?

Log in

No account? Create an account

Критика нечистого разума

Энергия фриков и шарлатанов
metasilaev
    

        Употребляя некое понятие (а тем более изобретая что-то свое!) осторожнее с тем, на что нельзя показать пальцем.


         Точнее сказать, изобретают не слово. Обычно берут какое-то слово и придают ему новое важное значение. Например, кто-то внезапно понял (отличным от всех образом!), что такое на самом деле гармония, сознание или информация. Дальше вокруг этого камня начинают возводить стены теории.  

       И вот здесь надо осторожнее. Я сказал «палец», но это скорее метафора. Не обязательно показывать пальцем на вещь. Можно показать на процесс, условие, фактор. Короче, нечто, что мы упоминаем, должно быть переменной, влияющей на другие переменные, и вот эта функция должна быть наглядна показана на эмпирии. Иначе мы имеем слово, которое значит что угодно, но это тоже самое, что не значить ничего. Обычно такое слово не является элементом нормального модельного описания, а лишь элемент знаковой конструкции, призванной обеспечить гомеостаз психики, не имея отношения к миру.

       Если сейчас было сложно, на примере будет просто. Вот два слова, которые очень любят сумасшедшие, шарлатаны и честные обыватели, которым захотелось немного пофилософствовать. Это «энергия» и «информация». В словах как таковых нет ничего плохого. Они есть в словаре науки, но там они определены, энергия более четко, информация менее, но тоже записано, что это такое, хотя и по-разному.

       Обратите внимание, что околонаучные (и философствующие) фрики всегда употребляют эти слова в каком-то своем значении, но до конца не поясняют, в каком. Они не доводят до того, чтобы, как положено, показать пальцем на некую функцию и связанные переменные. Они как бы намекают, но полагают, что этим уже все сказали.

       Например, такая фраза: «Вселенная имеет информационную природу». Read more...Collapse )

Чем самолет надежнее Гегеля?
metasilaev


       Далее разбирается одна из причин, почему большая часть философских текстов «не работает» (в том смысле, в каком работает наука или хотя бы ваша микроволновка – на нее, в отличие от Хайдеггера, можно положиться).


     Формулы строгие, а понятия нет. Поэтому в математике может быть доказательство хоть в 100 шагов, а в философии – нет.

     Обычно слово не имеет четких границ и однозначных смыслов (по крайней мере, в естественном языке). Это обнаружил еще поздний Витгенштейн, ранний полагал, что мир логичнее и проще. Возьмем, например, слово «игра». Можно ли дать такое, самое лучшее и точное определение, чтобы отделить все случаи, когда происходит именно игра, от случаев, когда происходит что-то другое? Возможно, плохая новость, что такого определения не найти, но хорошая новость, что нам его и не надо. Люди прекрасно используют слово «игра» в своей речи (и отлично играют в своей жизни) без того, чтобы однозначно прописать что-то в словаре.

     Так и не записав однозначно, что такое игра, Людвиг Витгенштейн ввел понятие «языковые игры». Это то, что мы делаем со словами, когда мы с ними живем. Можно жить с разными словарями, можно жить с мерцающим словарем, где пробелы, многозначность, полисемантика – главное, что с этим можно жить. Другой жизни нам все равно не светит.

     Так вот, всех наших терминов тоже касается. Когда мы вводим предельные категории, кажется, мы говорим о чем-то четком, ясном, определенном. Но это тоже слова.  Качество, сущее, субъект, объект, идея, явление, действительность и т.д. – это все такие слова. Они точно также мерцают, как и другие, даже еще сильнее. Слова кошка мерцает меньше, чем слово идея. Просто насчет того, что такое кошка, у людей больше согласия, чем начет того, что такое идея. И то, что в метафизике считалось самыми простыми первословами, оказывается довольно сложными штуками. Read more...Collapse )