January 2nd, 2010

Отец политкорректности

Столь почитаемая мною добродетель «договороспособности» мало того, что мало похожа на нынешнюю «политкорректность», но и противоположна ей в чем-то существенном. Прежде чем начать договариваться с другими, надо понять, причем вначале себя самого. Понять как систему различий тебя от другого, как бы это не было больно, тебе ли больно, другим. Отсюда и некоторая картинка других. Любить других вовсе не обязательно. Главное, скорее, в том, чтобы любить себя хотя бы чуть более, нежели свои понты (для большинства задачка довольно сложная), считать, давать гарантии, занимать и держать позицию. Но сначала – раскумекать что-то о себе. «Как понять то, что само себя не понимает?». Вот именно. Но людям все-таки надо дать такую возможность. :)
Такой взгляд начинает с того, что «дифференцирует». Политкорректность же «интегрирует», как оно и полагается коммуноидному учению. :)
Все равно всему: женщина – мужчине, ребенок – взрослому, кит – слону, Вася – Пете. Есть только атомы и пустота, нет сущностей, нет различий, есть только формы и комбинации, но реально лишь Единое, понятое как Субстанция. Космос как система гармонических различий нереален, реален Хаос, точнее, то, что теоретики постмодерна называют Хаосмос – великое Ничто, чреватое Всем. Ну и отсюда уже, конечно, все люди братья. А кто брататься не будет, тому кишки вырвем.
Но если в мире есть хоть что-то реальное, то люди, к счастью, никакие не братья, тем более не близнецы.
«Свобода, равенство, братство» стоит на агрессивном отрицании реального, можно добавить – невротическом отрицании. Пролонгированная истерика как психоэмоциональное ядро идеологии – «Танька сука!», «ты все равно будешь меня любить!», «купи мне попугайчика!» и так далее.
Отец политкорректности, конечно же, дьявол. Ну если он действительно тот самый легендарный Отец лжи.

Глаза другого

Два человека могут удариться в своего рода заговор: довольствоваться своим отражением в глазах другого. Гнить и дурить, расцветая меж тем в глазах своего возлюбленного подельника пышным кустом сирени. За ту же самую услугу с его стороны. Репрезентативная группа, суженная до одного, рискованна сектантским загибоном, но… фишка в том, что «личностный рост» и прочее – делается по той же формуле. С сужением репрезентативной группы. Это условие практически необходимо, хоть и недостаточно. Нужно суметь – плюнуть на окружающих. «Чтоб они, поганые твари, утерлись своим сраным мнением». Это очень правильное, хорошее, конструктивное настроение. С него обычно начинает свою игру одаренный подросток, а с чего еще начинать?
Ибо в глазах большинства окружающих никакого роста, конечно, случиться не может.
В общем, все упирается в удачу с партнером.

Неспособные к Договору

Договороспособность – великая добродетель. И все с ней можно понять и принять, и коррупционера, и наркомана, и зверского палача, и педофила какого болезного. Всем найдется место под солнышком, если с ними можно договориться. Кроме одной категории людей. Какой же? А все просто, ответ в тавтологии: договориться нельзя с теми, с кем нельзя договориться. И самое гуманное, конечно же, их убить. Можно их, конечно, держать в тюрьме, но это менее гуманный вариант с точки зрения интересов хороших людей, ну зачем на деньги хороших – содержать плохих? В рабочей силе зэка никто в 21 веке уже не нуждается, значит, он чистый пассив, а пассивы должны быть с баланса того… списаны. Или переведены в разряд активов, но как? возродить институт рабовладения? Собственно, рабами и становились те, с кем по человеческим понятиям не получалось. Пленные, должники, преступники, и потомство всей этой сволочи.