?

Log in

No account? Create an account

Критика нечистого разума

Previous Entry Share Next Entry
Комплекс полноценности
metasilaev
Хочется, чтобы был такой термин. А то без него в мире не симметрично. Можно страдать и огребать от того, что считаешь себя хуже, чем ты есть. Все знают, это называется комплекс неполноценности. А разве нельзя страдать и огребать от самооценки завышенной?

Так может быть и с целыми народами, об этом чуть далее. Может быть излишнее чувство вины, а может быть обратное. И это обратное постоянно заводит куда-то не туда. Вот шахматист-разрядник, охваченный гордыней, садится за доску с Каспаровым, поиграть на деньги. Первый парень на деревне, выходящий на ринг размазать Тайсона, и прочие. Разрядник останется без денег, первый парень с разбитым лицом, и все, заметим, весьма удивленные результатом.

Причина неудач – как бы это сказать? – в излишней расхлябанности внутреннего мира. Человек не обязан никого любить на этом свете, «любовь не может быть заповедана как долг», философы морали, тот же Иммануил Кант, отлично это понимали. Человек обязан не вести себя плохо. Но в области чувств и намерений, где у нас «сердце», «душа», «симпатии» - нет никаких должников. Хотя бы в силу того банального обстоятельства, что любовь нельзя вызвать усилием воли. Нельзя поднатужиться и полюбить, хоть своих родных, хоть коллег, хоть все человечество. Значит, нельзя этого требовать. Требовать можно другое: «стисни зубы и не делай гадость, даже если хочется». Но мы отвлеклись. Собственно, подводка к тезису: человек не имеет долга любить, но исходить из некоего уважения он обязан. Кажется, в армейском уставе есть что-то вроде «обязан оказывать уважение старшим по званию». Обратим внимание, не чувствовать что-либо внутри, а вести себя особым образом, причем выказывать не любовь и не обожание, а именно что уважение.

Давайте поставим вопрос грубо, «имеет ли право начинающий писатель не уважать Пелевина?» или «имеет ли право начинающий политик не уважать Чубайса?». Не любить! Пелевина в России читает 0,5% населения, как и любой другой писатель, это на любителя, и фраза «мне не нравится Пушкин» - нормальная фраза культурного человека. В смысле, не нравится его читать. Но фраза вроде «Пушкин-чушкин, да кто он вообще такой, завалил его Дантес, так сам нарвался, поэт – так все можно, да?» - такая фраза маркер подоночного инстинкта. И фраза «да кто такой Пелевин? ноль без палочки, Васька тоже так может» - тоже маркер. Щенячьего какого-то восприятия реальности. Мир, где вообще нет авторитетов. Для любого сильного, успешного – есть авторитет, обязательно. Можно ненавидеть Чубайса, пожалуйста. Можно доказывать, что это враг – почему бы и нет? Но вот презирать человека, который очевидно умен, деятелен и силен – что это? «Да я бы на его месте…». А почему же ты, мил человек, не на его месте, такой хороший?

Прежде всего это показания против самого себя. «Здравствуйте, я маленький поросенок».

А теперь к народам и странам. Давайте поставим вопрос жестко: может ли Россия не уважать США? Любить – мягко выражаясь, не обязательно. А вот не уважать – нет у нас такого права, простите. Можно, конечно, насмехаться над «пиндосами», но это такой бумеранг, который всегда прилетит тебе же по заднице. Это напоминает Эстонию или Украину, презирающих Россию. У них тоже нет такого права, если что. Восточная Европа именно потому такая провинциальная, что такая гордая. Львов и Петербург – где больше Европы? И комплекс полноценности небольших народов дело тут не меняет.

Но это проблемы Прибалтики и Галиции. Это их карма портится в презрении к великороссам. Наша карма портится там, где мы произносим «пиндосы». «Да как же их уважать, если они к нам таким образом?». Вот именно за это и уважать, что их цивилизация наваляла нашей. Может быть, да простится такая постановка вопроса, к тому были какие-то объективные предпосылки? Может быть, три мировых войны страна выигрывает все-таки не потому, что она такая плохая? А мы проиграли Первую и Третью, а Вторую выиграли такой ценой, что это напоминает подвиги царя Пирра – не потому, что мы такие душевные, большие и живем по правде?

