?

Log in

No account? Create an account

Критика нечистого разума

Previous Entry Share Next Entry
Писательский норматив
metasilaev
Почему-то считается, что писатель – если он «хороший», «настоящий» и т.д. – должен нравиться ну хотя бы половине спонтанно взятой аудитории. Как бы считается – как бы по умолчанию. Чтобы сами люди сказали, мол, нравится. Что значит «нравиться», взятое сугубо формально? Это значит, что они, как минимум, готовы прочитать хотя бы еще один текст автора, как максимум, все его тексты. Но… чушь это, конечно.
Какова аудитория национально признанного писателя, к примеру, Пелевина? Его последние книги, как правило, выходят тиражом 150 тысяч экземпляров. Предположим, что одну книгу читает в среднем 2 человека, что не все читатели Пелевина читают все его книги. Получим аудиторию Пелевина – 500 тысяч человек. В России, за вычетом детей, неграмотных, клинических идиотов и не знающих русского языка, примерно 100 миллионов потенциальных читателей. Про Пелевина слышали практически все, кто хоть раз заходил в книжный магазин. А читает его 0,5% населения России. И это национальный писатель.
То есть если в спонтанно взятой аудитории 1000 человек тебя готовы читать и снова читать хотя бы 5 человек, это круто, очень круто. Это реальный статус.
Большинство людей этого совершенно не понимает, вот этой пропорции. Если некто, к примеру, выложит на общем форуме свои тексты и они реально понравятся (в том смысле, что я привел) 10%, а не понравятся 90%, все сочтут это неудачей. А это – оглушительный успех. Писатель, на текстах коего бы сидело 20-30% населения, был бы непобедимым кандидатом в президенты. Но реальный символический капитал главного прозаика РФ, напоминаю, это доброе внимание 0,5%.
Никогда бы не стал мучить собой случайную аудиторию. Людей либо заставляют врать, либо собирают 99% негатива. Не понимаю тех, кому это надо.
И еще одно. Люди обычно не видят разницы между суждением «мне понравилось» и «это хорошо». У них это синонимы. На самом деле первое означает «спасибо, ты сделал мне хорошо», а второе «полагаю, ты можешь нравиться достаточно многим или пусть немногим, но лучшим». Ясно, что о разном?
О, если бы люди могли сказать «мне понравилось, но вообще это слабо» или «меня тошнит, но это сильная вещь». Мы жили бы в ином мире.
Но даже сами писатели знают два условных сигнала, и мигают, как светофоры, сугубо дискретно: «классно», «говно», «классно», «говно», иногда мигает желтый – «местами классно, местами говно». В основе суждения, разумеется, личная рецепция без рефлексии. «Нравится – не нравится», да.
Даже лучшие критики, в основном, судят так.
Как идиоты.


  • 1
демассификация. что в музыке, что в лит-ре. будет миллион ниш и тысяча человек, читающих\слушающих тебя - это уже круто.

  • 1