?

Log in

No account? Create an account

Критика нечистого разума

Previous Entry Share Next Entry
Подайте на молодость
metasilaev
Если сочетание слов «подайте на старость» звучит логично и человечно, то «подайте на молодость» как минимум странно. Между тем таков лейтмотив того, что в РФ считается молодежной политикой. На всякий случай напомним: это не про ту политику, которой занимается молодежь, а про ту, что занимается молодежью.

И сколько бы конкретных хороших людей не работало в «молодежке», общей смысловой странности всей конструкции это не отменяет. Давайте сейчас от частностей всей конструкции обратимся к общему смыслу. Итак, дано: в госбюджете есть строка на содержание некоего института, оказывающего содействие, как сказано, молодежи. Вопрос: каковы вообще основания, по которым субъект А (все общество, бюджет-то его) может оказать помощь объекту Б (в данном случае молодежи)?

Вообще, всю возможную помощь можно разделить на две большие группы – инвестиции и благотворительность. Инвестиция это затраты, которые отобьются, причем отобьются конкретному инвестору. Инвестбанку, инвестфонду, венчурному инвестору Джорджу или Василию. В роли такого инвестора может выступить и некая государственная структура – почему нет? Но тендер по проектам идет на общих основаниях. Критерий только отдача. Как быстро, какой доход, с какой вероятностью? Теоретически неважно, кто выходит с заявкой: магнат ли, пенсионер ли, студент, синий шестилапый марсианин. Если что-то важно, то лишь деловое резюме заявителя. Каковы его компетенции, сколь успешен он был в прошлом? Это опять-таки про деньги, и больше не про что. Если это инвестиции – то это только про деньги. Как только мы начинаем говорить про «социальную значимость» и прочее, мы выпадаем из этого измерения в ту или иную филантропию. «Молодежка» заведомо дотационная штука, это не хорошо и не плохо. Мы просто означили, в каком мы пространстве. Значит, филантропия.

И вся филантропия, по большому счету, делится опять надвое. Это либо «помощь лучшим», либо «помощь слабым». Чтобы лучшие были еще лучше, при условии, что их очевидная лучшесть такова, что не может быть быстро и четко конвертирована в доход. Искусство вроде бы нужно всем вообще, но никто конкретно не хочет за него платить здесь и сейчас (возьмем на халяву, скачаем из сети). Аналогично с фундаментальной наукой и образованием – это нужно всем, но не проживет на обычные инвестиции. Это дотирует государство, и фонды «рекордных стратегий». Например, фонд Прохорова, фонд Потанина – из этой области. Фонд Сороса оттуда же. Фонды второго типа помогают слабым, чтобы те совсем не зачахли, но это обычно такие фонды более скромные, не именные. Талант награждают с помпой, убогому подают по-тихому.

Вот и все. Или даем сильным, но некоммерческим. Либо страдающим, но бессильным. Может быть фонд помощи больным раком, но не может быть фонда помощи бедным гастарбайтерам.

Ну а теперь вопрос – к какому из двух классов объектов, достойных безвозмездной помощи, относится взятая целиком российская молодежь? Сразу видно: ни к какому. Именно что взятая целиком. Юные музыканты-виртуозы проходят по категории один, подростки-паралитики по категории два, а «молодежь вообще» никуда не входит.
Молодежь – самая привилегированная возрастная страта нашего общества. «Уже все можно, и еще ничего не должно», примерно так. Что в этом обществе ценимо, но номинально, а реально? Секс, хорошая форма, привлекательность, легкий спорт, легкие наркотики. Пик соответствия этим ценностям случается где-то в 20 лет. Но и для духовного кайфа это самый пик! Книжки, которые еще не читал, фильмы, которые еще не видел, места, где еще не был. Способность к восприятию уже дана целиком, ты уже открыт и еще открыт. И весь мир перед тобой. И это чистое счастье. И не надо не особых денег, ни чинов, ни признания. Вот оно – счастье. Молод, красив, здоров, любопытен. Все еще можешь. Ни от чего еще не устал. Ты привилегирован в этом обществе лишь потому, что тебе 18 лет, знаешь ты о том, или нет. Потом будет хуже. Или давайте скажем аккуратнее: потом будет сложнее, и то, что когда-то давалось на халяву, потребует усилий, больших усилий.

Возвращаясь к молполу, давайте так обзовем молодежную нашу политику. Нет никаких оснований, чтобы общество скидывалось на подаяние для своей самой счастливой возрастной группы. Но, может быть, там стратегия номер один, поддержка лучших и сильных?

Молодежь подсаживают на написание грантовых заявок. Вы напишите, сколько дать денег. И если правильно напишите, большие дяди дадут. Кому-то это полезный тренинг, но в некоем смысле это развращение нравов. Многое полезное вообще не требует денег, а людей приучают. Что, нельзя играть в футбол или преферанс без одобренного гранта? Вот ролевое движение – грантов нет, а живет. Если ваш грант про ваше хобби, почему кто-то должен платить на основании, что хобби хорошее? Если же грант требуют на принесение пользы кому-то стороннему – почему бы вам не предложить свои услуги на открытом рынке? Если те же трудовые отряды школьников на блажь, а делают дело – давайте, конкурируйте с дворниками. А если один дядя-дворник стоит двух отрядов, зачем отряд?

Единственное, под что можно просить, звучало бы так: «вот наша польза, но это не продается на рынке». Типичный грант, на котором сидит искусство или наука. Но при чем здесь молодежка-то? Если это взрослая наука и взрослое искусство – идите за грантом во взрослое место. На общих основаниях.

Если в России случится бюджетный коллапс, молпол со всеми его затеями полетит в корзину секвестра в первую очередь. А если продолжится бюджетное изобилие, комитетам по делам молодежи хотелось бы пожелать превращения во что-то вроде комитетов дополнительного образования.

Что такое несколько миллионов бюджета на «воспитание патриотизма» у молодежи? Каким лобзиком это пилят, на что? Слово «образование» намного понятнее, чем слово «молодежный». Хотя бы тем, что эффект летней школы померить сложно, но можно. А эффект от патриотического концерта мерить как? В процентом соотношении выпитого на нем российского пива к импортному?
Tags:


  • 1
ну да, я много таких штук видел

  • 1