Комплекс полноценности продуцирует свою мифологию, не наоборот: сначала мы что-то чувствуем, потом знаем. Но что мы знаем? «Американцы некультурные». Полноте, мы импортируем их культуру, а не они нашу. Понятно, что в нашем мире, как сказал бы Шпенглер, культура истекла в цивилизацию, но у нас – если спросить все остальное человечество – ее все равно не более, чем в США. «Они бездуховные». Сложно спорить о вещах, которые не измерить, но, к примеру, от христианства там осталось побольше нашего. РФ проект атеистический, как и был, США остаточно христианский. «Их образование хуже нашего». Народ, как правило, уже нигде в мире не усваивает программу школы и вуза, хотя формально их заканчивает. Всеобщая программа, которую все равно не усваивают, глубже у нас. Но какая разница, насколько хорош учебник, который все равно мимо? Элитное же образование лучше там, где оно просто есть. То есть не у нас. «Там преступность». В отличие от нашего, криминогенность там сегментирована: здесь она есть, а здесь нет. Можно выбрать штат, город, район, где почти не убивают и не воруют. В России таких городов и районов нет. И так далее. Мы видим, как разваливается любой пункт обвинения, возводимой на победителей. Что обычное дело для мифологии, просто выражающей чувства.

История о том, как Петр Первый предложил тост «за учителей наших шведов» красива, даже если неправда. Такие тосты красиво поднимать после Полтавы, но начать уважать реальность надо несколько ранее. Давайте предположим, как бы вели себя в России западные агенты влияния, если бы как-то вели? Максимально ослабляя страну, а как именно? А именно так, как какой-нибудь «Дугин», «евразиец», «патриот». У Ванечки, положим, завтра ринг с чемпионом мира, а ему что говорят? А ты, Ванечка, и так самый сильный, и тебя не били, а ты всех бил, и дело твое правое. Давай, Ванюшка, бухни лучше за Великого Сталина. Весь мир дрожит, когда ты за это дело бухаешь.
Tags:

  • 1
"Уважение" в данном случае не совсем уместное слово. Адекватная оценка нужна. Но такая оценка в принципе не возможна для того, у кого самооценка спаяна с самоценностью. У кого в голове качели - "если он хорош, значит я плох", "если он крут, значит я ничтожен". Само по себе наличие сравнений с другими вне нейтрального восприятие уже определённым образом маркирует. И к таковому субъекту слова "не имеет права презирать" вообще неприменимы, он "онтологический мусор" :).

Для описания обезьяньих инстинктов нет нужды привлекать политику или философию.

Ну а у кого самооценка не спаяна с самоценностью? Вопрос, как самооценка возникает. Свойственно ли человеку некое безусловное довольство собой, некогда именуемое грехом гордыни. В том и антропологический кризис сейчас, что все больше таких вот, безусловно довольных. Куда бежать - культура сейчас работает именно на это.


С моей т.з. только абсолютная гордыня, никак с самооценкой не сцепленная, может дать человеку свободу от иерархических инстинктов. Абсолютная собственная ценность, никак вообще не связанная с достижениями делами и прочим. А самооценка - это просто оценка, в ряду других оценок.

Что касается самодовольства, "принятия себя" и прочего, то не стоит питать надежды будто недовольство собой может служить массовым стимулом. Массовым стимулом служит только давление среды. Так что культура тут делает из несчастных ленивцев довольных ленивцев и только.

В том-то и дело, что в целом пендосы уважения не заслуживают ни с какой стороны, в том числе - с позиции силы. Они - вселенское чмо. Так бездарно просрать ТАКИЕ перспективы мог только очень ублюдочный народ при очень хуевых вождях. Есть в куцей американской как бы истории целый ряд моментов, которые меня восхищают. Есть примеры людей. Но это мелочь на общем фоне. Все-таки они сброд без истории и культуры. Банда подонков. Им заведомо была не по силам всемирная миссия. Уж на что англичане срань господня, но они по праву смотрят свысока на этих недоносков.

Думаю напротив, если сравнить нашего Васю Пупкина с их Джоном Доу, то Вася-то будет поэрудированней, посмелее местами, подушевней. А вот в целом обество сравнить так обратная картина получается.

