August 4th, 2009

Прогресс, регресс и очки

Что значит – исторический прогресс, исторический регресс? Сначала скажи, какие у тебя ценности. Без заявленной аксиологии бессмысленно говорить о прогрессивности или регрессивности чего бы то ни было. Ну вот, например, выбили на хрен 10% лучших людей, зато остальные успешно расплодились, повысили уровень жизни, повысили самооценку – это регресс или прогресс? А это смотря какие у тебя ценности. А если 90% человечества провалятся в тартары, но останутся только 10% лучших, и с них начнется какая-то иная история – это что? См. аксиологию.
Почти любое историческое событие можно увидеть как «хорошее», а можно увидеть как «плохое». Скажи, какие на тебе волшебные очки, и я скажу, весна тебе на дворе или осень.
Наверняка найдутся даже такие, которым само исчезновение человечества – прогресс и праздник души.

К вопросу дионисийства

Где-то мелькнуло. Фридриху Ницше, раз уж он поделил мир на дионисийское и аполлоническое, имело смысл встать за аполлоническое начало. Ну что в нем плохого? С ума бы не сошел, может быть. Ну и вообще, рациональная апология иррационального буйства как нонсенс в определении. Чуть меньше дионисийства, и «Воля к власти» бы дописалась. Впрочем, это так, болтовня с моей стороны: очень сложно пребывать в модальности «если бы, да кабы». «Если бы ты не пил, Ванечка, ты бы уже доделал свое Великое Дело» - «Да если бы я не запил, я бы его и не начал».

К вопросу френдирования

Или френдования, как правильно? А неважно. Если от слова перейти к делу: подумалось об очень простом способе заполучить 1000 френдов (предположим, что это сильно надо). Френдишь, не сразу, в течении года, 10 тысяч человек, тупо, всех подряд по городам и весям. Если твой журнал не совсем пустой и не совсем глупый, тебя будут френдить ответно, кто-то из интереса, кто-то из добрых чувств, кто-то и вовсе случайно, предположим, с вероятностью 10%. Мне кажется, вероятность несколько больше, но возьмем такую. Особенно если стучаться в журналы не известные и френдами не богатые (зачем кому-то 300-й новый друг, если там после 30-го всех читать перестали?), а в скромные. Если в течении пары дней взаима не случилось, отфренживаешь. Пожалуйста, тысячнег на ровном месте. Собственно, так и делают. В этой схеме – она слишком примитивна, чтобы где-то могла закрасться ошибка – только одно «но»: это немного западлянское поведение. Немного, но все-таки.
По сути, это не признание в читательском выборе и симпатии (чем является френдование по умолчанию и в норме), а рассылка рекламного спама. Посмотрите – не хотите ли меня? Я-то вас совсем-совсем не хочу, вы мне на фиг не сдались, но вот, пожалуйста, вот он я… Реклама далеко не смертный грех, но лезть с рекламой в место, где ее не просят, по-русски говоря, спамить – нехорошо. Ну мне кажется.
И это суетно. А всякая левая суетность обычно мало совместима с писательством. Просто по жизни. Я не против, если получается у кого-то, но здесь противоречие в позиции, даже в экзистенции, и надобно, как говорится, либо одевать трусы, либо снимать крестик, и не стоять нараскоряку.
У меня вот подозрение, что со мной так делали пару раз – стучится какой-то юзер, френдит меня, ну здравствуйте. Гляжу его журнал, а он удивительный: 10 записей на уровне школяра среднего разума, и, скажем, 800 френдов. Откель? А вот отсель. Через пару дней предприимчивый человек стирает меня из другов: не пригодилось. Его дело, конечно. Мое дело – отнестись к этому как к блядству начальной ступени, поведение мелкому и простительному, но все же не благому, по причинам вышеизложенным. Благородные доны так не балуют.