December 20th, 2008

Фишка методологии

Насколько различаются такие штуки, как «знать про Х» и «знать, как рассказать про Х»? Как часто они путаются у людей? Какая отсюда путаница в дальнейшем?
Например: я знаю, что могу написать «статью про экономический кризис» - лучше, чем про него пишут в среднем. Но я вовсе не уверен, что обладаю знанием про сам кризис. То есть я гарантирую, что моя статья не будет содержать явных глупостей, будет содержать ряд разумных и даже сравнительно оригинальных мыслей, и будет неплохая в среднем по отрасли (но это не я такой умный, это такой упадок отрасли, журналистики и, мать его, экспертного сообщества). Но это именно знание того, как пишется недурацкая статья про кризис, подход сугубо профессиональный, но… профессия здесь будет именно журналистика, а не экономика. Это не знание кризиса. В беседе с настоящим экспертом, коих мало – быстро выяснится. Пожалуй, мое подлинное знание здесь сведется к вопросу о моем незнание, и правильное описание его границ и образует собственно знание, не самое бесполезное.
Точно также, к примеру, знание математики отличается от знания того, как сдать экзамен по математике. А как так? Тянущий билет, пишущий статью – имеет массу возможностей явить себя со стороны именно знания, не незнания, и знанием, как использовать возможности.
Бывает и обратная ситуация. Знать предмет, но не знать те способы, каким явить это знание. По жизни – куда как чаще. Попробуйте расспросить хорошего писателя, как он пишет. 90% на то, что он вообще ничего не знает, тайна это у него, для него. Будет нести фигню, банальную и нелепую. «Вот идиот» - подумается. А он не идиот. Он, может быть, даже гений.

Гуманитарные котята

Мне средний гуманитарий сравнительно со средним же технарем предстает существом недоразвитым, незавершенным, дитенышем, но… более сильного, что ли, вида. Котенок уссурийского тигра рядом со вполне состоявшимся взрослым волком. Хрен его знает, кто сильнее. Потенциально – всегда котенок. А реально – зависит от его возраста. Маленького, очень маленького. Гуманитарные науки, если бы они были развиты, затмили бы технические, естественные. По влиянию на жизнь за окном. Но развиты они, сравнительно с ними, на 10%, если не на 1%. Я даже не уверен - могут ли они развиться как должно, т.е. не помереть во младенчестве, вырасти сопоставимо. Психология, социология, и т.д. Более-менее развитой кажется только философия в Древней Индии.

Левая закавыка

Начнем с того, что Гитлер мог себе позоволить честность, а вот Сталин, например, нет. Дело не в том, кто лично хороший и кто плохой, дело в потенциях занимаемой позиции. А честность понимается очень просто – примерное совпадение того, что думается, говорится и делается. В этом смысле честность была бы несовместима с эффективностью на посту любого лидера СССР, и все они, как реальные политики, выбирали эффективность. Так, Сталин изводил коммунистов под корешок, и знал, что изводит настоящих, подлинных «наследников дела Ленина», но сказать, конечно, не мог. Все политики к 1918 году, от Колчака до Троцкого, были так или иначе операторами международных сетей влияния («шпионами»), но сказать, конечно, нельзя. Брежнев не мог рассказать, о чем именно он договорился с Никсоном, и какое отношение к коммунизму имеет его строй, т.д. Лидер любой правой диктатуры вполне мог практиковать вот эту тождественность: делаемого, говоримого, думаемого. Наполеон мог. Да и какой-нибудь Пиночет.
Вообще, левым тяжело. Провозглашать ценности, плохо совместимые с доминированием, и при этом доминировать. А значит, постоянно выписывать себе индульгенции. То есть деньги, конечно, бяка, в будущем денег не будет, а у подданных социалистических правительств денег не будет прямо сейчас, но у нас они будут. Что за Коминтерн без бабла? Воля к власти это тоже бяка, но мы будем рвать этот мир зубами (а у подданных социалистических правительств – выбивать те самые зубы, ибо рваться к власти неприлично). Обманывать вообще-то нехорошо, но нам, в виде исключения, можно.
Правому что? Ему проще. Он денег и волю к власти не отрицал. В этом смысле его деньги всегда честнее, равно и алчность, к оным ведущая. А вот крупная частная собственность, записанная на руководство КПРФ... А что за руководство КПРФ – без собственности, а? Не лохи, чай.
Способ левому сохранить нравственную девственность – не заниматься политикой. Иначе вопрос «откуда у тебя деньги?» пробивает навылет. Ответ на него – или тишина, или истерика, или явка с повинной.
Так и ходить между Сциллой мечтательности-бессильности и Харибдой вдевалова-разводилова. Предпочтение одного из чудищ делит левых политиков, а равно левых мыслителей и просто левых товарищей на два столь разных подвида. Нет, можно и сочетать. Взяв каждого греха по полпорции.
Можно сказать, правая идеология – концентрат жестокости, левая – концентрат неправды. Очень разной, на любой вкус. Для идеалиста, для циника, для прохожего, и т.д.