January 8th, 2020

Честное левое чувство

------///------


         Про левый дискурс. Я бы по-человечески понял, если бы он выражался примерно так.

        «Суки, твари, ненавижу. Я не красив, не гениален, беден, мне не везет. Хочу, чтобы все богатые, успешные, везучие люди – горели в аду. Или, как минимум, потеряли все свои посты и деньги. Но лучше – чтобы они еще сидели, болели и мучились. Самых известных – обезглавить на площади. Самых красивых женщин объявить коллективной собственностью. Гениев поселить в бараке. А кому сильно повезло – лично пытать буду. Уууу!»

        Это самое человечное, что я нахожу в левой идее. Не к тому, что, упаси боже, я это поддерживаю. Но здесь мне нечего возразить. Это как бы эмоция, а эмоции не ошибаются и не врут. Если человек чувствует  А, он не ошибется, если скажет, что чувствует именно А, а не Б. Это как желание маньяка убивать людей. Нельзя сказать, что он где-то заблуждается, неверно трактует мир, и его можно теоретически опровергнуть. Серийного убийцу можно убить, как бешеную собаку, но не разнести в споре. Он, вероятно, болен, но нельзя сказать, что он дурак. Ну а если возразить нечего – стоит помолчать.

        Неглупый человек может разделять левую идею на уровне чувств, у Ницше было про это слово «ресентимент». И это может сочетаться с умом и талантом, например, Жан-Поль Сартр или ранний Лимонов периода «Эдички». Там чистый ресентимент – двигатель прогресса. Ну если не прогресса, то талантливой писанины – точно. И среди маньяков бывает доктор Лектор.

        Collapse )