August 31st, 2011

Козырь гуманитарности

Есть такие расхожие поговорки банального разума: небо синее, трава зеленое, советское образование лучшее в мире. В доказательство приводят сравнение школьных учебников, к примеру, по математике, для одного и того же возраста. Наш учебник обычно умнее, чем западный, но стоп – разве мы меряемся учебниками?

Если уж мерить, то в социализированности людей. Если уж совсем грубо: есть сила и есть слабость индивида в социальном поле. Человек проходит через какое-то место, и там ему ставят какие-то силы, и прививают какие-то слабости. Если место хорошее, то сильностей по итогу больше, нежели слабостей. Если надо сравнить полезность мест, то сравнивать надо по этому остаточному итогу.

Так вот, к образованию. Его эффективность не сводится к конкурсу на лучший учебник. Если мерить, то не учебник, а остаточные знания, это первое. Если человек учил органическую химию, и ее не знает, то это не лучше, если он ее вообще не учил. Это даже хуже: время потеряно непонятно на что. И второе, мерить должно не остаточные знания, а то, что человек может с ними сделать. «Компетентностный подход», популярный ныне, исходит из простого: мало дать знания, прежде всего надо дать знание, что делать со знаниями. И третье, должно мерить не совершенство внутри деятельности, а полезность самой деятельности, тут можно спорить, чья полезность, и самый простой ответ: с точки зрения самого человека. Вот если он говорит «спасибо, мне это помогло», то он прав.

А теперь оглянемся окрест: массовое постсоветское образование есть советское минус прилежание в самом широком смысле. Рудимент и к нему вдобавок расхлябанность, скажем так. Но критически хочется обратиться не к расхлябанности, и даже не к рудименту. Хочется акцентировать слабость системы в ее самом сильном, как принято считать, месте. Советское образование сильно там, где оно техническое и естественно-научное, что признают даже его противники. Но общая слабость системы как раз в ее ставке не на гуманитарность. Collapse )