?

Log in

No account? Create an account

Критика нечистого разума

Previous Entry Share Next Entry
Не вписанные
metasilaev
В каком-то смысле коммунизм на планете уже наступил. Только, во-первых, этого не заметили. Во-вторых, это оказалось не очень-то радостно. В-третьих, все только начинается: и если кто-то не впишется в дивный новый мир, им придется подвинуться. Не впишется 90% человечества, столько и подвинется.

Чтобы все это звучало менее странно, вспомним по порядку. У раннего Маркса есть такое очень гуманное определение нового строя. В чем зло индустриального капитализма? Там в производстве вещей сам человек используется как вещь, и отношение к нему соответствующее, и никаким другим быть не может. Так если человек используется как автомат, может быть его и заменить автоматом? А человек освободится для чего-то более человечного?

Вот, собственно, самое первое определение постиндустриального общества. Технологические возможности человечества уже сейчас допускают существование чего-то вроде «Мира Полдня» братьев Стругацких. Уничтожение труда (в марксистском смысле этого слова), большая часть времени большинства людей – творчество, учение и общение. Технологии уже позволяют. Но как-то быстро выяснилось, что этого не позволяют сами люди.

Нынешнее человечество, что уже видно, не пролазит в постиндустриал а ля братья Стругацкие. По двум причинам не пролазит. По меркам такого нового общества слишком большое количество людей попросту «не годны ни к чему». А второе, слишком большое количество людей, опять-таки, по новым меркам, ужасны, ибо «способны почти на все». Хотя по меркам аграрной цивилизации или индустриальной это золотые люди, и по моральным критериям, и по интеллектуальным.

Теперь поясним конкретно. Вообще, что значит – «хороший человек», «плохой человек»? Не бывает абсолютных сферических негодяев в вакууме, все относительно. Вот вопрос, например, какой уровень агрессивности человека приемлем. В палеолите, например, была такая поведенческая норма: если была возможность без особого риска убить незнакомого человека, его следовало убить. Обезьяну, возможно, не следовало, а вот внезапно тюкнуть камнем по голове незнакомого человека – обязательно. Сейчас так себя не ведут даже законченные отморозки. Есть места, где любого незнакомца полагается побить или послать, но все-таки не насмерть. И это явно ниже уровня нормы. Нормальный горожанин с незнакомцами отменно вежлив. А в палеолите было так, и ничего. В неолите нравы смягчились. Потом они смягчились еще больше, возникло рабовладение – очень гуманный институт в момент возникновения.

«Поступай так, чтобы максимума твоих поступков могла лечь в основу всеобщего законодательства». Закон Канта прописывает идеал на все времена, от начала до конца мира. Но вот конкретное определения конкретного человека как «хорошего» или «плохого» прописываются скорее по Гегелю. То есть по исторической ситуации. Все мы не соответствуем идеалу, но в разные эпохи зачетна разная степень соответствия. Для одного есть запрет на убийство невинного человека. Для второго запрет на удар невинного. Для третьего запрет на оскорбление. Для четвертого запрет на необоснованное суждение. Для пятого – на неоказание помощи незнакомому человеку в трудной ситуации.

Фишка в том, что в условном мире Стругацких, мире ученых-художников-педагогов планка повышается, и сильно. В индустриальном обществе хам уместен. Ну послал человечка, ну дал в рожу. От того, что человека обидели, он не станет хуже рыть канаву. И обидчик его будет рыть канаву. И выроют. И повысят ВВП. И жизнь любого преступника в общей арифметике блага чего-то стоит – самого страшного зверя можно заслать в ГУЛАГ, и он там пригодится. На комсомольских-то стройках.

Хороша та часть, которая усиливает собой целое, плоха та, которая ослабляет. Если человек приносит определенный вред и определенную пользу, это сальдируется. Допустим, по субботам Вася гоняет жену и материт соседей – это ему в пассив. Но пять дней он тачает гайку на укрепление Родины. Это актив. Актив больше, и Вася уместен. Его нет смысла репрессировать и сливать как человеческий материал. Он не идеален, но считается положительной величиной.

Совершенно уместен и любой человек без образования и навыка сложной профессии. В недавних СССР или США дело найдется каждому. Неквалифицированная рабсила та же рабсила. Если что, постоишь за прилавком, посидишь на вахте, поносишь чужие вещи. Принесешь свою пользу, получишь денежку.

