Александр Силаев (metasilaev) wrote,
Александр Силаев
metasilaev

Category:

Истина это конец

Вероятность чего угодно.  - Брать ли зонтик? – Познание или смерть. - Вызывается Карл Поппер.  - Формула фанатика.

------///------



    Наверное, самая сложная статья в новой версии бложика для неподготовленного читателя. Но, пожалуй, одна из самых важных. Речь о том, почему Истина (как "непреложное знание", как ее обычно понимает обыватель) - вредная и опасная штука (в понимании современной эпистемологии).

        Если вы не знали, как выглядит Абсолютная Истина и стеснялись спросить, вот ее вид – с формальной стороны. Это байесовская формула
P(A/B) = P(B/A)*P(A)/P(B), где  P(A) = 1. А содержательно? Содержательно это может быть что угодно.


       Если кого-то смущают такие штуки, обещаю – это первая и последняя формула здесь (по крайней мере, я так надеюсь). Но она и правду очень важна. Люди делятся на тех, кто ее уже знает (и может пропустить несколько абзацев), и тех, кто не знает. Я сейчас кратко означу, что это такое, и если будет по-прежнему непонятно – не беда. Можно спокойно читать дальше с этим непониманием, можно специально почитать что-то про это, ключевые слова – теорема Байеса.

      Итак,

теорема байеса

       Это формула – про что? Она лежит в основе современной теории вероятности и она про что угодно. Точнее всего сказать, что она про то, как должно работать (если по уму) наше познание. Логика науки действительно работает как-то так, когда мы мыслим хорошо и точно – мы приближаемся к этому методу.

     В этой формуле:
         P – вероятность.
         A – наше убеждение в чем-либо.
         B – свидетельство, как-то влияющее на убеждение (например, результаты опыта или буквально свидетельские показания).
         P(A) – априорная вероятность факта или события. Можно также сказать, начальное убеждение.
         P(A/B)  - апостериорная вероятность. То, насколько событие вероятно с учетом свидетельства В.
         P(B/A) – вероятность свидетельства в случае истинности А.
         P(B) – вероятность получить данное свидетельство.

       Как вообще происходит процесс познания? Как правило, о чем бы мы не задумались (о погоде, природе, повышении цен и своей зарплаты, наступлении коммунизма, бытии Божьем), у нас уже есть какое-то смутное представление, какая-то вероятность. Возможно, взятая с потолка. Многие скажут, что взять нечто с потолка – не лучшее начало. Конечно, не лучшее. Но лучше так, чем никак. Первый ход в этой партии может быть сколь угодно странен: «Бог существует с вероятностью 50%», «цена вырастет с вероятностью 80%», «Маша согласится с вероятностью 30%». Но если дальше верно учитывать новые свидетельства, и, главное, не бояться их получать, мы довольно быстро проясним ситуацию и с ценой, и с Машей, и даже с Богом. И главное, не так уж важно, с какой нулевой гипотезы мы начали – важно, честно ли пошли по пути, и все честные пути по мере прохождения будут сходиться к одной цифре.  


***

       Давайте поясним на самом простом примере, как это работает. Взять ли зонт, выходя из дома? У всех разное отношение к дождю, и к ношению зонта вхолостую. Допустим, пороговое значение, при котором мы возьмем зонт – 20% вероятность дождя, или менее 80% вероятности «без осадков», что можно записать как 0.8. Есть статистика по данному месяцу в данном месте – без осадков 60% всех дней, то есть 0.6. Это наша априорная гипотеза. И если у нас есть только она, без зонта сегодня не обойтись, как и всегда.

       Но допустим, у нас есть дополнительное свидетельство – прогноз погоды. Предположим, что синоптики у нас так себе, и, давая прогноз на дискретное событие (вроде дождь/без осадков), они правы лишь в 70% случаев. Вы видели много их прогнозов и сами вывели эти 70%. Прогноз синоптиков «сегодня без осадков». Вопрос, брать ли зонт?

       Иными словами, нам нужно вывести P(A/B), зная все остальное. Тогда в числителе у нас 0.7*0.6=0.42. Это вероятность всех ситуаций, при которых прогноз «без осадков» совпадает с их реальным отсутствием. Это число надо поделить на P(B). Но P(B) = P(B/A)*P(A) + P(B/not A)*P(not A). То есть сумму всех вероятностей, когда синоптики дают такой прогноз, включая те случаи, когда он ошибочный. В знаменателе будет 0.6*0.7 + 0.4*0.3 = 0.54. Дальше 0.42/0.54 = 0.777. Это меньше, чем пороговое значение 0.8, значит,  зонт берем. 

