October 10th, 2009

Мировой финансовый запой

Уже писал: логика лечения мировго финансового кризиса - это чисто логика запоя. Следствия лечат тем, что выступает как их предпосылка. И ладно бы, играли в понижение: 800 грамм – 700 – 600… Ан нет. 800 грамм – 900 – литр – и т.д. Это к вопросу деривативов, кредитных масс, финансовой помощи крупному и малому бизнесу, и т.п. К вопросу, чем оно кончится: капельницей или вытрезвителем. Дефолтом или войной.
Порочна сама практика мировой системы, вынесшей за скобки личную ответственность. Банкрот не фирма, не государство – банкрот это человек. В пределе его тело должно быть отдано кредитору на его усмотрение. Гуманисты скажут, что это херово с точки зрения гуманизма. Но гуманистам можно возразить, что иначе – пиздец. Сумма издержек остается той же, но они распределяются не по уму, не говоря уж о справедливости.
Логика накопления последствий управленческих решений, элиминирующих ответственность – это и есть логика накопления токсинов в теле финансовой системы. Абстиненцию лечат интоксикацией, но однажды оказывается так, что интоксикация на некоем пределе делает абстиненцию не снимаемой. Что тогда? Тогда ломка, и более ничего. Как вариант, вся хрень может быть аккумулирована в одном участке тела, и его оттяпают к радости остальных. В случае наркоманов это невозможно, но многие из них с удовольствием отрубили бы себе пальчик левой ноги – если все следствия образа жизни удалось бы каким-то образом аккумулировать там. Не то, чтобы в масштабах человечества это было возможно на 100%, но частично – да.
Оно по своему здорово, ибо это технология выживания целого, но никаких гарантий, что колокол звонит не по тебе. Это может быть, например, о России. Или о людях интеллигентных профессий. Или о конкретном Васе, конкретно раздетом и кинутом.
Ну а пока, что делают сильные мира сего, что делает Обама? Наливают еще по двести. Щас вмажем, мужики. Головушка болеть перестанет, ножки в пляс пойдут. За оптимизм, мужики.

Философия: посиделка на троих

Специалисты по философии знают, что есть такая модальная методология Давида Зильбермана, но мы сейчас не о ней. Мы о чем-то таком, что можно считать детсадовским вариантом оной, и что разложимо на любой разумной коленке.
Значит, три модальности: действительное, возможное, должное. Разные философии разнятся тем, что посредством чего у них объясняется, что является референтом и как бы ясно по умолчанию. На самом деле ничего не ясно, и в этом главная фишка. Но мы должны вообразить, что у нас как бы нет вопросов, например, к тому, что такое «действительность», и с этой позиции уже шуровать в области должного и возможного. Или, наоборот, взявши область идеала как данность, усесться там и тянуть руки оттуда. И это будут совсем разные философии, семейства философий.
Ну, например. Обратил внимание, как я вещал про идеал на летней школе. «Идеальное не бывает живым, живое не бывает идеальным, но идеальное нужно человеческому живому, чтобы быть человеческим. Иными словами, верить надо в то, чего нет, чтобы быть хоть кем-то, кто есть». Разная вера дает нам разную поведенческую модель, посмотрим на… и т.д. Если выпарить отсюда всю поэзию, то чего сказал? Что нет ничего практичнее теории, но как будто я уже знаю, что такое практика. Нет, в обывательском языке все дано, и все понятно, но я не уверен, что кладу обывательский язык как он есть.
Но такой заход, я думаю, правомерен. При условии, что он не единственный. Кто-то заходит со стороны идеального точно также, как я со стороны действительного. Разговор получается, но именно что не в одного. В одного идет некая мастурбация в голову, не исключающая, конечно, рефлексивный оргазм, но любовь к мудрости - скорее групповой секс (что отлично, например, разумеют в СМД-методологии, поточно формализующей такую любовь).
Забавен заход с модальности возможного, ибо что такое возможное? Это креативный хаосмос, оно же Ничто, чреватое Всем, субстанция, в финальном обобщении выпаренная до чистой потенции. Ничего конкретного, никаких форм. Креативное ничто, оно же потенция, оно же… материя. Материализм, он же крайний, агрессивный субстанциолизм, имеет ввиду отнюдь не реальное, а именно что Ничто, чреватое Всем, а что еще? Мы же никогда не видим субстанцию, мы видим предметы, а это не материя, это эманация форм. Если б мы видели материю, мы бы не видели ничего, или, если угодно, видели то самое Ничто. В общем, материалисты – самые страшные мистики. Именно страшные, ибо религиозные культы, основанные на поклонении Ничто, навевают особые чувства.
Привычно обозвав два угла треугольника идеализмом и материализмом, немного замешаемся перед третьим. Как его? Я бы обозвал – каким-нибудь трансцендентальным эмпиризмом, что ли – но копирайт на это выписан французскому автору. Явно имевшим ввиду что-то более умное, нежели я. ))