?

Log in

No account? Create an account

Критика нечистого разума

Previous Entry Share Next Entry
Верую, ибо приятно
metasilaev
Чего хочет психика. – Модели ни о чем. - Поправка на кайф.



    Часто мы считаем, что описываем мир, но заняты лишь своим удовольствием.

    Или минимизацией своего страдания. Это очень естественно. Зачем нам адекватное описание мира, когда еще оно пригодится и как именно, еще вопрос. А приятно мы делаем себе здесь и сейчас.

    Нужно различать модели и… Сразу даже не очень понятно, как это назвать. Модели, которые ничего не моделируют? Описание есть, оно соответствует некоему состоянию психики, его можно выразить в тексте – это знаковая конструкция, как и наше нормальное знание, но это какая-то функционально другая знаковость. Она коррелят не мира, а желанного состояния психики, выступающего как параметр оптимизации такой знаковости.

  Если не очень понятно, поясним на простом примере.

  Например, Бог – обычно это то, о чем нам приятно думать как о Боге. И все теологические поиски, как магнитом, тянутся в эту сторону. Никаких работающих моделей там нет – за отсутствием в мире того, что моделировалось бы таким образом.

    Все ангелы и демоны лишь содержание сознания, призванное вызывать его определенное состояние, и это главное, зачем мы их вызываем себе в уме. Это не мануалы типа «встретив черта, сделай то-то и то-то». Это как бы теория про что-то, как минимум рассказ, но функционально это скорее средство для  поддержания некоего гомеостаза психики.

     Если бы это не казалось полноправной теорией о мире, к нему бы не возникало претензий. Но оно может радовать, лишь представляясь подлинным знанием в ряду других знаний. Иначе это не приносило бы нужную эмоцию. И здесь начинается побочный эффект. Собственно, дело в нем. Если он не наступает, то нет и проблемы – пусть фантазия сделает нас немного счастливее, что в этом дурного, если за это не прилетит?

    А вот прилетит или не прилетит – зависит от того, кто вы, где вы и чем заняты. Не бывает «вредной иллюзии» самой по себе. Но бывает так, что одному – вредно, а другому – почти нет. Нечто становится вредным при определенных условиях, вопрос, находишься ли ты в них?

     Давайте поясним. Чтобы не зацикливаться на религии, возьмем схожую «иллюзию кайфа», лежащую в основе патриотических настроений. «Моя страна самая лучшая», «моя страна ведет только справедливые войны», «моя страна всех победит» - в мире две сотни стран, и патриоты везде считают одинаково. 200 раз все самые справедливые, 200 раз все победят своих врагов, и т.д. Хотя бы потому, что все не победят всех, видно, что это глупости. Но это приятные глупости, иначе бы эту веру не исповедовали.

    При этом приятнее всего это исповедовать, не вставая с дивана. Как только с такой моделью мира начать действовать в мире, мир начнет мстить. Не со зла, а просто потому, что он не такой. И если тебе нужно принимать решения в мире, от которых зависит твоя судьба (например, ты политик или бизнесмен), лучше видеть мир трезво. Пусть скучно, грустновато, но трезво. Патриотизм может повышать тонус, как повышает его, например, бутылка вина – но если ты за рулем, то лучше не надо. А если от тебя ничего не зависит, в том числе твоя жизнь – почему бы и нет? Можно расслабиться. Можно открыть и вторую бутылку.

     Мы не стали бы воевать с этой штукой лишь потому, что она изменяет взгляд на мир, трезвость сама по себе унылая ценность. Проблема в том, что иногда наша бутылка обходится дороже, чем кажется, это касается слишком многих иллюзий кайфа.

     Это касается не только патриотизма, но многих «-измов». Обычно людям нравиться так считать, иначе бы не считали. Вопрос, спросит ли жизнь за состояние опьянения. Так вот, с одних спросит, а с других нет. Зависит от условий, в которых ты находишься. Некоторые вещи человечество начинает находить иллюзорными при достижении этих условий критической массой людей. Фермер может верить в креационизм, какая разница? А с ученого за такое спросится. Скорее всего, за иррациональные убеждения спросится, пусть и косвенно, с любого, кто ведет рациональную деятельность.

    Пока что зафиксируем простое правило.

     Чем больше какая-то теория доставляет приятных чувств, тем сильнее повод в ней усомниться.

    Правило работает и в обратную сторону. Зачастую думать продуктивнее в ту сторону, куда думать больно. Не уныло и скучно, а именно противно и страшно. Можно сформулировать еще одно правило. 

    Почти любую картину мира можно скорректировать на коэффициент кайфа.

     Если люди могут ошибиться в сторону кайфа, они обычно предпочтут ошибиться. Например, сочтя себя более умными, сильными, красивыми. И это касается не только качеств. Дай волю, и мы переоценим все, что можно: свое прошлое, свои перспективы. Прошлое, которое кажется среднему человеку, в среднем всегда лучше, чем было. А будущее кажется лучшим, чем будет. Бывают исключения (у пессимистов есть нечто вроде своей секты), но в среднем мы переоцениваем почти все. Например, степень своего понимания других людей, и другими людьми нас. Людям кажется, что они лучше разбираются в мотивах других людей, чем они разбираются на самом деле. Аналогично, мы переоцениваем, насколько нас понимают и насколько с нами согласны. Ведь приятнее думать, что согласны, что понимают… Коэффициент работает. 

    Родственное заблуждение: чем «ниже» какой-то фактор, тем ниже вероятность, что он будет учтен. Низость фактора оценивается субъективно. Насколько это красиво, интересно, не стыдно? В нашем воображении мир сдвинут. К вызовам судьбы готовится интереснее, чем к поносу. О большой войне больше говорят и думают, чем о мелкой подлости своих близких. Вероятность авиакатастрофы обычно переоценивают, вероятность каких-то «стыдных» болезней наоборот.

   Из того же семейства искажений склонность полагать успехи плохих людей случайными, провалы – закономерными, а у хороших людей – все наоборот. Тут неважно, как определяют хороших и плохих. Важно, что в восприятии мы тихонько подсуживаем хорошим. Это и есть коэффициент кайфа. Хотя здесь, наверное, скорее обезболивающее. «Не может быть, чтобы мир был устроен настолько несправедливо». 

    Но если вас может опьянять чувство трезвости – это отличный навык. Один трезвый, когда все под дозой – это выпадение из коллектива, но это и преимущество. Сначала, как честный человек, вы можете пытаться отрезвить общество. Если общество не оценит, просто пользуйтесь преимуществом. Информационная асимметрия в вашу пользу. 

   

  • 1
спасибо. только последнее - тоже кажущееся преимущество. потеря степени коммуникации (системы взаимо-поддакивания) заметна даже для нетрезвого окружения. санкции следуют автоматом

ну да, "Будущее одной иллюзии" Фрейда (ну тот и общий принцип, что любой информаицонный процесс в психике процесс зависит от своей мотивации..).

Кстати, тут есть интересное следствие: в слчуаях внутренних конликтов мотивации (а это обычное дело, т к психике приходится согласовывать всегда множество собственных же интересов) следование удовольствию (с точки зрения одного мотива) непосредственно причиняет страдание (другому, если почему-либо невозможно осмыслить их взаимодействие, т е если они изолированы). Пример - у тоо же Фейда - страшные сны, кошмары, невротические симптомы. ПРоблема интеграции, целостности восприятия..., готовности и способности поддерживать целостность картин чуть более широких, чем локальная..

  • 1