January 6th, 2010

Походы на личности

Вот говорят, что нельзя «переходить на личности». Между тем критический метод у того же Галковского построен на этом переходе, там аксиома: не перейдешь на личности – не поймешь. Надо выпотрошить всю историю человека, весь его генезис, бессознательные хотелки и страхи его круга, угадать психологию, типовые реакции, ареал обитания, мимикрию.
Так что это - хамство или средство познания?
Видимо, так: переходить на личности можно, если ты делаешь это до конца. Взялся – иди. Предъявляй. Но меньше, положим, трех килобайтов предъявлять не моги. И еще должно быть интересно. И действительно иметь отношение к человеку. Стреляешь – попадай.
Хамство – это когда вроде бы переходят на личности, но не доходят. Сворачивают на обочину, устраивают пикник. Стреляют, но мажут.

Лохи в дискурсе

Продолжая линию Фуко – сложно говорить, что «норма», что «извращение». Норма устанавливается дискурсивно. Дискурс устанавливается силой. Таким образом, «извращение» это просто «слабость». Причем на уровне скорее сообществ, чем индивидов. Слабость, мешающая им захватить и контролировать дискурс. Все качества, редуцированные на количество воли к власти. Так, гомосексуалисты грешны отнюдь не тем, что «ебутся в жопу», «сосут хуй» и так далее. Это все, по большому счету, дело личного вкуса. Грешны же они тем, что их сообщество в целом слабее нормалов, и проигрывает битву за дискурс. И не важно, чем именно слабы, это отдельная тема, и можно про нее отдельно.
Вот сейчас, вроде бы, немного отыграли, но немного (все разговоры о засилье голубой мафии покрываются тем, что гетеросексуалом быть пока еще выгоднее). В Элладе, если верить рассказам про Элладу, пидары держались хорошо, молодцы те пидары. Но это лишь эпизод. На человеческой истории, взятой в среднем, сообщество стоит так себе.
И не надо сетовать на численный перевес, ведь поэты, дворяне, воры в законе – все это тоже меньшинства, но они-то в среднем сильнее, чем большинство касательно их.
Все, кто в исторической средней не подобрался к власти над дискурсом – стало быть, действительно чем-то плохи, и победители могут звать таких на свое усмотрение, в том числе, например, извращенцами.

Подсев на суррогаты

Логика последнего периода истории: сначала разрушаются какие-то системные коды цивилизации. Потом быстро выясняется, что без них ни тпру, ни ну. Тогда с черного входа заносятся подпольные держалки-крепилки. Например, то, что мы называем «коррупцией». Понятно, что без нее – будет еще хуже. Чтобы система не рухнула, тем более, чтобы изменялась – нужна матушка-коррупция, ой нужна. Но сначала был создан такой мир, что без нее никуда. Или та же самая история с дедовщиной в армии. Понятно, что дедовщина – благо. Потому что дает какой-то порядок, вынь ее – будет беспредел, солдаты, посылающие офицеров на хуй. Это да. Но сначала выдернули те конструкции, которые дедовщина сейчас замещает. Раньше ведь ее не было, и ничего. Не падало.
Коррупция – необходимость нашего типа цивилизации, цивилизации с двойным дном, построенной на разводках, умолчаниях, пиаровском гоне. В прямом смысле слова необходимость: то, что нельзя обойти.
Можно без нее? Можно. Но это должна быть другая цивилизация. С отменой идеологических догм даже не Постмодерна, а Модерна. Честнее надо быть к себе, к миру. Для начала хотя бы описать общество не по учебнику, а как есть.