?

Log in

No account? Create an account

Критика нечистого разума

Previous Entry Share Next Entry
Операционная палата онтологии
metasilaev
О том, что есть некий орган, мы узнаем, если это болит. «Душа» не исключение. «Душа болит» - это о чем? Это когда хреново, и это «хреново» никак и нигде не локализуется. Ни в конкретном месте теле, ни даже в конкретном событии. Тогда, конечно, болит «душа» как «указатель не на предметность, но на отсутствие возможности предметного указания».
Душа болит, помещенная в этот мир, и тут возникает несколько вариантов. Можно ампутировать то, чего болит, на хрен. Можно анестезировать, но это в некоем роде означает… ампутацию мира. Метафизика. Уместнее, правда, говорить о растворении и переворачивании того мира. Если к литру водки добавить литр воды, и бахнуть стакан, крепость выпитого будет 20 градусов. Так, если к действительности добавить метафизику и бахнуть сию горючую смесь, крепость мирового зла заметно понизится. Можно его растворить – весьма. Но не будет ли это выплескиванием, вместе с градусами, самого мира?
Можно ампутировать непосредственно болящее. У гностиков это называлось гилики, сорт людей. Чтобы не мучиться в свинарнике, выгоднее всего быть свиньей. Не иметь тех настроек и надстроек, которыми можно словить болючую волну. Как-то хороший вкус, чувство собственного достоинства, прочее рисковое.
Эпохи можно судить по тому, как решают вот это, чего именно режется.
То, что я почитал бы за «философию», описывало бы третий путь, а может, четвертый, пятый. При том, что философией исторически почиталось и первое, и второе.