March 26th, 2010

Сюрреальные пацаны

«Пацан», «реальный пацан», «настоящий пацан» - все это может быть комплиментом и сильным словом, но в мире, редуцированном к чему-то столь простому, что на фоне 19 столетия это умирание. Тогда люди прежде всего делятся на пацанов реальных и ирреальных, конечно, спору нет. Но мир еще не дошел до этого состояния. Если дойдет, нормальное слово, емкое. Буду им говорить. А сейчас его потребляют люди, мир которых упростился чуть быстрее, чем мир вообще. Это не знак простой честной дикости, это именно на руинах. Викинг был примитивен. А пацан - редуцирован. Если брать явление как культурное.

Уходы от личности

Какой-то классик писал, что женщина любую идея переводит на личности. Речь, понятно, об архетипической дискурсивной манере. Многие испорченные мальчики, например, дадут фору девочкам. Так вот, поймал себя на обратном – как правило, любой разговор о личностях я перевожу на идеи. Ну, допустим, развивая тему «Вася козел», я не успокоюсь, пока не смотаюсь от конкретного к абстрактному, и обратно. К какому типу принадлежит наш Вася, какая культурная матрица Васю делает, какой принцип или отсутствие какого принципа воплощает Вася, и какая тут хрень – если говорить по чесноку. Восхищаемся тоже не столь человеками, сколь принципом, воплощенном на человеке особо удачно. Местами, наверное, такая манера даже смешна, особенно если перегнуть, но… мне так удобно. А тут еще фраза классика. Как говорилось в одном анекдоте, «вот за что тебя уважаю, друг – за то, что ты не баба». На всякий случай – жирный смайл.

Оскал гуманизма

Давайте представим такое шоу на ТВ. Собираются в студии шесть человек и играют в русскую рулетку. При этом общаются, отвечают на вопросы ведущего, друг друга и зрителей. До этого шоу раскручивается, про каждого участника показывают мини-фильм, как он дошел до жизни такой, несколько дней ажиотаж нагнетается, сама передача – лишь кульминация. По завершению передачи из студии выносят один труп, а пять остальных участников получают по миллиону долларов. Collapse )