October 14th, 2010

Игры на понижение

Почему «парашют» надо все-таки писать через «ю», а в общественном транспорте нельзя заниматься сексом? Вопрос не банален. Уже в 21 веке, скорее всего, люди разберутся и с транспортом, и с парашУтом. Столь же мало разумея наши условности, как мы дворянские традиции 19 века.

Начать хотелось бы с конца, он же вывод. Преступления, они же грехи, можно поделить на два больших вида. Одни нарушают правила напрямую (убил, украл, прелюбодействовал с ослом ближнего своего в день субботний), другие правила подрывают и подкапывают. Закон реагируют, когда его игнорируют в лобешник. А если тихонько-маленько, в пограничной зоне, где то ли можно, то ли нельзя, причем действуя больше словом, чем делом… Это можно.

Хотя, если вдуматься, то прямо нарушать правила не так страшно, как их редуцировать. Сыграть на понижение и выиграть.

Редукция - упрощение, слив, вынос в ноль. Один из самых известных случаев редукции в мировой истории – пожалуй, вопрос, Понтия Пилата к Христу. «Что есть истина?». Точнее, наверное, перевести его так: что есть совесть? О более отвлеченном знании перед крестом как-то не говорят. Значит, «что есть совесть?». Но там надо ловить контекст, про что это сказано. Collapse )