Но если весь труд автоматизирован, вся это трудовая армия Модерна просто никому не нужна. Если все простые операции делают автоматические системы, ты должен уметь делать что-то реально сложное. Лечить, учить, творить роботы еще не могут. Но все, кто не способен к сложному, должны сесть на содержание постиндустриалов, а зачем оно им? Зачем специалистам содержать ленивую и озлобленную богадельню? Из сострадания вопреки справедливости? А если твоя косвенная клиентела, не удовлетворившись пособием с твоего налога, пойдет шарить в твоем кармане и мочиться в твоем дворе?

Если выразить ситуация одной фразой: те, кто сто лет назад был еще хороший, сейчас стал плохой. Причем сам он не изменился. Изменились условия. Изменились задачи человечества, взятого как целое. Когда-то это была «плантация», потом «фабрика», потом «базар». Потом это должна была бы стать «творческая лаборатория», например.

Но люди, вполне уместные в ситуации Фабрики или Базара, не нужны в Лаборатории. Они даже не бесполезны, они вредны. Слишком не корректны, раз. Мат уместен как психотехника, помогающая при переносе шкафа, он помогает. Мат на кафедре запрещен, он там мешает делу. И они слишком неумелы, это два. Если все, что ты можешь, сумеет робот, в новой цивилизации ты можешь обретаться лишь на милостыню. Если подадут. Можно настаивать на ней силой, но тогда человечество стоит перед глобальным разломом, вроде конкуренции неандертальцев и кроманьонцев. На уничтожение одной из сторон. С лучшим шансом у кроманьонцев.
Tags:


  • 1
>Получая деньги просто так, но не теряя в ограничении свобод -
>сопьются, сколятся, уйдут в бытовой криминал, сойдут с ума

100% верно.

Недавние лондонские - а теперь и римские - события это доказали.

>Героин продавать в аптеках, но мешающих другим людям сразу
>удалять. Но это нужны другие ценности в обществе.

Да. И да.

Героин вреден вообще в основном тем, что вокруг него - мафия. Всякие первитины и дезоморфины тупо очищают общество от быдла, не плодя оргпреступности.

Но ценности да, другие.

Первое. Если в аптеках продается вещество, которое приводит к смерти - то _в обществе не подразумевается право на жизнь на фундаментальном уровне_.

Речь о принципе "все, что может убить, должно быть объявлено вне закона", что в общем неукоснительно соблюдалось де-юре во всех более или менее современных государствах.

Теперь же получится "есть вещи, конкретно убивающие, что даже не скрывается, и не думайте, что власть хоть пальцем шевельнет, чтобы их ущучить".

Следом пойдет, например, расслабление нормативов по безопасности техники и повышение числа пожаров и Булгарий.

Людям по сути в этом случае надо сказать "а теперь кирпичи на бошку вам будут падать не в редчайших случаях, а стабильно и время от времени".

Второе. Сострадание к жертвам героина тоже надо будет элиминировать (у кого оно еще есть). Надо будет восстановить принцип "грешник, которому дОлжно умереть". И так далее.


Именно так. В глобальном смысле это такое поглощение принципа Милосердия принципом Справедливости, а то сейчас сильно наоборот.

Касательно соотношения свободы и безопасности все просто: твоя свобода намного важнее твоей безопасности, но чужая безопасность намного важнее твоей свободы. Поэтому никаких препятствий в самоубийстве (все, кто хотел бы умереть - должны умереть, этим они совершают хороший поступок), но очень жесткие ограничения в нарушения чужого, преступлением считается то, что сейчас не считается, от мусорения на улицах до жж-троллинга. Принцип в основании: сейчас преступлением считается по-большому счету порча рабсилы, а в таком вот будущем - общение с человеком, если тот означил, что оно ему неприятно, или это ясно по умолчанию, то есть тут и несчастно влюбленный под статью попадает, и обращение на ты к незнакомцу, и много чего еще. А вот ношение в кармане пистолета, проповедь сектантом коллективного суицида, секс по согласию со школьницей-школьником - тогда уже не преступление.

Но здесь какая-то общая парадигма должна сдвинуться - слева направо. Может быть, ставка на какие-то гностические и платонические концепты.



