так. Раковая опухоль головного мозга – та элита, что не присягнула идеальному (обычно ее лечат гильотиной вместе с башкой). Наш агент идеального подчас невыносимо жесток, но… более жестоко его отсутствие.
Самая простая апологетика любой власти звучит так: запрос на управление рождается в управляемом. При этом низшие управляющие контуры («контролеры») оформляют заказ на высшие («штабисты»), те же, в свою очередь, вызывают к жизни верхние центры («идеологи»). Плох не столько сам механизм, сколько его поломки.
Сюда же правило: все, что не может управиться с собой само, будет управляемо либо исчезнет.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments