?

Log in

No account? Create an account

Критика нечистого разума

Previous Entry Share Next Entry
Козырь гуманитарности
metasilaev
Есть такие расхожие поговорки банального разума: небо синее, трава зеленое, советское образование лучшее в мире. В доказательство приводят сравнение школьных учебников, к примеру, по математике, для одного и того же возраста. Наш учебник обычно умнее, чем западный, но стоп – разве мы меряемся учебниками?

Если уж мерить, то в социализированности людей. Если уж совсем грубо: есть сила и есть слабость индивида в социальном поле. Человек проходит через какое-то место, и там ему ставят какие-то силы, и прививают какие-то слабости. Если место хорошее, то сильностей по итогу больше, нежели слабостей. Если надо сравнить полезность мест, то сравнивать надо по этому остаточному итогу.

Так вот, к образованию. Его эффективность не сводится к конкурсу на лучший учебник. Если мерить, то не учебник, а остаточные знания, это первое. Если человек учил органическую химию, и ее не знает, то это не лучше, если он ее вообще не учил. Это даже хуже: время потеряно непонятно на что. И второе, мерить должно не остаточные знания, а то, что человек может с ними сделать. «Компетентностный подход», популярный ныне, исходит из простого: мало дать знания, прежде всего надо дать знание, что делать со знаниями. И третье, должно мерить не совершенство внутри деятельности, а полезность самой деятельности, тут можно спорить, чья полезность, и самый простой ответ: с точки зрения самого человека. Вот если он говорит «спасибо, мне это помогло», то он прав.

А теперь оглянемся окрест: массовое постсоветское образование есть советское минус прилежание в самом широком смысле. Рудимент и к нему вдобавок расхлябанность, скажем так. Но критически хочется обратиться не к расхлябанности, и даже не к рудименту. Хочется акцентировать слабость системы в ее самом сильном, как принято считать, месте. Советское образование сильно там, где оно техническое и естественно-научное, что признают даже его противники. Но общая слабость системы как раз в ее ставке не на гуманитарность.

В идеальном государстве человек должен хорошо знать свое дело и иметь самые общие компетенции. К таковым, например, относится способность связно изложить мысль в речи и на бумаге. Какая-то самая общая инвестиционная грамотность (чтобы не хранить деньги в МММ, а в идеале каждому гражданину РФ хорошо бы знать, что такое индексы РТС и ММВБ). Чем дальше, тем больше входит в наш минимум иностранный язык. И русский язык входит. И какая-то практическая не математика даже, а арифметика: взрослый человек должен сразу видеть, сколько будет 15% от 150, без калькулятора. Представления о социально-политической системе обязательно, чтобы хотя бы продать избирательный голос за бутылку, а не отметить галочками в бюллетенях «да, да, нет, да», потому что так сказано. Минимальная юридическая грамотность, не такая, чтобы вести дело в суде без адвоката, а хотя бы такая, чтобы не нарушить простейший закон в силу его незнания. Понимание в области физиологии: представлять самые общие болезни, знать принцип действия самых популярных лекарств и наркотиков. Просто, чтобы не помереть раньше времени. Самые общие законы логики. Возможно, история. Очень даже возможно, что религия. Даже для атеистов, чтобы знать, во что ты не веришь. Этикет, чтобы не быть свиньей по случаю. Этика, чтобы не быть свиньей по убеждениям. Ну и просто доброжелательность к окружающим, хотя это уже проходит по графе воспитание.

Ну и какой балл заслуживает «лучшая в мире советская школа» и наследующая ей постсоветская – в зачете на такой вот общечеловеческий минимум?
Много чего есть в российском начальном, среднем и высшем образовании. А чего надо, того и нет. Более-менее человеку по жизни помогает начальное, там все честно: большая часть взрослого населения России умеет читать, писать и считать. После начальной школы получается какая-то профессия (зачастую параллельно с системой образования, а в некоторых случаях вопреки) и закрепляются навыки начальной школы. Они переходят в базовые, автоматические. То есть писать диктант умеет человек и в 8 лет, и в 18, но 18-летний делает это не на пределе своих возможностей, а так, краешком своего усилия. Но в реальности остается только развитие навыков начальной школы. Человек, прогулявший непрофильные для себя предметы 11 класса, мало отличен от исправно сдававшего их же на пятерки, можно зубрить, можно не зубрить, разницы по жизни потом нет, ну разве что зубрилка чуть позже потеряет девственность и позже попробует первую дозу чего-то особо взрослого.

Давайте зададимся вопросом, а как вообще слово «ботаник» может быть оскорблением? А это ведь оскорбление, или, как минимум, сочувствие-снисхождение. По отношению человеку, который занят чем-то сомнительным. Но чем занят ботаник? Он соответствует системе образования, только и всего. Он на полном серьезе включается в игру, которую ему предлагают. «Буду учиться на четыре и пять, потому что так надо».

Он-то честен, а вот система? Он выполняет ее требования, а что взамен? А взамен человек не усиливается. «Учеба на отлично» не дает конкурентных преимуществ в жизни, но здесь должно обвинять не жизнь и не отличника, а то, чему приходится соответствовать.

Система нацелена на воспитание не столь сильного гражданина, сколь маленького ученого из каждого человека, что нереально. А значит, выход системы – имитация маленького ученого.

