Александр Силаев (metasilaev) wrote,
Александр Силаев
metasilaev

Личность и идентичность

Грустный парадокс нашей родины: сколько угодно можно оскорблять личность, взятую как личность, но зато покушение на «коллективную идентичность» карается лишением свободы до двух лет согласно УК. Ну или до пяти, если вы решились осквернить чью-либо коллективную идентичность группой.

Собственно, не защищается именно то, что подлинно ценно. «Я считаю, что Вася болтун, вор и козел» - скажи так, и тебе скорее всего ничего не будет. Ну то есть какие-то мелкие санкции предусмотрены, но, во-первых, там ничего страшного, во-вторых, это не работает (чай, не чистенькая Америка, где за моральный ущерб можно отсудить небольшое состояние). А что его защищать, отдельно взятого Василия, какое там у него достоинство по умолчанию? Но если сказать, что, по мнению говорящего, среди евреев много болтунов, среди якутов – воров, а среди трактористов – козлов… о, просто уже чувствуется, как пахнет жареным! Чувствуется, как неосторожная рука оцарапала бок священной корове, и за это, если стражи священной рощи заметят вовремя, придется заплатить. Мало кто в России толком поплатился за грязь, вылитое на частное лицо в частном блоге по частному вопросу. А за оцарапанные бока коров дела доходили и до суда, ибо вопрос государственный.

Имеется ввиду пресловутая 282 статья. Напомним: «Действия, направленные на возбуждение ненависти либо вражды, а также на унижение достоинства человека либо группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, а равно принадлежности к какой-либо социальной группе, совершенные публично».

Возмездие прописано на любой вкус решающего дела суда: «наказываются штрафом в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет, либо лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет, либо обязательными работами на срок до ста восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо лишением свободы на срок до двух лет». Ну а если сделать это на пару с товарищем, или с использованием своего статуса, или с пожеланием, чтобы кому-то была набита морда – ставки растут. Пять лет тюрьмы вместо двух.

То, что надо быть вежливым, корректным, уважать чужую веру и не придираться к человеку по обстоятельствам его рождения, куда относятся раса, национальность – спорить сложно. Но за дело защиты человеческого достоинства взялись настолько не с того конца… То есть просьба понять правильно: мы сейчас предлагаем возмутится не пресловутой статьей (здесь и так хватает возмущенных), а контрастом. Между тем, за что наказание работает, и за что оно не работает.

По идее, закон должен наказывать зло. Оскорбление кого-либо безусловное зло. Но именно кого-либо. Конкретного, живого человека из плоти и крови, который в силах об этом сказать. «Меня обидели». Невозможно оскорбить мысленную конструкцию: «русский народ», «исламскую веру», «профессию учителя», «партию коммунистов», «женский пол» и так далее. Можно сказать лишь что-то – касательно русского народа, исламской общины и женского пола – после чего оскорбленным почувствует себя отдельно взятый человек. Вот такая фраза логически верна. Мысленная конструкция, будь то «родина», «православие» или «рабочий класс», субъектом здорового человеческого права не является и обижаться не умеет.

Итак, защищать имеет смысл только человека. А теперь, собственно, вопрос, к которому все и шло: как сильнее оскорбится нормальный человек? Если сказать какую-нибудь ложь и гадость про него лично, или сказать что-то плохое про коллективную идентичность, как это называют социологи? Пусть это будет именно та идентичность, куда он мог бы себя отнести? Причем не обязательно даже ложь и гадость, формулировка закона, как помним, предусматривает такую штуку, как разжигание вражды, а это может быть все, что угодно. Вплоть до указания национальности и вероисповедования преступника в репортаже о нем. Очевидно ведь, что кому-то репортаж может что-то разжечь?
Один из умнейших ЖЖ-юзеров как-то писал, что вообще не умеет обижаться за коллективные идентичности. И при нем о них можно как угодно. Не то, чтобы я совсем уж достиг его уровня просветления, но… Ну вот какую коллективную идентичность при мне надо обругать, чтобы это достало меня лично? По факту моей принадлежности? Русский народ? Интеллигенцию? Журналистов? Писателей? Преподавателей? Обладателей высшего образования? Да сколько угодно. Если бить точно, сам добавлю свои пять копеек.

Русский народ, как не переживай на его судьбу, действительно сейчас не подарок. Самый высокий процент убийств среди народов Европы не инородцы к нам занесли. Интеллигенты слишком часто бездеятельны. Журналисты слишком часто некомпетентны. Члены союзов писателей слишком часто бесполезны. Ну и так далее. Кто спорит-то? Нормальный человек ассоциирует себя прежде всего с собой, а не с обобщениями вроде «сотрудник кафедры» или «член партии». Разные, знаете, у партий бывают члены, да и у кафедр. За всех вставать грудью – груди не напасешься.

В пределе этой логики человек настаивает лишь на уважении к себе лично. Что нельзя? Нельзя конкретного хорошего врача обзывать врачом-убийцей, а конкретного хорошего учителя бюджетником-дармоедом. Нельзя журналиста или чиновника называть продажным, если не доказал, в каком месте, кому и как это продано. Вообще есть презумпция невиновности, и о человеке нельзя выносить суждение в минус, если не доказал. О любом человеке, включая плохих. И если уж прописывать кары, то за разжигание вражды к кому-либо лично. Зашел блоггер Ваня в комменты к блоггеру Пете, написал два слова, что Петя козел, и отдал за это Пете месячную зарплату. А за рецидив преступления – годовую. Это и будет насаждением человеческого достоинства.

Ну а там, где о личности не слыхали, остается молиться на коллективную идентичность.
Tags: ВК 2010
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 20 comments