       Вообще, вывод: в данном месяце не обращать внимание на прогнозы погоды, пока их точность не повысится, или пока не вырастет ваша толерантность к осадкам. Вы при любом прогнозе должны носить свой зонт, пока вам настолько неприятен дождь.

       Это простой пример того, как наука считает довольно сложные вещи. Главная фишка в том, что одних результатов опыта – мало. Мы меняем наши убеждения на основании опыта, но нужно учитывать а). вес априорных убеждений, б). погрешность свидетельств. Тогда, если мы выбиваем из мира достаточно свидетельств, наша картина мира меняется куда надо независимо от начальной точки.

       И что, мы предлагаем проделывать такие вычисления по любому мало-мальски значимому поводу? Скажем больше: они уже вершатся без нашего ведома. Наш мозг это байесианский компьютер на углеродной основе, примерно вот таким он и занят. Обычно – бессознательно. Выслушав прогнозы синоптиков о ясной погоде, он почему-то все равно выбирает зонт…


***

       Но я обещал показать, в чем заключается Абсолютная Истина и почему это очень-очень плохо. Как минимум, это просто скучно, как максимум – плохо совместимо с выживанием человечества. Напомним формулу P(A/B) = P(B/A)*P(A)/P(B), где P(A) = 1. Говоря простым языком, это априорная вероятность, взятая за 1, или, если кому-то так больше нравится, за 100%.

       Легко увидеть, что это исключает дальнейшее познание. Если P(A) = 1, ни одно свидетельство ничего не изменит, мы получили окончательный ответ. Или хуже того – мы начали с окончательного ответа. Если P(A) =1, то P(not A) = 0, и P(B) = P(B/A)*P(A) + P(B/not A)*P(not A) = P(B/A)*P(A). Числитель всегда равен знаменателю, и независимо от любых свидетельств P(A/B) = 1.

       Если с языка цифр перевести на русский, то…

       Если мы в чем-то уверены на 100%, это означает, что нет такого опыта, который заставил бы нас изменить свое убеждение.

       Апостериорная вероятность будет всегда равна априорной, если первая равна 1. При этом весь мир может говорить против нас, уже неважно. Самое сильное свидетельство уже ничего не изменит. Познавать нечего – формально считается, что мы дошли до конца, и это вправду конец, локальный когнитивный коллапс. Вы как бы подписали обязательство (и поклялись жизнью!) никогда не менять свое мнение по некоему вопросу – вам не страшно от подобной необратимости? Вот если бы наша начальная уверенность равнялась хотя бы 0.9999, с этим можно было бы что-то сделать. Если мы оставляет хотя бы 0.01% вероятности, что наши истины неверны, они могут измениться. Даже если мы оставляем вероятность один против триллиона – правда может просочиться в эту щель и все исправить, если мы все-таки были неправы. Но P(A) = 1 это конец игры по определению.

       Но это же и есть определение Абсолютной Истины! Если мы считаем наше убеждение лишь вероятным, пусть даже сильно вероятным, какая же это Истина с большой буквы, если ее можно пересмотреть в процессе? Это всего лишь предпочтительная гипотеза, но когда люди жаждут истину, они, я подозреваю, хотят чего-то большего. На временную гипотезу они согласятся с чувством, что им недодали, что это еще не то. Но не тем – опасным, загоняющим в тупик не тем – была бы как раз истина, как ее хотят. Сколько раз людям казалось, что их убеждения верны на 100%? Человечество развивалось лишь потому, что эти 100% уверенности все-таки никогда не были по-настоящему 100%, и это позволяло сделать шаг вперед.



***

       На всякий случай: ни одно научное знание не подходит под это определение истины с P(A) и P(A/B) = 1.