Значит, а Джона Доу есть что-то, благодаря чему возможно положительная синергия, а в Васе заложена склонность к отрицательной.

вы наглядный пример фразы "Здравствуйте, я маленький поросенок!"))

<<... В том-то и дело, что в целом {СТРАНА} уважения не заслуживают ни с какой стороны, в том числе - с позиции силы. Они - вселенское чмо. Так бездарно прос..ть ТАКИЕ перспективы мог только очень ублюдочный народ при очень ..евых вождях. Есть в куцей {СТРАНА} как бы истории целый ряд моментов, которые меня восхищают. Есть примеры людей. Но это мелочь на общем фоне. Все-таки они сброд без истории и культуры. Банда подонков. Им заведомо была не по силам всемирная миссия. Уж на что {ДРУГАЯ_СТРАНА} срань господня, но они по праву смотрят свысока на этих недоносков...>>

{СТРАНА} = США, Китай, Римская Империя, CCСР, ... Египет
{ДРУГАЯ_СТРАНА} = Франция, Испания, ... Cудан

При применении цитаты просьба регистрировать ее в журнале учета для избежания повтора стран.

Давайте поставим вопрос грубо, «имеет ли право начинающий писатель не уважать Пелевина?» или «имеет ли право начинающий политик не уважать Чубайса?». Не любить! Пелевина в России читает 0,5% населения, как и любой другой писатель, это на любителя, и фраза «мне не нравится Пушкин» - нормальная фраза культурного человека. В смысле, не нравится его читать. Но фраза вроде «Пушкин-чушкин, да кто он вообще такой, завалил его Дантес, так сам нарвался, поэт – так все можно, да?» - такая фраза маркер подоночного инстинкта.

Для уважения всегда должен быть повод. Человек имеет право жить в мире, в котором поэт Пушкин его личного уважения не заслужил. Соответственно, он имеет право на такое суждение. На оскорбление - не имеет, а вот на фразу "да кто он, вообще, такой?" - вполне. Даже если сам высказывающийся - никто.

И фраза «да кто такой Пелевин? ноль без палочки, Васька тоже так может» - тоже маркер. Щенячьего какого-то восприятия реальности. Мир, где вообще нет авторитетов. Для любого сильного, успешного – есть авторитет, обязательно. Можно ненавидеть Чубайса, пожалуйста. Можно доказывать, что это враг – почему бы и нет? Но вот презирать человека, который очевидно умен, деятелен и силен – что это? «Да я бы на его месте…». А почему же ты, мил человек, не на его месте, такой хороший?

Первое: тут есть передергивание на уровне "не уважает Пелевина или Чубайса - не уважает вообще никого". Второе: для Вас, возможно, Пелевин, очевидно талантлив, умен и пр., а для другого он может быть, столь же очевидно, бездарен, вторичен и пошл. Не стоит свои сугубо субъективные вкусы и суждения возводить в абсолют, обязательный для всех. Третье: уважать кого-то только за то, что он умен, деятелен и силен - это рудимент первобытного сознания с обожествлением силы. Отношение к человеку зависит не от его качеств как таковых (качества, даже развитые - это дары природы. За дары разве уважают?), а от того, как он эти качества реализует в обществе. Если человек свои качества и таланты применяет для того, чтобы унизить, ограбить и уничтожить остальных - то за что его уважать-то? Или еще пример: если врожденные качества требуют уважения, то, очевидно, красота девушки требует уважения. Из этого следует, что уродство другой девушки в той же мере заслуживает презрения.
А фраза "А почему же ты, мил человек, не на его месте, такой хороший?", вообще, непонятно к чему сказана. Если я не уважаю Чубайса и то, что он делал в политике, то я на его месте по определению быть не могу, потому что считаю мерзости, которые он сотворил, недопустимыми для себя. Это не значит, что, если бы я все-таки задался целями Чубайса, то справился бы не хуже. Я готов отдать дань уважения его талантам (то есть, фактически, природе), а его самого, как воплотителя этих качеств - презирать.
Вы пытаетесь сформировать пантеон людей, стоящих на пьедестале, причем руководствуясь сугубо субъективными критериями отбора. Непорядочно, нет?

