?

Log in

No account? Create an account

Критика нечистого разума

Previous Entry Share Flag Next Entry
В защиту бездуховности
metasilaev
------///------


       Когда мы спрашиваем, что хотим, имеется ввиду – что хочет психика. А психика хочет пребывать в состояниях, трактуемых ею как «счастье», «отсутствие страданий» и т.д. И ничего другого она толком хотеть не умеет. Обычно все альтернативные варианты это тоже самое плюс немного самообмана.

       Вот конкретный пример. Со мной спорит верующий человек, настроенный очень духовно, а также склонный к мистике, конспирологии, русской идее и прочему, что часто входит в этот пакет. Для него то, что я говорю – описывается такими ругательствами (в его картине мира) как «материализм», «гедонизм», «эгоизм». Он говорит, что человек рожден для чего-то большего. Дальше следует то, что кажется ему большим – «спасение души» (продуктивная метафора, но не модель про окружающий мир), «выполнение предназначения» (я согласен, но лишь уточняю, в чем оно состоит), «благо общества» (и конечно, мы понимаем его по-разному).

       Оппонент говорит, но что происходит реально в его мозгу? Когда он, например, склоняется к идее о существовании Бога и ищет для нее какие-то аргументы? Логические основания для этой версии слабые, эмпирических подтверждений нет. Если судить только отсюда, ее бы не придерживались. Реальные основания, чтобы занять эту позицию, как правило – состояние нейронных связей головного мозга, генерирующее приятные ощущения. Или, может быть, уменьшающие страдания. Сначала это ловится, принимается, а потом, задним числом, ищется то, что могло бы послужить аргументацией. Это упрощенное описание, но все же лучшее понимание собеседника, чем у него самого (чуть менее попсово про то будет в моей книге «Мировоззрение как ошибка»).

       Как ни странно, в нашем споре из более идеальных оснований действую я. Из «любви к истине», но я бы выразился менее пафосно – из корректности процедур познания. Конечно, меня тоже волнует только одно, мое поведение оптимизировано по тому же критерию, что и у оппонента – состояние нейронных связей головного мозга. Больше ни его, ни меня всерьез ничего не волнует, чтобы мы ни говорили при этом.

       А различие позиций обусловлено тем, что у меня (так уж вышло, я специально ни старался) одним жестким фильтром больше: мышление более придирчиво к моделям, которые может принять как описание мира. Даже если бы я захотел вернуться к невинности моего «духовного» собеседника, из этого бы ничего не вышло.

       Я имею те необратимости, что уже случились.



  • 1
+++А психика хочет пребывать в состояниях, трактуемых ею как «счастье», «отсутствие страданий» и т.д. И ничего другого она толком хотеть не умеет.+++

Нет. Человеку важно стремиться к поставленной цели, преодолевая трудности. В состоянии "отсутствия страданий" он перестает быть личностью.

+++Для него то, что я говорю – описывается такими ругательствами (в его картине мира) как «материализм», «гедонизм», «эгоизм». Он говорит, что человек рожден для чего-то большего.+++

Не понятно, что именно вы ему говорили, но если я правильно угадал, тоже не вполне правду. Причем для этого не обязательно окунаться в религию, это видно даже из сугубо рационального подхода. Поскольку человек существо социальное, то возможности для индивидуального счастья - когда лично ему хорошо, а все вокруг страдают - у него сильно ограничены, и само индивидуальное счастье в таких условиях принимает очень нестабильный, временный характер. Ситуация, когда и тебе хорошо, и всем вокруг хорошо, особенно если в этом есть и твоя заслуга тоже - более полная, высокоуровневая версия счастья. И стремление к нему - вообще - вполне рационально и объяснимо.

+++Логические основания для этой версии слабые, эмпирических подтверждений нет. Если судить только отсюда, ее бы не придерживались.+++

Я считаю, что говорить о религии вообще бессмысленно, понятие слишком большого объема. Но если сделать экскурс в прошлое, по меркам наших предков у религий было все в порядке и основаниями для существования; научный метод придумали позже.

+++Реальные основания, чтобы занять эту позицию, как правило – состояние нейронных связей головного мозга, генерирующее приятные ощущения.+++

Во-первых, далеко не всегда приятные. Во-вторых, реальные основания опять же не исчерпываются личным опытом - человек существо социальное, и история свидетельствует о том, что у "бездуховных" обществ, в которых царили "эгоизм и гедонизм", все было совсем плохо с выживаемостью и воспроизводством. Даже если смотреть на них с сугубо рациональных, эволюционных и безрелигиозных позиций - факт остается фактом. Они эволюционно проиграли религиозным обществам - и мы до сих пор не знаем сколько времени протянет общество современного образца, поскольку живем в "эгоизме и гедонизме" сравнительно недавно. Возможно, на смену религиям с устаревшими представлениями о мире и некорректными процедурами познаний придут новые, нео, квази, псевдо-около религии-идеологии, где все будет более современно и корректно. Возможно также, что сами понятия "современно" и "корректно" видоизменятся до такой степени, что будут включать в себя и религиозный опыт.

Что касается научного мышления вообще, надо понимать, что оно получило развитие и применение вне собственно научных лабораторий не само по себе, а вследствие определенного "госзаказа". С одной стороны был заказ на промышленное производство кадров для научной работы, с другой - на уничтожение или подчинение самих религий. И даже если не рассматривать то, что госзаказ сегодня совершенно другой, стоит отметить, что гуманитарная область знания, в которую научное мышление шагнуло прямо из лабораторий с пробирками и электродами, существенно отличается. Законы неживой природы неизменны, человек и общество ежедневно меняются, и вместе с тем в мусорное ведро отправляются некогда бесспорные фолианты маститых ученых в гуманитарной сфере. Чаще всего для принятия решений у нас нет бесспорных и исчерпывающих данных, поэтому решения получаются не бесспорные, субъективные, опирающиеся в том числе на опыт, интуицию и тому подобное; "корректные" же "процедуры познания", заимствованные например их химии, в гуманитарной области как правило не работают. В качестве примера можно привести то, что сделал математик Фоменко с историей, применив к ней сугубо математические методы.

  • 1