January 14th, 2010

Пионерские значки

Может, это с возрастом, а может, я пролетаю мимо какого-то главного смака жизни. Но пары, по которым сразу видно, что это пары (чмокаются каждую минуту, трогаются, зациклены на партнере, выходя в свет, эдакие монофилы), кажутся менее естественными, чем пары, по которым ни черта не видно. Ну а чего, действительно? Кусок общей жизни – позади, кусок – впереди. Секса впереди вагон, если надо. Разговоров – три вагона с прицепом. А прилюдные чмоки-чмаки – это про что? Ну подросткам – еще не надоело. Первые недели знакомства – куда ни шло. А потом? Демонстрация, что «я с тобой, зайчик»? Так это неуверенность, если надо подтверждать. Желание ответной любви – вообще довольно истеричная штука, кстати. Даже без демонстрации, с первомайскими-то кумачами. Подлинно здоровые отношения – это когда мужчина и женщина заходят и разбегаются по разным углам. Ведь очевидно – успеют еще наговориться, натрахаться, надоесть друг другу до чертиков, все успеют. И уже это понимают. При том абсолютно доверяя друг другу. Доверие как та самая черепаха, на которой понаставлены три слона и земная твердь. Ну а перманентные знаки внимания – пионерские по сути значки. Атрибут школьной формы.

Жить страшнее

Можно восхищаться самурайским харакири как верхом доблести. Но вообще-то это скорее форма убийства, чем самоубийства. Вот попробуй не сделать это, когда надо… Тут случай, когда живые позавидуют мертвым. Сам себя режешь еще как самурай – тебя, отступника, будут резать как собаку. А между тем самоубийство это «добровольный отказ от жизни». Где же добровольно-то?
И когда это полагается делать? Да в любых ситуациях неоднозначности нравственного выбора, например. У самурая – много долгов. Он должен сюзерену и императору. Что делает самурай, если сюзерен поднимает бунт против императора? В идеале режет себе живот, чтобы никого не предать. И в других похожих ситуациях: думать не надо, мучиться не надо, резать надо. Предки резали, и ты режь.
К чему мы, ведь не к экскурсу же в Японию? А оно сплошь и рядом. Люди жертвуют людьми и самопожертвуют, рвут отношения, рвут контракты, рвут самих себя на куски – лишь бы не пребыть в ситуации, которая невыносима. Типа такая доблесть. Но может быть пребыть в ситуации, определиться в ней и остаться – круче?
В античной Греции, слава богу, сэппуку не было. А схожие нравственные коллизии были. Когда любое решение – плохое. Конфликт чувства и долга, двух разных чувств, двух долгов. Герои в античной трагедии обычно погибали, но успевали как-то определиться.
За что им большое спасибо от благодарного человечества. Так оно, человечество, возникало. Определившись по ситуации, заняв позицию, ответив по понятиям. Тем самым, которые эйдосы.

Проигрыш с большой П

Как писал классик, любая жизнь – история поражения. В каком-то смысле – конечно. С другой стороны, люди все-таки различаются, есть даже такие, что не зря родились. Видимо, дело в масштабе. В нем и только в нем. И цель – одержать максимально возможное тебе поражение. Именно тебе. Именно максимальное. Сыграть суперигру. Хрен выиграешь. Но здесь главное участие. В этом смысле выиграли все, кто просто в это играл. И хорошо звучит – одержать поражение. Лучше, чем потерпеть победу…