Для меня очевидно, что Пелевин и Чубайс, как минимум, предельно целесообразны. Это акторы, делатели, субъекты. Вы будете отрицать их масштаб? Масштаб есть достаточный повод для уважения (повторюсь, не любви). У плохого человека вообще не сильно получится быть масштабным, там двумя постами ранее писано подробнее. А как же, тыкнут мне, Гитлер и прочий Сталин? Обычно так говорят. Я бы ответил, что среднестатистический тролль в ЖЖ, по сумме пороков и добродетелей, куда хуже.

Для меня очевидно, что Пелевин и Чубайс, как минимум, предельно целесообразны. Это акторы, делатели, субъекты. Вы будете отрицать их масштаб? Масштаб есть достаточный повод для уважения (повторюсь, не любви).

А я не хочу уважать за масштаб. Пиетет перед масштабом имеет свои биологические корни в тех временах, когда самцы распушали хвосты, надували щеки и издавали громкие звуки, чтобы казаться больше в глазах самки или конкурирующего самца. Так что это пережитки первобытного сознания. Если сравнить тиражи Донцовой и Пелевина, то масштабнее Донцова. Кого лично Вы больше уважаете?

У плохого человека вообще не сильно получится быть масштабным, там двумя постами ранее писано подробнее. А как же, тыкнут мне, Гитлер и прочий Сталин? Обычно так говорят. Я бы ответил, что среднестатистический тролль в ЖЖ, по сумме пороков и добродетелей, куда хуже.

Очевидно, что у Вас своя, отличная от большинства шкала пороков и добродетелей. На словах Вам, конечно, милее Гитлер, по масштабу превосходящий, например, Медведева, но голосовать Вы будете, случись такой выбор, за менее масштабного Медведева, уверен. Как обожаемый Вами Пелевин писал:

- У интеллигента, - сказал он с мрачной гримасой, - особенно у
российского, который только и может жить на содержании, есть одна гнусная полудетская черта. Он никогда не боится нападать на то, что подсознательно кажется ему праведным и законным. Как ребенок, который не очень боится сделать зло своим родителям, потому что знает - дальше угла не поставят. Чужих людей он опасается больше. То же и с этим мерзким классом.
- Не вполне успеваю за вашей мыслью.
- Интеллигент, как бы он ни измывался над устоями империи, которая его породила, отлично знает, что в ней все-таки жив был нравственный закон.
- Вот как? Отчего?
- Да оттого, что если нравственный закон в ней был бы мертв, он никогда не посмел бы топтать ее устои ногами. Я вот перечитывал недавно Достоевского, и знаете, что подумал? У меня непроизвольно дернулась щека.
- Что? - спросил я.
- Добро по своей природе всепрощающе. Подумайте, всех этих нынешних палачей раньше ссылали в сибирские села, где они целыми днями охотились на зайцев и рябчиков. Нет, интеллигент не боится топтать святыни. Интеллигент боится лишь одного - касаться темы зла и его корней, потому что справедливо полагает, что здесь его могут сразу отлюбить телеграфным столбом.
- Сильный образ.
- Со злом заигрывать приятно, - горячо продолжал Котовский, - риску никакого, а выгода очевидна. Вот откуда берется огромная армия добровольных подлецов, которые сознательно путают верх с низом и правое с левым, понимаете?

вы такой смешной!

Уважаемые у нас существуют. Но уж как они срутся друг с другом любо-дорого посмотреть. А то бы выбрали совместно выгодную концепцию внешней политикиотношения к пиндосии-и народишко бы потянулся).

> Человек обязан не вести себя плохо.

Никому ничего я не обязан. В этом и прелесть - могу строить пирамиды, могу есть детей - причём одновременно (к тому же чисто биологически шансы моего потомства на выживание увеличиваются по мере поедания мной чужого).

А вот общество (общественные структуры) обязано блюсти "усреднённые" интересы своих членов, не давая им "вести себя плохо" - иначе в нём нет смысла.

Описанный вами комплекс полноценности называется нарциссизмом.

Естественно, нарциссические травмы по типу "первый парень на деревне против Тайсона" - это очень больно, потому что бъёт прямо по идентичности. И поэтому их очень сложно признавать.

  • 1