Педофилия и прочее.

Я не вижу ни одной полит. силы, что могла бы установить _такое_ будущее.

Уголовное право и применение оного - древнейший институт, и некоторые его аксиомы куда более глубоко у корней цивилизации, чем понятие "все, что может убивать, должно регламентироваться законом".

Соразмерность наказания преступлению - из таких аксиом. Астеррот правильно писал в том духе, что, если четвертовать за безбилетный проезд, то это вызовет волну убийств контролеров - за убийство-то так и так хуже, чем четвертование, не будет.

Ну и там всякие мелочи типа принципа законности и принципа вины, от которых отходят _только в вопросах борьбы за власть_, но не в других.

Запрет педофилии - и западная истерия на эту тему - это пропаганда Отцовского. Мужского. Болтовня о том, что 15летней кобыле будет вредно для психики немножко пососать членик - это лабуда. Все они в 15 лет знают, что девки иногда сосут мужские члены, а оргазм вреден для психики быть не может. Да и что такого нового происходит в психике, если в 15 еще нельзя, а в 18 уже можно? с какой радости 15летка вообще недееспособна? она что, дебилка?

Это вредно не для ее психики. А для психики ее папаши :) И в данном случае государство стоит на стороне Отца.

Кроме того. Допустим, легализовали педофилию. Это ж какой гигантский шанс 15летке, поссорившись с "предками", убежать к любовнику! а потом к новому любовнику! т.е. это поощрение ухода детей из дома. А вот самостоятельная жизнь в 15 лет, с поиском работы и так далее, есть штука куда более травматичная для психики, чем приятный член во влагалище.

Кроме того, тут нарушаются права опять же Отца на власть. До 18 - дети в значительной степени во власти Отца.

Ну и последнее. Если речь не о 15, а о "пионерском" возрасте, т.е. латентном периоде - то тут секс может реально сорвать психику. В этом возрасте закладывается мораль и "что такое хорошо, что такое плохо", и тут на тебе - членищем приятно отмассировали! сразу все стало ясно, и про "хорошо", и про "плохо".

Кроме того, в случае легализации педофилии запестрят в прессе истории о Неземной Любви 8летней девочки и 18летнего лба. Дуры-девочки побегут ко лбам, и очень часто родители просто окажутся бессильны. А что, лбы готовы к несению ответственности за своих малолетних любовниц?

Так что этот запрет очень много важного удерживает в обществе.

Re: Педофилия и прочее.

Все как-то так. Но я про изменения в русле "никого не жалко, ничего не жалко" - при условии, что справедливость соблюдена. Как бы это могло быть, в разных аспектах. И если от этого принципа плясать при написании законов, то вот туда... Вопрос - кому писать и возможно ли - вообще отдельный.

Например так: возникает некое сообщество с иным этическим кодексом и, соответственно, поведенческой моделью. И если такой кодекс-модель будет давать большие конкурентные преимущества всем участникам сообществам, то будет его экспансия. Примерно так, мне кажется, христиане вытесняли язычников.

А касательно Отцовства... Не уверен, что современная цивилизация так уж поддерживает этот принцип. Кем был отец 100 лет назад и сейчас? Наоборот, нынешняя цивилизация встает за женщин - против мужчин, за детей-молодежь - против взрослых, за школьника - против учителя, и т.д. Последние десятилетия точно.




Re: Педофилия и прочее.

А что такое _справедливость_? например, если кому-то плохо, то справедливо ли ухудшать жизнь других, просто чтоб малиной не казалась?

Христианство было основано на вере в _бессмертие души_, что и давало ему преимущество перед язычниками. Кроме того, для рабов оно очень даже полезно, лордам нравилась такая удобная штука для удержания рабов в повиновении.

А падать оно стало главным образом из-за отмены рабства и крепостничества. Первое серьезное покушение на него - это ВФР.

Re: Педофилия и прочее.

Справедливость как "каждому свое". Социальная жизнь понимается как игра с некоей суммой, условия правильной игры:
1). сумма в итоге должна максимизироваться,
2). соответствие между тем, что индивид дает системе и имеет от нее,
3). правила игры объявляется открыто и перед ее началом, никаких инсайдов-разводок.
По сути, идеалистическая модель конкуренции.

  • 1