         Нам могут возразить – а как же математика? Мы же полностью и окончательно уверены, что дважды два четыре? Да, на это можно ставить с сильной уверенностью. Миллион к одному, триллион к одному, если вас не пугают большие числа – гугол к одному. Но все равно не бесконечность. Опуская в коробку с двумя яблоками еще два яблока, у нас сильная вероятность (хоть гугол к одному, если вы бесстрашный человек) обнаружить там четыре яблока, но все равно не бесконечная. Самое простое, почему там может оказаться три яблока или пять, или, возможно, черная кошка: мы живем в матрице, которая до поры притворялась нашими миром, и вот как только вы наконец решили умножить свои яблоки – проявила свое истинное лицо. Какое угодно лицо, заметим, с почти любыми законами. Два яблока плюс два яблока в этом мире могут равняться черной кошке, почему бы и нет? Так что ставить гугол к единице против матрицы я бы, например, поостерегся. Виртуальная реальность сильно вероятнее, даже если в нее не верить.

         Чем же тогда занимается наука, если не открытием окончательных истин (как выяснили, подозрительных и опасных)?

       Согласно Карлу Попперу, наука производит не истины, а теории, лучшие, чем альтернативные.

       И фронтир науки это не набор истин, а набор лучших на сегодня теорий. Возможно, для кого-то звучит странно, но это мейнстрим уже более полувека.

       Если что, сама теория Поппера – тоже не истина, а лучшая в моменте гипотеза на данную тему. Не больше, потому что никакого больше не бывает. Если кому-то кажется, что он поймал нечто «большее», то увы, в самом лучшем случае – у него это пройдет.

       Давайте сразу будем скромнее. Во-первых, 100% уверенности не может быть. Ни в чем. Во-вторых, этого и не надо. Достаточно быть более правым, чем обычно здесь и сейчас. Не волнуйтесь, этого хватит. Вы не сдаете экзамен, где можно и нужно набрать сто баллов из ста, причем ответы заранее известны – хотя и не вам. Метафора экзамена вообще не очень уместна.

       Исследуя, вы скорее соревнуетесь, чем сдаете экзамен.

       Это разные занятия, к ним разный подход. При этом никто не знает, что такое мировой рекорд в познании. Давайте приведем самую скромную формулу самого большого успеха. Быть меньшим профаном в данном вопросе, чем кто-либо на свете. Можно сказать «большим спецом», но мне симпатичнее фраза с «меньшим профаном».

       Итак, любая теория это набор вероятностных суждений (при этом можно как угодно заблуждаться насчет их вероятности, сейчас это не важно). Но в обыденном языке истина не тоже самое, что вероятностное суждение, она потому и истина, что окончательная. И тогда лучшее на земле знание не имеет отношения к такой истине. Тому, кто обладает окончательной истиной – можно посочувствовать. Но это рискованно. Он вам, скорее всего, не посочувствует. 

         P(A) = 1 в формуле Байеса это диагноз фанатика.   

       Его радует то, что пугает нормального человека. Представьте, что некто поклялся жизнью не менять свое мнение, после чего его жизнь заиграла новыми красками, приобрела смысл, и т.д. Не менять свое мнение синоним «исключить развитие». И пусть буквально такой клятвы не произносят, многие ведут себя так, как будто ее давали – в обмен на то, что они называют смыслом.



***

       При этом научные и другие фрики часто требуют высокого, действуя низко. Один из подлых приемов: сначала обвинить оппонента в не абсолютности его знаний («вы же не владеете окончательной истиной?»). И пока он будет приходить в себя от странной претензии, тащить что угодно в обход лучшей из существующих версий… Все равно что презрительно заметить, что 5-тысячная купюра – это не состояние, а так себе, мелочь, и на основании этого пытаться подменить ее 50 рублями. Кажется, это предельная наглость или запредельная глупость, но со мной так спорили много раз.

       Заметим, идеи Поппера называются «критический рационализм». Это не имеет никакого отношения к постмодернизму, релятивизму и т.п. Теория о том, что из двух теорий на одну тему одна почти всегда лучше другой, и теория о том, что все теории равнозначны – это две сильно разные теории. И одна из них явно лучше другой. 

       Самое просто опровержение релятивиста – предложить ему пожить в мире, где все теории действительно равнозначны. Сказать, что в этом мире у него будут проблемы – значит переоценить такой мир. Пожалуй, он невозможен даже в качестве эксперимента или изощренного наказания. Представьте мир, где что угодно могут начать делать как угодно. Например, как угодно строить дома, делать технику, судить людей. Это история даже не сможет толком начаться, чтобы бесславно завершиться. Возможны лишь элементы такого мира в нашем. И как сказано, это было бы наказанием: проживание в месте, где запрещена эффективность в той или иной области. 

Tags: МКО, логика, наука, рациональное мышление, философия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments