April 20th, 2011

Формат греха

Каждому укладу – свои закон и мораль. Что хорошо охотникам-собирателям, плохо для аграрной империи. Нормы феодалов не лезут в капитализм. По нормам постиндустриала, если о нем помечтать, огромная часть человечества, во-первых, заядлые иждивенцы, во-вторых, матерые преступники.

Грубо говоря, человечество не пролазит в узкие врата «коммунизма» а ля братья Стругацкие не от недостатка материально-технической базы. С базой все хорошо. Если ту же робототехнику понимать правильно, не как «здравствуйте, я робот Вася», а как тотальную автоматизацию, в первых странах оно есть. Не пролазит человечество, прежде всего, по состоянию психического здоровья, по уму и по совести.

Каково должно было бы быть законодательство постиндустриала? Но сначала общий вопрос: чему у нас вообще служат законы? Некоему благу целого, скажем так, ради которого можно жертвовать частью, тем более вредной и бесполезной. Немного отвлечемся ради наглядности, разберем нюансы нашего времени.

Если мы обратим взоры на нынешний Уголовный Кодекс, то найдем там ряд удивительных преступлений. Преступлений, где совершенно нет пострадавшего. Его нет, а преступление есть. Еще больше таких преступлений можно было насчитать в Советском Союзе.

Например, если некто хранит у себя пистолет или мешочек с марихуанкой, то пострадавших тут явно нет. Вот если укуренный человечек начнет стрелять из пистолета по птичкам и попадать по людям, то вот тогда… Но тут уже начинается логика рабов. По ней, например, борьба с изнасилованиями должна быть превентивной и сводиться к поголовной кастрации. Collapse )