November 16th, 2009

Разумность идиота и наоборот

Дурость вспучивается именно там, где она в претензии быть умной. Ну вот, допустим, девушка-дура, или мужик-дурак. Если это рефлексирует себя так, что претензия быть умным вообще снимается, то такую жизненную позицию нельзя упрекнуть в глупости. Допустим вот так: «да, я дура, но мне нужно вот это, вот это и вон то – все это я добуду сиськой, писькой, позитивным настроем и работой на 12 часов в сутки, а вот некоторые умные хотят того же, а хрен им», и т.д. Это – глупая жизненная позиция? Совсем нет. С интеллектуальной точки зрения она безупречна, и если упречна, то сугубо по мотивам эстетическим и в частном порядке. Глупость только там, где вот это самое начинает иметь свое мнение об «умном». Там сразу видно – дура, конечно, а кто еще?
В этом смысле россиянин вполне может оказаться глупее западного человека именно в силу своей специально понятой «духовности». Если все имеют мнение обо всем, то они, конечно, идиоты, но иметь мнение – это же культурно? Культурно, спору нет. Этому противостоит «ограниченность». Но ограниченность там, где все равно ничего не можешь, будет умнее.
Продолжая линию… Слабость всего слабее там, где косит под силу. «А вот мы вчера с пацанами», «да я, блин», «да у меня». Общая логика разводка лохов – игра на человеческой слабости, прежде всего, на самомнении. Профессиональные кидалы ставят на грехи кидаемого – жадность, самоуверенность, гордыню. Твердо уверенный, что сам всех обует и разденет – самый лакомый лох.
А вот позиция – «да, я слаб, меня любой обидит, я знаю это, учитываю, компенсирую слабость, тружусь» - уже не 100-процентная слабая. Идеально функциональный раб лучше самовлюбленного хренопуталы, и явно отличен от нуля в сторону положительных значений.
И самая явная безнравственность – косящая под мораль, работающая под нее. Самый жестокий, злой – если он не живет по двойным стандартам, если там одна шкала про себя и мир, он уже не безнравственен. Строго говоря. Даже если вор, убийца, террорист. Он урод, скорее всего, но претензия к нему не по разделу нравственности.

Философия как замена

Вряд ли согласен, но могу вообразить такое мировоззрение, не самое глупое: «Жизнь слишком серьезная штука, чтобы придавать значение хоть чему-то, кроме секса, насилия и наркотиков, а если нет духа пойти до конца по этим путям – тогда хотя бы в одиночестве думай о смерти, что, собственно говоря, и есть твоя реальная философия».

Убегать от слабого

Я не боюсь сильных. Как правило, сильный не играет на понижение, хотя бы потому, что это невыгодно. Слабый опаснее. Конфликт невыгоден, но ему-то что? Все равно проиграл. «Изгадь жизнь ближнему, как самому себе».

Даты о смерти

В нашей цивилизации люди не хотели бы знать точную дату собственной смерти, и, пожалуй, ломались бы, узнав ее. Как бы выглядела цивилизация, где люди – не только знали бы, но и были воспитаны так, что считали важным и нужным это знание? И на предложение гипотетического Бога ее сказать – не колебались бы? Мол, каждому желательно знать день, когда он помрет, от этого он лучше и четче… «Вы умрете в 2.30 10 ноября 2050 года».
Люди вокруг нас – были бы прибиты этим знанием. Мне кажется, я бы не очень вынес. Мне кажется. Но мне кажется, что определенная сила этим бы только усилилась. И ее можно вообразить. Вопрос, однако, насколько бы сила имела человеческие черты? Слишком многое в человечности, как мы ее знаем, конституировано двумя точными знаниями: во-первых, все точно знают, что умрут, во-вторых, они точно знают, что точного знания дат не бывает.