December 20th, 2009

За тех, кому надо

Что почесть за главную добродетель?
В лучшем смысле этого слова. Вспоминается у Ницше: спросите мальчишку, хочет ли он научиться быть сильным, а затем спросите, хочет ли он научиться быть добродетельным – и почувствуйте разницу. Так вот, в лучшем смысле. «Добродетель» как то, что надо самому человеку, а не тем, с кем он имеет дело.
Одно время мне казалось – мышление. В отличие от любых знаний и навыков, это универсально. Может вытащить все, закрыть любую дырку. Ну, почти любую…
Может – но вовсе не обязательно. Так, видишь людей, которым сложно отказать в мышлении – и что? И ничего. Не завидуешь им. Не отказываешь в мышлении и себе, и местами не завидуешь себе тоже.
Тогда стало казаться: да просто отсутствие невроза, черт его дери. Ну и других расстройств, от того производных. Колоссальное преимущество. Это как зрячий в стране, где все слепые. Одни слепые просто, у других какие-то компенсаторы.
Но далее подумалось – странно определять через отрицание. Просто по форме странно. Да и по жизни: вот дурак со столь примитивной психикой, что там, кажется, даже ломаться нечему. И что? Невротик-интеллигент будет успешнее. Нет, я не специалист. Может, он дурак как раз потому, что там не пусто, а ломано-переломано, и пусто уже потом. И разные геттообразные люди, с понтом и жизненным шансом в ноль – невротизированы хлеще любого интеллигента. Может быть. В любом случае – нельзя определять через отрицание.
Тогда как? В конечном счете ведь побеждает не столько технэ, наборы приемов, навигация на местности – сколь мотивация. В короткую – конечно, технэ. Вот сяду играть в шахматы с человеком, играющим по третьему разряду. И он будет играть на миллион или на жизнь свою, а я просто так. На конфету. И я выиграю просто в силу того, что играю не по третьему. В таком случае воля к победе – ничто. Но если дать ему время, он меня – за жизнь-то свою – сделает. Чистая, значит, воля. Конвертируемая хоть в технэ, хоть в черта с рогами.
Точнее, не воля… Можно назвать это «желание». Но там не совсем звучит… «желаю, чтобы», «примите пожелания», «учтите пожелания». Лучше более энергичное. Может быть, «страсть». При условии, что страсть понимается как нечто жестко интенциональное – на это нельзя дрочить в пределах своей головы, без выхода на объект.
А почему случается «страсть»? А по кочану. Философ бы сказал – самодетерминация, свободное бытие, и к свободе вопросы не задаются. Делез, вроде бы, так и писал, применительно к своему «желанию». Дескать, цыц. По кочану, и баста. А то, что наличествует в нашей жизни по кочану, то есть как безусловное – самое по ней важное. Ибо в некоем смысле ничего другого просто и нет.
Возвращаясь к нашим интенциональным… Это как топливо, на котором мы едем, пока едем и если едем (многие никуда не едут – еще или уже). Лошадиные силы, тем более обивка кресла – все это хорошо, но мы едем, пока топливо. Странно сравнивать его в плане приоритета, – ну я не знаю, - с типом коробки передач.
Совсем коротко: просто есть те, кому надо. Неважно, что. Чем больше – тем лучше. Почему надо им, а вон тем не надо – вопрос к психологии, к гуманитарной инженерии, а может, сие тайна.
Самое время помирать, когда у тебя кончается это топливо.
Но люди обычно живут существенно дольше.
До некоторого времени оно есть у всех, а потом бывает по-разному. В его отсутствие «тело движется прямолинейно и равномерно, либо покоится, если на него не действуют другие тела». Но они, конечно же, действуют.

Серо-бурая магия слова

- Друг мой, а этот пост – по мотивам вчерашних событий?
- О нет, это события – по мотивам поста.
...У меня так было, в прозе вот тоже. Сначала пишется, потом происходит.
Вот только засада в том, что пишу я обычно – как бы то сказать? – о вещах не самых добрых и сладких.

Дети – тернии жизни

Можно спросить, отчасти идиотским образом, кто лучше – взрослые или дети?
Но думаю, есть несколько не самых идиотских способов ответа на вопрос. Даже не ответов – течений мысли.
Один из них обращает внимание на банальное: взрослые лучше хотя бы в силу того, что дети – дотационные существа. Чудовищно дотационные. Мы привыкли им умиляться, а каким вложениям и инвестициям это соответствует – а? Я беру не только и даже не столько вложения материальные. Экзистенциальные, психологические, социальные, педагогические. Всем этим потчуется с огромной ложки. Если бы взрослому человеку сделали такое – посадили на велфер, приставили учителей, тьюторов, дали одновременно безусловное, любящее тебя и более сильное, нежели ты сам, начальство (а кто такие родители, как не это редчайшее сочетание?) – он бы ангелом возлетел.
Средний взрослый не умнее среднего подростка, кстати. Пик успешности в тестах на ай-кью достигается к 15 годам, какое-то время держится и падает во второй половине жизни. Так что можно даже сказать, что старшеклассник сообразительнее. У него также лучше с коммуникативным навыком: незнакомые дети договорятся друг с другом куда быстрее, чем незнакомые взрослые. Но! Все эти чудеса - лишь в контексте немыслимых для взрослого инвестиций со стороны.
Взрослый – будь он дурак, зануда, некрасивый ушлепок – все-таки самодостаточен. Держится на себе.
Дети же, предоставленные самим себе, могут организоваться исключительно в банду. Обычно более жестокую, чем банда взрослых мужчин. Бессмысленностью своей жестокости.
А если дети организованы во что-то иное, не будем обольщатся – это взрослые создали им контекст. Как минимум тем, что взяли на себя неприятное (для большинства работа неприятна) и тем, что явили собой хоть какой-то образец социализации.
Чтобы посмотреть, что такое дети, как они есть, их надо выгрузить в открытый социальный космос, снять с подсоса, контроля и консалтинга. В 90% случаев будет банда.

Поводы для бесед

Забавный критерий оценки произведений, будь то книжка, кино – оно кажется мне хорошим, если по нему спокойно пишется философическое эссе. По мотивам. По большому счету, мне плевать на эстетические каноны, и крайне скучно говорить о них. Я подчеркнутым образом не искусствовед и не культуролог, хотя в рефлексии могу работать с культурологией и искусствоведением, с их оценками – как объектами.
Вот вспоминаем минувший год, что мне там показали и рассказали? И что бы написалось – если бы надо было писать? Упаси боже – не рецензии.
По фильму «Стиляги» - скорее всего коммент к Делезу, комментирующего Ницше. О том, что такое сила и слабость, и что такое рессентимент, или как его там.
По фильму «Гран Торино» - коммент к комменту Мамардашвили, комментирующего Канта, или даже скорее Декарта. О безусловности нравственных оснований, гражданском обществе, трансцендентальном и натуральном и т.д. Также немного о «понятиях», естественном праве и чуть-чуть за геополитику (почему Америка правит миром – а вот по этому самому кочану).
По фильму «Антихрист» - все и так понимают, что это, во-первых, нечто гностическое, во-вторых, касательно гендера. Ну и мы бы о том. О неприродных основаниях совести, если с одной стороны. Об отчуждении и материи, с другой. Все это в общий, классический коммент к классической метафизике.
Последний роман Пелевина «Т» – сам по себе уже философическое эссе, точнее, научно-популярное пояснение старых и очень правильных штук. Хватит уже относиться к нему как к изящной словесности. Во-первых, Пелевин не так уж и изящен. Во-вторых, он лучше и больше, чем это самое.
Ну и так далее.