?

Log in

No account? Create an account

Критика нечистого разума

Наука не рисует собаку
metasilaev
Повесть тоже модель. – Знание не картина, а ключ. – Выживание важнее сходства.


         Все, что у нас есть – это модели. Что-то одно, изображающее что-то другое. Учебник физики – модель физического мира. Но художественный роман тоже модель! Он ведь изображаем какой-то мир: современный, исторический, пусть даже фантастический, но по каким-то важным законам все равно совпадающий с нашим (иначе нам про него было бы неинтересно). Возможно даже теория эстетики, судящая произведение по тому, насколько оно правдиво. То есть эстетика сводилась бы к эпистемологии. В пределе гармония, как в известной фразе, проверялась бы алгеброй. Про это интереснее поговорить подробнее, но пока…

      Основной вопрос эпистемологии, как мы отличаем плохие модели от хороших?

         При этом как-то их отличать умеют все люди, включая маленьких детей. Без этого умения человек не выживает, это главное, чем мы занимаемся, существуя в культуре и продолжая существовать в эволюции. И чтобы отличать модели, знать слово «эпистемология» не обязательно. Как сказано, кое-что мы умеем по умолчанию, без специальной подготовки. Обычно, того не сознавая, люди имеют схожую теорию истины, вроде персонажа Мольера, что с удивлением узнал, что всю жизнь разговаривал прозой.

        По умолчанию у нас обычно «иконическая теория истины».

        Чтобы иметь такую теорию, теоретизировать не надо. Мы даже не думаем, что это теория, мы думаем, что так и есть. Но это теория, причем не лучшая из возможных.

        Икононическая теория истина про то, что портрет собаки должен быть похож на собаку. И чем больше сходство, тем истиннее. И вот мир якобы такая, позирующая нам собака, а ученые ее срисовывают…  Не только ученые - вообще все. Проблема в том, что мы не знаем, как выглядит это собака «на самом деле», мы имеем дело только с ее портретами. Read more...Collapse )