Гуманитарные компетенции много практичнее «общенаучных» и «технических». Образование классического господина классично гуманитарно. Вспомним, что было запрещено изучать рабам в античности. А вот именно что «гуманитарное». Раб, который сможет смастерить катапульту, дороже стоит, чем раб, который просто копает. Особым образом образованный раб – просто более ценный раб, и все. Но есть нечто, постижение чего меняет антропологический, а вслед за тем социальный статус. И вот это рабам нельзя. А вникать в тонкости катапульты – можно. Но именно лучшим в мире постижением катапульт славится наше образование, не так ли?
Tags:


  • 1
Ученики на гуманитарных предметах конечно должны обильно высказываться, в конечном счете формирование высказываний это для гуманитарных наук то же, что решение примеров в математике. В нынешней системе этот простой факт, кажется, действительно не очень понимают. Но учитель должен, все-таки, учить: информировать, ознакамливать учеников с новыми концептами и ходами мысли, а не только координировать. Собственно, можно ту же аналогию с математикой провести -- учитель рассказывает ученикам о, скажем, квадратичной формуле, те с её помощью идут искать корни соответствующих уравнений, учитель корректирует процесс, отмечая логические непоследовательности. Так же, mutatis mutandis, должно и в гуманитарных науках обстоять. А по факту сейчас "решения" гуманитарных "примеров" очень мало, в основном загруз мыслями учителя, без их осмысления, использования и критики.

(Deleted comment)
Любое высказывание, что гуманитарное, что математическое либо логически последовательно, либо непоследовательно, либо соответствует фактам реальности, либо не соотвествует, либо сформировано по правилам соответствующего синтаксиса, либо нет -- если деконструировать "верность" и "правильность" на более четкие элементы, то становится понятно, что разницы между гуманитарными и точными науками не так много. Разве что, относительно высказываний, сделанных средствами естественного языка, ещё можно сказать, что они либо понятны, либо непонятны -- нечто, что, как правило, отсутствует в формальных языках, типа математики.

Проблемы появляются, скорее, как раз когда в гуманитарных науках пытаются найти какую-то "правильность" поверх логичности, отсюда и потеря беспристрастности. Пока же высказывания оцениваются в рамках логики, соответствия реальности и правил синтаксиса пристрастиям особенно негде разгуляться, а личное отношение может добавить уроку живости и интереса, но вряд ли способно сильно изменить суть материала. Так что тут вопрос методологического подхода в первую очередь, мне кажется -- пока гуманитарные дисциплины видятся чем-то совершенно обособленным от точного мышления, там и царит простор для пропаганды.

(Deleted comment)
Действительно, есть высказывания о которых можно сказать только то, что они остаются на личное усмотрение человека. Но вот о них только это и можно сказать, больше о них сказать нечего -- любые дальнейшие разговоры это переливание из пустого в порожнее и смысла не имеют. Такие разговоры могут доставлять эстетическое удовольствие, конечно -- но мы же говорим об образовании и науках, а не об искусствах.

Насчет Христа -- разнообразных документальных источников, римских, иудейских и греческих о существовании такого человека немало. Мы можем подробно описать эти источники и сделать ряд утверждений относительно их объективных характеристик -- кто написал, когда, в каком качестве они до нас дошли, чем занимался автор по жизни, как они соотносятся друг с другом. Этим и занимается гуманитарная наука история. Если же учитель истории начинает говорить, что "никакого Христа не было", или наоборот, что "Христос это Бог, посланный искупить наши грехи" -- то эти его высказывания имеют к истории только опосредованное отношение и не являются собственно историей.

Насчет трупов маленьких детей -- мы можем сделать ряд объективных утверждений о социальной приемлимости и неприемлимости этого акта, о чувствах отвращения и негодования испытываемых или, наоборот, не испытываемых людьми при наблюдении или участии в таком акте, мы можем сделать объективные утверждения о природе человека, сексуальности и насилии. Может быть, из этих утверждений получится логически вывести утверждение, что трупы использовать можно, или, что нельзя, или мы логически сможем вывести только утверждение о том, что никакого логически строгого утверждения о допустимости такого использования трупов мы сделать не способны.

А люди до конца цивилизации будут спорить о том, есть ли йети, летающие тарелки, можно ли улучшить здоровье выпивая мочи и схожих вещах -- самое наличие споров очень мало что говорит об оспариваемом утверждении и не связяно с гуманитарностью или естествонаучностью. Собственно, классический персонаж российского фолькора, любящий выпить мочи и поговорить о несостоятельности теории Дарвина это как раз "советский инженер" -- и лично я таких встречал в количестве.

Ссылка на Википедию это прекрасно само по себе, но ссылка конкретно на предложения, у которых даже в Википедии стоит пометка источник не указан это просто восхитительно. Если вам действительно интерес разбор вопроса в формате википедии, то уж смотрите сюда -- http://en.wikipedia.org/wiki/Historicity_of_Jesus

Надо сказать, что даже если принять утверждение о том, что все записано со слов христиан, из него не следует, что источники ничего не добавляют к вопросу об историчности. Чтобы следовало, посылку об исключительной христианскости источников надо дополнить чем-то вроде: "все ранние христиане -- ненадежные шизофреники, верящие в мифическую фигуру, которую выдают за реально жившего человека".

>>> "все ранние христиане -- ненадежные шизофреники, верящие в мифическую фигуру, которую выдают за реально жившего человека"

Средние и поздние — тоже.

В английской статье, опять же, как максимум указывается частичная историческая аутентичность евангелий, что никак нельзя отождествить с доказательством существования Иисуса.

Вы верите в теорию Дарвина? Рыбы, вышедшие из воды, ящерицы начившиеся летать, и всё такое прочее.

  • 1